쿺

Настоящий Ингушский Форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Настоящий Ингушский Форум » Этническая чистка 1992 года » -=К Владикавказ. Неизвестные страницы истории города - Яндиев А. Д.


-=К Владикавказ. Неизвестные страницы истории города - Яндиев А. Д.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://se.uploads.ru/yn9rW.png

Абдулазис Джабраилович Яндиев

В брошюре освещаются проблемы одного из наиболее сложных и драматических
периодов истории города Владикавказа - рубежа 1920-1930-х годов. Опираясь на
документальные источники, автор (аспирант Северо-Кавказкого центра Высшей
школы) представляет на суд читателей свой анализ некоторых острых и спорных
вопросов межнациональных отношений.

Редактор: С. Шадиев, Художник: В. Иванов, Художественный редактор: В.
Иванов, Технический редактор: Л. Борисова, Корректор: Е. Феклистова,
Компьютерная верстка: М. Муляш

От автора
Трудно, наверное, найти в нашей стране человека, который равнодушно
относится к событиям, происходящим в республиках на почве межнациональных
отношений. А как иначе, если льется кровь не только граждан этих национальных
государственных образований, но и солдат, призванных в армию из далеких мест
для выполнения конституционного долга по защите Отечества от внешнего
врага. Сложившаяся ситуация в стране заставляет его, солдата, выполнять
несвойственные ему функции - быть посредником в межнациональных
конфликтах.
Это неравнодушие людей, повышенный интерес к своей истории, стремление
выявить все ее "белые пятна" во имя торжества справедливости, отдать дань
уважения и признательности незаконно пострадавшим во всех массовых и
единичных акциях заслуживают всяческой поддержки и помощи.
Большой интерес вызывает у жителей республик, краев, областей Северного
Кавказа история Владикавказа конца 20-х - начала 30-х годов текущего столетия.
Ведь когда-то, а именно после Октябрьской революции, с установлением
Советской власти на Северном Кавказе, он являлся столицей Автономной Горской
Советской Социалистической Республики, в составе которой в разные годы
находились: Адыгея, Балкария, Ингушетия, Сунженский округ, Кабарда, Карачай,
Осетия, Черкесия, Чечня и сам город Владикавказ.
Непосредственно с этим городом связана одна из главных причин объединения
двух самостоятельных автономных областей: Чечни и Ингушетии в январе 1934
года. Именно на эти годы приходится период заложения несправедливостей в
отношении ингушского народа путем передачи, без учета мнений всех
заинтересованных сторон, города Владикавказа Северо-Осетинской автономной
области. Эта несправедливость увеличилась после высылки чеченцев и ингушей в
1944 году в республики Средней Азии и Казахстан и по возвращении в 1957 году,
когда оставили весь Пригородный район и другие территории Чечено-Ингушской
АССР в составе Северной Осетии.
В этой брошюре ставится цель: на основе документальных архивных
материалов показать борьбу руководства и всех прогрессивных сил Ингушской
автономной области с руководством Северо-Кавказского края, Северной Осетии
и даже Центра за справедливое решение вопроса о Владикавказе. Эта борьба в
конце 1928 года завершилась успехом главным образом благодаря усилиям
областной партийной организации, руководимой секретарем обкома ВКП (б)
Идрисом Зязиковым, эффективной деятельности партийно-советского актива
Ингушетии.
Деятельность этих людей по решению злободневных, актуальных, жизненно
важных проблем, направленная на недопущение обострения отношений между
соседними осетинским и ингушским народами, требует всестороннего изучения,
анализа и выводов.
Учитывая, что наши читатели за последние годы стали политически
грамотными, хорошо ориентируются в происходящих событиях, умеют
самостоятельно мыслить и делать выводы, в настоящем издании дается
максимально возможное количество документальной информации с наименьшими
авторскими комментариями. Материал изложен в хронологическом порядке с
отклонениями от этого только в исключительных случаях.
Думается, что содержание этой брошюры пополнит знания читателя по
истории и она окажется полезной в деле стабилизации межнациональных
отношений в нашем Северо-Кавказском регионе. Именно такую задачу ставил
перед собой автор.
Автор выражает искреннюю признательность и благодарность руководителю
Государственной архивной службы Республики Ингушетия, кандидату
исторических наук Тамерлану Хаджибикаровичу Муталиеву за замечания,
сделанные в ходе подготовки рукописи к изданию, и министру общего и
профессионального образования Республики Ингушетия Магомеду Салмановичу
Мургустову.

Введение

Непосредственное отношение к основанию Владикавказа имеют две даты: 1784
год - время построения крепости как военного укрепления и 1861 год - год
образования города. Об этом периоде жизни Владикавказа имеется ряд материалов
военных, путешественников, краеведов.
Особое место здесь занимает работа бывшего начальника отделения
Владикавказского кадетского корпуса полковника Д. В. Раковича "Прошлое
Владикавказа", приуроченная к 50-летнему юбилею города. Вот как описывает
автор первые годы становления Владикавказа:
"Основание Владикавказской крепости совпадает с эпохой решительного
сближения России с Грузией.
Как хорошо всем известно, 24 июля 1783 года, в Георгиевской крепости, ныне
заштатном городе Терской области, был подписан акт чрезвычайной важности,
решивший навсегда судьбу грузинского народа и давший впервые твердую опору
России за горами Кавказа.
Вступление Грузии под покровительство России выдвинуло даже на первую
очередь вопрос об удобном и безопасном сообщении Кавказской линии с
Закавказьем. С этой целью между Моздоком и подошвою Главного хребта было
построено в 1784 году на правом берегу Терека несколько укреплений. Первое из
них от Моздока названа было Григориополисским, второе - Кумбелей, третье -
Потемкинским, самое же южное, замыкавшее вход в теснину Терека, получило
громкое название Владыкавказа, в честь владычества над Кавказом (впоследствии
стали именовать Владикавказом). Конечно, Кавказом оно владеть не могло, но
было первым шагом к этому.
Известный бытописатель Кавказа прошлого столетия Бутков говорит, что
раньше, до прихода русских, на этом месте расположено было ингушское селение
Заур.
Сами осетины своим наименованием Владикавказа - Дзауджи-Кау -
подтверждают как бы справедливость показания Буткова, так как Дзауар есть имя
собственное Заур, а Кау значит селение, иначе, селение Заура. Никак нельзя
согласиться с тем, что на месте нынешнего Владикавказа раньше стоял осетинский
аул Капкай, так как земля эта с незапамятных времен принадлежала ингушам, и
они ни в коем случае не позволили бы поселиться здесь враждебному им племени.
Осетины появляются около Владикавказа в год учреждения крепости, согласно
призыву князя Потемкина, обращенному ко всем горским племенам: бросить
грабежи и разбои и заняться мирною жизнью...
С какого времени Владикавказ стал именоваться у туземцев тюркским именем
Кап-Кой или Кап-Кей, переделанным русскими в Капкай, установить мне, к
сожалению, не удалось. Одно могу сказать, что Капы значит ворота, проход. Кой
или Кей - селение. Название, указывающее на то, что Владикавказ расположен при
выходе дороги из ущелья на плоскость.
Освящение Владикавказской крепости последовало 6 мая 1784 года"* [*Ракович
Д.В. Прошлое Владикавказа. 1911, с. 3-4.]
Затем Д. В. Ракович подробно описывает более или менее значимые события,
которые связаны с Владикавказом, - это прежде всего военные действия на левом
крыле Кавказской линии:
"Наступает знаменательное в истории кавказской войны 25 августа 1859 года. С
быстротою молнии разносится радостная весть о пленении Шамиля и об
окончании бранных дней. Гул выстрелов с крепостных верков и колокольный звон
возвестили жителям Владикавказа о радостном событии.
Настал конец долгой, кровопролитной и утомительной войны, и жизнь крепости
вступила в новый период своего развития. Светлые надежды на будущее начинают
всех окрылять: является какое-то лихорадочное ожидание чего-то нового,
широкого, свободного, захватывающего всю жизнь...
Наконец получается давно жданный указ Императора Александра II, данный
сенату 31 марта 1861 года, на основании которого небольшая крепостца "при входе
в горы Кавказские" была навсегда возведена в город, что сразу решило судьбу
Владикавказа...
Оглядываясь теперь на историческое прошлое Владикавказа, мы видим, что он,
будучи еще крепостью, был свидетелем вековой борьбы русского народа с
горцами. Владикавказ, как и многие другие города Кавказа, появился на свет не
вследствие потребностей торговли, а в видах политических и военных. Ему выпала
на долю счастливая судьба: в то время, как с окончанием войны некоторые, ею же
созданные города начали заметно упадать или же остановились на известной
степени процветания, Владикавказ, построенный, взлелеянный той же войною,
растет... и делается центром умственной жизни Терской области.
Особыми кровавыми днями не пестрит прошлая история города: он всегда был
только главным пунктом, откуда исходили распоряжения начальства и двигались
войска для нанесения ударов горцам.
О Владикавказе - городе не берусь говорить: я бытописатель старины, меня
всегда и везде больше интересовала прошлая жизнь: пусть о современном
Владикавказе расскажет вам, читатель, кто-нибудь другой, кто его лучше меня
знает. Одно могу сказать, что юбилейные дни нашего города вызвали у меня
столько дорогих воспоминаний о прошлом Владикавказа и возбуждает много
надежд и ожиданий и его светлое будущее"* [*Ракович Д. В. Прошлое
Владикавказа. 1911, с 26, 28.]
Несколько с других позиций рассказывает о Владикавказе путешественник Г.
Радде:
"На узкой плоскости, составляющей водораздел между реками Терек и Сунжею,
стоит красивый город Владикавказ, непосредственно у северного подножья
Большого Кавказа. Владикавказ, лежащий на 2368 фут. над уровнем моря,
выстроен на левом берегу Терека по образцу большей части южно-русских
городов: он имеет широкие, прямые улицы, раскинут на большом пространстве и
осенен достаточным количеством роскошных лиственных деревьев. Жители его
представляют пеструю смесь всевозможных народностей. На Владикавказском
базаре можем встретить мы чеченцев, осетин, ингушей, евреев и армян.
Преобладающим элементом являются, однако, казаки.
Климат во Владикавказе очень здоровый; среднегодичная температура 9, 2
градуса R. К востоку от него, с понижением уровня почвы, совпадает повышение
средней температуры так, что в пределах среднего течения Сунжы она достигает
10-11 градусов R. Умеренный климат, плодородная почва, состоящая из толстого
слоя наносного чернозема, лес, вода, близость степи - все эти данные ставят здесь
человека в самые благоприятные условия, его прилежная рука с большою
легкостью может извлечь из всего ему представленного гораздо больше того, что
ему необходимо для насущных жизненных потребностей"* [*Живописная Россия.
1857-1887 годы. Тифлис, с.35-36.]
Немало интересных сведений, связанных с Владикавказом, оставили нам
побывавшие здесь по долгу службы военные чины. Так, в своем рапорте генералу
от инфантерии Булгакову 13 мая 1807 года (№ 245, с. 387) генерал-майор Ивелич
писал: "В 1784 году для соединения Кавказской линии с Грузией устроена отрядом
войск крепость у Терека, при входе в ущелье Кавказских гор при ингушском
селении Заурове названо Владикавказом. Кубанский старшина Мурза-Бек Тулатов
приезжал ко мне дважды и просил разрешить осетинам поселиться против
Владикавказской крепости за Тереком, на Черной речке, количеством до 100
дворов с тем, чтобы они были от кабардинцев российским оружием защищены"*
[*Так ли это? // Голос Чечено-Инушетии, 1990, 22 ноября]
Генерал-майор Дельпоццо в рапорте генералу Тормасеву 15 октября 1810 года
(№ 369, с. 451) писал: "Переправа через реку Кумбулей (Камбилеевка) изрядная
вброд... Переправившись, можно идти многими колоннами прямо от ингушского
селения Заурова. Лагерь при Заурове весьма выгоден в траве, дровах и воде: при
сем месте нужно иметь постоянно укрепленный мост, ибо запрещает он вход и
выход из гор, обозревает верст на 50 и меньше предметы в поле"* [*Там же.]
Недавно общественность Российской Федерации отмечала 200-летний юбилей
образования нынешнего Владикавказа. В средствах массовой информации
Северной Осетии были введены специальные рубрики к юбилею города. Ученые,
старожилы, работники музеев, библиотек, архивов ознакомили общественность,
население с достопримечательностями Владикавказа. Из газетных, журнальных
материалов* [*Социалистическая Осетия: "Старейшая на Северном Кавказе"
(1984, 26 января), "Первые изображения города" (1978, 28 марта), "Если бы камни
заговорили" (1984, 18 января), "Крепость, не познавшая боя" (1983, 18 сентября),
"Как крепость стала городом" (1984, 15 февраля), "Русские писатели - гости
города" (1983, 18 декабря), "Пушкинский сквер"(1987, 9 июня), "Город у синих гор"
(1987, 1 ноября), "Фотографы Владикавказа" (1989, 7 июня), "Рождение
праздника" (1998, 28 сентября); Молодой коммунист: "Просьба Ираклия
Второго" (1983, 9 апреля), "С. М. Киров во Владикавказе" (1986, 25 марта), "И
нарекли крепость - Владикавказ" (1982, 16 января), "Мой адрес Владикавказ"
(1989, 14 октября), "Владикавказ? Орджоникидзе? Дзауджикау?" (1989, 3 июня),
"Рассказ старожила" (1988, 24 сентября); Ленинское знамя: "Тайна сунитской
мечети" (1969, 1 февраля); Ленинская смена: "Из истории Владикавказской
крепости" (1983, 6 декабря) и др.] мы узнали: как крепость стала городом, о всех
знаменитостях, побывавших в нем, о всех более или менее значимых событиях,
происходивших в этом городе, о скверах, архитекторах, культурных учреждениях
и т. п.
Однако из поля зрения авторов этих материалов, научных статей выпал
интереснейший почти десятилетний период в истории Владикавказа: 1924-
1933годы, время, когда город являлся административным, культурным и
экономическим центром двух автономных областей - Ингушской и Северо-
Осетинской.
По сути это уникальное явление, имеющее только единичные аналоги в мировой
истории. Возможно, оно сохранилось бы и до наших дней, если бы в естественный
ход исторических событий не вмешивались корыстолюбцы.
Что же происходило в указанный период в городе Владикавказе, почему период,
равный десятой части века, забыт или выброшен из истории? На эти и другие
подобные вопросы даются аргументированные, документально подтвержденные
ответы в дальнейшем повествовании.

Распад Горской республики

Из истории национально-государственного строительства в СССР известно, что
с выделением Чечни Горская республика сузилась до пределов двух национальных
округов - Ингушского и Осетинского, но одновременно усилилась тенденция к
автономии и в Осетии, а именно у дигорцев. Все это определило скорую
ликвидацию Горской АССР.
В январе 1924 года Оргбюро ЦК РКП (б) образовало комиссию под
председательством Г. К. Орджоникидзе. Внимательное и всестороннее изучение
структуры организации и состава органов власти в ГАССР привело членов
комиссии к выводу, что существующая конструкция власти в Горской республике
отдаляет народ от нее, препятствуя вовлечению местных национальных сил в
аппарат управления, сдерживая быстрый рост хозяйства и культуры каждой
входящей в нее национальности в отдельности, концентрируя средства, силы и
внимание на центральном аппарате республики, состоящем в большинстве своем
из людей, недостаточно знакомых с местными условиями и бытом коренного
населения. С учетом этого, а также сильного течения среди осетин, возникшего
еще раньше и возглавляемого "самой революционной частью Осетии" - Дигорией,
комиссия предложила реорганизовать Горскую республику так, чтобы создать в ее
составе Ингушскую и Северо-Осетинскую автономные области, с сохранением на
прежних основаниях Сунженского округа и города Владикавказа.
Сохранение в реорганизованном виде Горской АССР комиссия мотивировала
тем, что, во-первых, оба народа - и осетины, и ингуши - одинаково заинтересованы
и неразрывно связаны с Владикавказом, являющимся их единственным
культурным и экономическим центром; во-вторых, между ингушами и осетинами
в прошлом существовала сильная межнациональная рознь, потерявшая свою
остроту за годы советской власти. Однако высказывались опасения со стороны
ингушей и части осетин о возможном повторении прежних или возникновении
новых трений между ними в случае ликвидации Горской республики.
Немаловажное значение, очевидно, здесь имело и настроение широких масс,
которые в своем большинстве не были склонны к расчленению и ликвидации
Горской АССР. В разговоре по прямому проводу с К. Е. Ворошиловым А. И.
Микоян (член комиссии) сообщал, что после объезда района и устройства
крестьянских съездов четырех районов ГАССР лишь одна Дигория решительно
высказалась за автономию, Беслан обошел вопрос молчанием, больше половины
Ардона против разделения Горской республики, боясь, что отнимут у них город
(имеется в виду город Владикавказ)* [*Летифов А. Л. Исторический опыт
национально-государственного строительства на Северном Кавказе. Махачкала,
1972.]
Казалось бы, все обстоятельства требовали сохранения Горской республики: и
приведенные высказывания, и появление новых проблем, связанных с
невозможностью разделения на несколько частей общего для всех национальных
образований административного центра - города Владикавказа, предприятий,
учреждений, зданий, расположенных в этом городе. Но все эти аргументы,
вопросы и проблемы не помешали желанию ликвидировать это уникальное
образование, которое именовалось Горской республикой.
7 июля 1924 года было принято постановление ВЦИК "Об упразднении
Автономной Горской Советской Социалистической Республики и расчленении ее
по национальному признаку на две автономии - Северную Осетию и Ингушетию,
на автономную административную единицу - Сунженский округ, с правами
Губернского Исполнительного комитета, выделении города Владикавказа в
самостоятельную административную единицу". Приводим полный текст этого
документа:
"В согласии с волеизъявлением народностей, населяющих Автономную
Горскую Советскую Социалистическую Республику, а также в целях наиболее
широкого вовлечения трудящихся масс этой Республики в дела советского
государственного управления - Всероссийский Центральный Исполнительный
Комитет, в отмену своего декрета от 20 января 1921 года о Горской Автономной
ССР (собр. УК № 6, ст. 41), постановляет:
1. Автономную Горскую Советскую Социалистическую Республику упразднить,
расчленив ее по национальному признаку на две автономные области - Северную
Осетию и Ингушетию, на автономную административную единицу - Сунженский
округ и выделив город Владикавказ в самостоятельную административную
единицу.
2. Автономные области Северная Осетия и Ингушетия входят в состав
Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и имеют свой
административный центр в городе Владикавказе.
3. Вся полнота власти в автономных областях Северной Осетии и Ингушетии
принадлежит Областным Съездам Советов и избираемым последними
Исполнительным Комитетам, действующим на правах Губернских
Исполнительных Комитетов.
Примечание первое: Временно, до созыва первых Съездов Советов автономных
областей Северной Осетии и Ингушетии, вся полнота власти в этих областях
принадлежит соответствующим революционным комитетам, ближайшей задачей
которых является созыв первых Съездов Советов автономных областей Северной
Осетии и Ингушетии.
Примечание второе: Состав революционных комитетов утверждается
Президиумом Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета.
4. Сунженский Округ, как автономная административная единица, состоит в
непосредственном подчинении Всероссийского Центрального Исполнительного
комитета и управляется Съездом Советов и избираемым им Исполнительным
комитетом, действующим на правах Губернского Исполнительного Комитета.
Примечание: Бюджет и штаты Сунженского Округа устанавливаются
применительно к уездным.
5. Город Владикавказ является самостоятельной административной единицей,
подчиненной непосредственно Всероссийскому Центральному Исполнительному
Комитету, и управляется Горсоветом и городским исполнительным комитетом,
действующим на правах Губернского Исполнительного Комитета.
6. Установление границ автономных областей Северной Осетии и Ингушетии,
Сунженского Округа и города Владикавказ и их административного деления,
передача аппаратов управления, а также разрешение всех споров, возникающих из
распределения учреждений и предприятий бывшей Автономной Горской
Советской Социалистической Республики между автономными областями
Северной Осетии и Ингушетии, Сунженским Округом и г. Владикавказом,
производится Особой Смешанной Комиссией под председательством Члена
ВЦИК, назначаемого Президиумом Всероссийского Центрального
Исполнительного Комитета. Постановления Смешанной Комиссии утверждаются
Президиумом Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета.
7. Указанной в предшествующей статье Смешанной комиссии закончить работу
в месячный срок"* [*Центральный Государственный архив Октябрьской
революции (ЦГАОР). Фонд (Ф.) 1235, опись (оп.) 119, дело (д.) 2, листы (л.) 103-
104]
Еще в то время (1924 год) руководство Осетии не только не прекратило, а
настойчивее и изощреннее стало проводить политику за присоединение города
Владикавказа к Северо-Осетинской области.
Одним из первых шагов была просьба о передаче Осетии завода "Кавцинк" и
последовавшее за этим решение в октябре 1924 года Северо-Кавказского крайкома
РКП (б) об удовлетворении этой просьбы. По этому поводу 27 октября 1924 года
состоялось заседание бюро Владикавказского окружного комитета РКП (б), на
котором с сообщением о передаче завода "Кавцинк" в партийное и
профессиональное влияние Осетии выступил секретарь окружкома тов. Долгов. В
принятом по этому вопросу постановлении говорится: "Категорически настаивать
перед бюро крайкома о пересмотре своего решения, считая совершенно
невозможным передачу завода "Кавцинк" Осетии, что ранее и было постановлено
комиссией по разделу Горской Республики. Вследствие того, что с передачей
завода могут произойти в дальнейшем нежелательные разногласия между Осетией
и Ингушетией, вопрос поставить на обсуждение бюро Владикавказского
Окружного комитета РКП (б)"* [* Партийный архив Ростовской области (ПАРО).
Ф. 7, оп. 1, д. 25, л.66] 
Несколько ранее товарищем Долговым было отправлено письмо секретарю
Северо-Кавказского крайкома РКП (б), в котором также выражено недовольство
постановлением бюро крайкома о передаче завода "Кавцинк" в ведение
Осетинской автономной области. В нем, в частности, говорится:
"При разрешении вопроса на заседании Бюро Крайкома о передаче завода
"Кавцинк" в ведение Осетинской автономной области я считал совершенно
нетактичным выступить в более резкой форме протеста против принятого
решения, имея в виду при этом дальнейшие взаимоотношения города с Осетией,
которые в данный момент находятся в более или менее нормальных условиях.
Считая неправильным принятое решение Бюро Крайкома о передаче завода
"Кавцинк" в ведение Осетии, я хочу в своем письме изложить все мотивы по
существу данного вопроса и дать при этом общую картину в политике осетинских
товарищей, которая особенно стала ясна после постановки ими вопроса о
присоединении к Осетии Моздокского района (об этом подробнее будет сказано
дальше. - А. Я.), которая может в дальнейшем оказаться чревата своими
последствиями, главным образом могут создаться большие противоречия между
Осетией и городом с одной стороны, между Ингушетией и Осетией - с другой. По
моему глубокому мнению, поскольку это подтверждается фактами, имевшими
место за последнее время, те мотивы, которые выдвигались осетинскими
товарищами при передаче им завода "Кавцинк", были по существу не совсем
правильными и что за ними была скрыта совершенно иная цель.
По существу, политика Осетии в данный момент заключается в следующем:
1. Наблюдается стремление у осетинских товарищей создать абсолютный
перевес над Ингушетией, что они и добиваются путем присоединения
Моздокского округа к Осетии (несмотря на географическое расположение Осетии
и Моздокского района, полное отсутствии путей сообщения).
2. То, что они стремятся укрепить свое влияние в городе, добиваясь этого путем
передачи им завода "Кавцинк", аппарата "Хлебопродукта" Госторга, на днях,
вероятно, станет вопрос о ВУЗах.
Указанные выше два момента будут в дальнейшем решать судьбу города, вместе
с тем могут привести к большим противоречиям между Осетией и Ингушетией,
вплоть до массового протеста со стороны последней. Если вопрос о
присоединении Моздокского округа будет решен в пользу Осетии, что даст,
безусловно, перевес как в территориальном, а также и в количественном
соотношении населения Осетии над Ингушетией, то в дальнейшем нельзя
сомневаться в том, что осетинские товарищи поставят вопрос о передаче им города
(как это ими ставилось в начале раздела Горской Республики), выдвигая при этом
мотивы расширения ихней территории и увеличения количества населения, а
поэтому им необходима для обслуживания таковой более мощная экономическая и
культурная база.
В том, что такое определение политики Осетии может быть верным, можно
привести в дополнение к сказанному следующие факты: в городе Владикавказе
имеется целая осетинская слободка, среди населения которой заметно
увеличивается течение, особенно выявившееся во время выборов в Городской
Совет, за присоединение их к Осетии. Причем следует указать, что такое
настроение, хотя факты еще точно не выяснены и на днях это будет сделано, но все
же можно предвидеть, что данное настроение все же создается не без участия
отдельных осетинских работников.
Общие выводы могут быть следующие:
1. Если Осетии удастся расширить свою территорию и укрепить свое влияние в
городе, то это неизбежно приведет к столкновению интересов Осетии и
Ингушетии, такое мнение имеется у ингушских товарищей.
2. Необходимо с самого начала в корне пресечь начатую политику осетинскими
товарищами, при этом необходимо оставить в силе прежнее решение разных
комиссий по разделу Горской Республики, как добровольное и окончательное
соглашение всех автономных образований.
3. Городскую организацию не подвергать никаким разделам и не производить
частичных передач с заводом "Кавцинк" и оставить город в дальнейшем как
единое целое для обоих автономных образований, тем самым сохранить
правильные взаимоотношения между Ингушетией и Осетией, а также и городом на
основе ранее принятых соглашений (добровольных).
4. Необходимо организационно уточнить работу Владикавказского Крайбюро и
придать ему больше прав с тем, чтобы дать возможность таковому решать на месте
более сложные вопросы.
Пару слов о заводе "Кавцинк" и о нецелесообразности передачи его Осетии.
Завод находится на территории города, и рабочие завода целиком принимают
активное участие в политической и культурной жизни города (выборы в
Городской Совет, работа в профорганизациях, кооперации и ряде других
общественных организаций). Кроме того, рабочие тесно связаны в экономических
вопросах с городом, примерно: рабочие имеют до 85 десятин городской земли под
огородами, целиком и полностью дети рабочих учатся в городских школах,
всевозможные налоги платятся в городскую кассу, - отсюда можно сделать
следующие выводы: передача завода "Кавцинк" приведет к нежелательному
сплетению и большой неувязке между Осетией и городом в экономических
вопросах, что в дальнейшем, безусловно, вызовет трения при разрешении того или
иного вопроса рабочих завода "Кавцинк". В данный момент на заводе работает 329
человек рабочих и 41 человек служащих; по национальному составу таковые
делятся: русских - 270, армян - 37, осетин - 10, татар - 3, разных - 50.
При условии проведения национализации на заводе, а это, безусловно, будет
проведено, таким образом создастся отрицательное настроение среди рабочих и
таковое отразится на настроении города, т. к. рабочие завода являются коренными
жителями такового (это подтверждается историческими справками прошлого).
После детального обследования и выявления всех фактов по существу данного
вопроса мною будет сообщено вторичным письмом. Настоящее письмо
составлялось наспех после возвращения моего с Пленума во Владикавказ.
Возможно в таковом имеются некоторые ошибки, а поэтому прошу их исправить.
Причем мое письмо, возможно, покажется несколько странным в том, что мы до
сих пор как будто бы ничего не видели и молчали и вдруг с передачей завода
заговорили и появились какие-то письма, весьма страшные пророчества с нашей
стороны. Это можно объяснить тем, что для нас вопрос не был все же достаточно
ясным до поездки меня в Ростов, где особенно стало ясным после постановки
осетинскими товарищами вопроса присоединения Моздокского района, передачи
завода "Кавцинк", аппаратов "Хлебопродукта", Госторга, что дополнило картину,
которая начала выявляться на месте ранее, но требовала соответствующего
подкрепления"* [*Там же, л. 67-68.]
Возвращаясь к вопросу о присоединении Моздокского района Терской области к
Северо-Осетинской автономной области, необходимо отметить, что представители
осетин Моздокского района - члены делегации на торжестве по случаю
провозглашения автономии Северной Осетии в количестве 6 человек представили
в ревком СО АО докладную записку следующего содержания:
"Великая Октябрьская революция, принесшая с собою освобождение от гнета
капитала мировому пролетариату, давшая раскрепощение веками угнетенным
мелким народностям, в том числе горцам Кавказа, вызвавшая к творческой
деятельности скрытые силы молодых трудящихся масс, способствовавшая
культурно-экономическому росту и подъему всего Советизированного населения
Союзных республик, - по непонятным для нас причинам возымела для нашего края
совершенно неожиданно обратные результаты: вместо подъема производственных
сил мы наблюдаем упадок, вместо развития культуры и просвещения мы
констатируем факты рецидива безграмотности и понижения культурного уровня,
вместо развития хозяйственно-экономической жизни мы становимся свидетелями
сокращения площади посевов и других видов сельской промышленности.
Такого рода многочисленные факты, являясь удобным материалом в руках
антисоветски настроенных элементов для скрытой пропаганды против советской
власти, наводят на печальные размышления трудящихся осетин Моздокского
района так называемой Малой Осетией, всецело преданных советской власти. Эти
тяжелые настроения осложняются еще тем обстоятельством, что населению Края
прекрасно известно то сравнительное оживление в работе и глубокий интерес к
вопросам общественности, которые имеют место у близких по духу народов-
горцев (кабардинцев, адыгейцев, ингушей, чеченцев и, наконец, у родственных по
крови и исторической наследственности осетин б. Горской Республики).
Населению Малой Осетии хорошо известны факты оживленной работы в области
общественно-политической и культурно-экономической жизни соседних народов,
старающихся путем соревнования достигнуть наибольших результатов. Одно
поверхностное знакомство с отчетными материалами (напр., отчет Горского
Экономического Совещания за период с января по март 1922 г. под редакцией
Саханджери Мамсурова) дает ясное представление о том, что трудящиеся горцы,
призванные Советской властью "ковать свое счастье", под умелым руководством
РКП (б) наметили определенную программу строительства и во многом уже имеют
весьма заметные достижения.
Мы не станем перечислять все мероприятия по поднятию жизни горцев, которые
проведены в жизнь в течение последних двух-трех лет представителями власти у
соседних народов, но с неподдельным чувством зависти, а подчас и радости,
знакомились мы с количеством школ, учащих и учащихся в них, с успехами
ликвидации безграмотности, с библиотечным и клубным делом, не говоря уже о
государственном издательстве, с мероприятиями по мелиорации, с фактами
приобретения усовершенствованных земледельческих орудий и пр. Цифры 160
школ, 750 учителей, 32500 учащихся Горской Республики составляют для нас
предмет отрадных мечтаний при печальной нашей действительности: ни одной
школы - факт, 30-35 учащихся на весь район Малой Осетии с населением свыше
30000 душ; учителя, не находя применения своим силам, разбрелись, занявшись
совершенно посторонним для них делом. Советский принцип национализации
школ для нашего края отодвинут на отдаленнейшее будущее, ни одной
библиотеки, ни одной избы-читальни, ни одного культурного уголка, буквально
один спектакль за все последние годы, поставленный инициативной группой,
никакого общественно-политического воспитания.
Стройные ряды пионеров и комсомольцев в селах Северной Осетии долго будут
составлять предмет зависти для подрастающего поколения осетин Моздокского
района.
А ведь было время, когда в Моздокском районе насчитывалось значительное
количество школ 1 и 2-й ступени со значительным числом учащихся; было время,
когда интерес к общественной жизни и Советскому строительству был довольно
глубок, в особенности весною и летом 1920 года, когда в культурном отношении
школы и другие просветительные учреждения Моздокского района подчинялись
Осетинскому отделу Народного Образования во Владикавказе; в это время,
вследствие руководства Осетинского отд. Народного образования культурной
жизнью осетин Моздокского района, в последнем насчитывалось несколько
вполне удовлетворительно поставленных школ: Черноярские школы 1 и 2-й
ступени, Моздокская школа, Ново-Осетинская школа, школа в селении Веселом,
Камаринская и др. Педагогический персонал не покидал своих рядов, число
учащихся было довольно значительное, временами достигая 700-800.
Вся эта культурная жизнь в настоящее время совершенно замерла. Некоторые
школьные здания отведены под помещение для Исполкома, например в селении
Веселом, при наличии других свободных помещений, факт непонятный для
трудящихся масс селения Веселого. Здание бывшей осетинской слободской школы
в городе Моздоке отведено в общее пользование и вместо 50-ти - 60-ти учащихся в
былое время, в настоящее время в этой школе насчитывается не более 5-10-ти
учащихся. Обучение в Моздокских смешанных школах происходит на русском
языке, что в отношении учащихся осетин является педагогическим пережитком,
так как первоначальное обучение детей должно быть на родном языке.
Не распространяясь в печальных картинах нашей действительности, мы своим
долгом считаем громко заявить, что население осетин Моздокского района идет к
культурному вырождению и к полной "ликвидации грамотности", если в
ближайшем будущем не будут приняты решительные меры.
Население Малой Осетии исключительно занимается сельским хозяйством, а
между тем нам не известны никакие мероприятия, влекущие за собой то или иное
улучшение сельского хозяйства. Нет никаких забот об улучшенных формах
земледелия, никакой мысли о мелиорации, никаких попыток к разведению
племенного хозяйства и т. д. и т. п.
Вместо расширения площади засева в течение последних лет замечается
значительное сокращение ее. Нам известны факты, когда хозяева, засевавшие по
нескольку десятин земли, ограничивались засевом минимального количества,
необходимого только для своей семьи. Факты эти объясняются неоднократными
недоразумениями на почве налоговой кампании, неумелым подходом к населению
со стороны лиц, проводящих кампанию, чуждых населению по своим приемам и
языку, равнодушных к интересам и настроениям чуждого для них по языку и
понятиям населения.
Ввиду полного отсутствия достаточно подготовленных культурных,
общественных и политических работников и неумения привлечь к созидательной
работе полезных деятелей, среди осетин Моздокского района нет никакой
политической, никакой общественной, никакой культурной работы, следствием
чего является непонимание принципов Советского строительства, основ Советской
общественности, не говоря уже о понимании программы Партии РКП (б).
Полагая, что исключительно тяжелые условия нашей жизни объясняются
исключительным нашим географическим положением, а именно: оторванностью
от культурного влияния основной массы осетинского народа, - ходатайствуем
перед Ревкомом Северо-Осетинской автономной области о создании таких
условий, которые давали бы нам возможность правильного культурно-
экономического и общественно-политического развития. Такого рода условия
могут быть, по нашему мнению, созданы лишь путем тесного слияния Малой
Осетии с Автономной областью Северной Осетии, с которой мы естественно
связаны общностью языка, единством культуры и общей исторической
наследственностью.
Зная Советскую власть как защитницу прав мелких народностей, мы глубоко
верим, что при содействии Ревкома Автономной Северной Осетии наши заветные
мечты получат осуществление в недалеком будущем".* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 36,
л. 29-30.]
Этот вопрос стал предметом обсуждения на первой Осетинской областной
партконференции, где принято постановление: "Присоединение осетин
Моздокского района к Северо-Осетинской Области считать политически,
экономически и культурно крайне необходимым.
Поддержать ходатайство делегатов осетин Моздокского района о
присоединении их к ОСобласти и поручить Обкому и Обревкому принять все к
скорейшей постановке и разрешению этого вопроса в центральных органах"*
[*Там же, л. 31.]
На заседании бюро Северо-Осетинского обкома РКП (б) 6 ноября 1924 года,
заслушав вопрос "О присоединении Моздокского района к Северо-Осетинской
Автономной Области", в присутствии членов бюро Такоева, Таболова, Дзилихова,
Борукаева, Баева, Хосроева и Мамсурова, принято постановление: "Постановление
первой партконференции ОСобласти относительно присоединения Моздокского
района к Северо-Осетинской Автономной Области направить через Ю.-В. крайком
в Центр"* [*Там же, л. 32.]
Все эти документы легли в основу доклада, представленного секретарем Северо-
Осетинского обкома РКП (б) С. Такоевым 12 ноября 1924 года в Северо-
Кавказский краевой комитет РКП (б), в котором говорится:
"1. Осетины Моздокского района обратились в Ревком Северо-Осетинской
автономной области, а раньше (12 августа с. г.) к торжественному съезду Области
по случаю объявления автономии о том, чтобы возбуждено было ходатайство о
присоединении их к Осетинской автономной области.
2. Осетины, выходцы из Горной Осетии, заселили Моздокский район начиная со
второй половины 18 столетия.
3. С распадом бывшей Терской области на Горскую Республику и Терскую
губернию осетины Моздокского района оторвались от основного ядра Осетии,
нынешней Северно-Осетинской Автономной области.
4. В силу этого осетины Моздокского района еще в 1921 году, на первом съезде
Советов б. Горской Республики, обратились с ходатайством о присоединении их к
Горреспублике, но ходатайство это не получило осуществления.
5. Пока существовала Терская область, куда входил и нынешний Моздокский
район, культурно-просветительная работа среди осетин Моздокского района
проводилась Осетинским наробразом и там имелось несколько школ 1 и 2-й
ступени. В настоящее время число учащихся осетин Моздокского района едва
достигает трех десятков, и то в русских школах за отсутствием осетинских школ.
6. О преподавании в школах на национальном языке при таком положении не
приходится говорить.
7. Осетины Моздокского района жалуются на полное непонимание их
отдельными представителями Соввласти.
8. Такая обстановка в психике осетин Моздокского района преломляется в том
направлении, что они считают себя в положении угнетенных и обиженных, что
порождает среди них вредный национальный шовинизм, как ответ на
окружающую обстановку.
9. Земельный голод, испытываемый Северо-Осетинской автономной областью, -
факт общеизвестный, доводящий отдельные осетинские села и районы до острых
столкновений между собой, а равно вызывающий недоразумения с соседними
областями.
10. В ближайшее время Северо-Осетинская автономная область потеряла
надежду на земельные прирезки от соседних автономных областей. Между тем
положение острое, безвыходное, население идет к постепенному вымиранию и
выход нужно найти.
11. Присоединение Моздокского района к Осетинской автономной области до
некоторой степени утолит земельный голод ОСобласти и одновременно выведет
осетин Моздокского района на широкий путь культурного развития.
12. Бывшее Осетинское оргбюро РКП (б) обсуждало этот вопрос несколько раз,
а затем перенесло его на закрытое заседание всех ответсработников ОСобласти, и
общее мнение выявилось в том направлении, что пока что единственным выходом
из положения является присоединение Моздокского района к Северо-Осетинской
автономной области.
13. Только что закончившаяся первая Осетинская областная партконференция
вынесла резолюцию о том, чтобы возбудить ходатайство о присоединении
Моздокского района к Северо-Осетинской автономной области.
Исходя из изложенного, ОСобком просит Северо-Кавказский Краевой Комитет
РКП (б) поставить вопрос о присоединении Моздокского района к Северо-
Осетинской автономной области и поддержать наше ходатайство перед Центром"*
[*Там же, л. 28].
Пророчеству слов бывшего секретаря бюро Владикавказского окружного
комитета РКП (б) тов. Долгова А. Ф. можно только удивляться. Одни ему не
поверили, поэтому не предприняли никаких мер. Вторым это было не интересно -
это их прямо не касалось. А третьи спокойно, но уверенно продолжали
осуществлять задуманное, не обращая внимание на "капризы" Долгова, на
возможную неприязнь соседей. Подтверждение предположений и выводов
руководителя владикавказских коммунистов не заставило себя долго ждать.
В самом конце 1924 года и в начале следующего была очередная попытка
руководства Осетии приблизить вопрос улучшения своего влияния на
Владикавказ, создав Осетинский райком партии в городе. Однако она успехом не
увенчалась. После поездки в Грозный, Чечню, Сунжу, Владикавказ, Осетию,
Ингушетию и Кабарду секретарь Северо-Кавказского крайкома РКП (б) А. И.
Микоян выступил с докладом на бюро крайкома партии 13 января 1925 года. И там
было принято постановление, где отмечено: "Считать нецелесообразным
упразднение Владикавказского бюро крайкома, отклонив соответствующее
предложение Осетинского областного комитета партии. Считать
нецелесообразным организацию Осетинского райкома во Владикавказе и
возложить руководство ячейками Осетинской организации в городе на Осетинский
обком. Распространить это постановление и на Ингушетию..."* [*ПАРО. Ф. 100,
оп. 1, д. 100, л. 6, 7, 8]
Возвращаясь к целесообразности существования Владикавказского бюро
крайкома для обкомов Ингушетии, Северной Осетии, Сунженского и
Владикавказского окружкомов партии, хочется сказать, что подходить к этому
вопросу необходимо с точки зрения целей и задач, стоящих перед ним. Бюро
вменялось в обязанности заниматься регулированием и согласованием на месте "в
партийном порядке вопросов взаимоотношений между партийными
организациями Ингушетии, Северной Осетии, Сунженского округа и города
Владикавказа, рассмотрением вопросов по заявке отдельных парткомов, по
инициативе членов бюро и по заданию крайкома партии. При разрешении
вопросов бюро старается привести стороны к соглашению, а при невозможности
добиться этого выносит свое постановление, обязательное для выполнения.
Организация, недовольная постановлением бюро, немедленно опротестовывает его
в крайком, куда в таком случае переносится вопрос на разрешение со всеми
материалами. Все вопросы рассматриваются в присутствии представителей
парткомов, которые представляют исчерпывающие по вопросу материалы"*
[*ПАРО. Ф. 7., оп. 1, д. 17, л. 1, 13.]
Но к сожалению, вскоре Владикавказское бюро (в архивных материалах оно еще
называется и Горским бюро) крайкома партии было ликвидировано.
И остались неразрешенными многие спорные вопросы. В частности, вопрос о
спорах Ингушетии и Осетии по поводу селения Балта (кстати, это родина
ингушского народного поэта Джамалдина Яндиева), который еще 18 сентября 1924
года был предметом обсуждения заседания бюро Юго-Восточного крайкома
партии. Тогда было принято постановление: "Провести обследование на месте
специальной комиссии в составе тов. Гикало и по одному представителю от
оргбюро Ингушетии и Осетии. Окончательное решение по этому вопросу
принимается крайкомом"* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 19, л. 59]. Было принято
соглашение не заселять спорные населенные пункты до особого решения
комиссии. Однако не всеми выполнялось это соглашение, каждый старался создать
численный перевес своего населения.
В ноябре 1924 года в Северо-Кавказский крайком РКП (б) поступила телеграмма
из Владикавказа от И. Зязикова нижеследующего содержания: "Постановлением
комиссии Извегова было воспрещено заселять спорные между автономными
образованиями земли. Несмотря на это и двукратные указания Осетинскому
ревкому и Осетинскому парткому прекратить заселение осетинами спорного
участка недалеко от Владикавказа, таковое продолжается. Просим принять меры
понуждению Осетинского ревкома приостановить таковое"* [*ПАРО Ф. 7, оп. 1, д.
23, л. 100].
Вопрос о заселении осетинами спорных участков Ингушетии по докладу тов. И.
Мальсагова, бывшего в то время председателем Ингушского ревкома, был
рассмотрен на бюро Северо-Кавказского крайкома партии 27 ноября 1924 года. И
было принято постановление: "Предложить Осетинскому обкому категорически
воспрепятствовать заселению спорных участков Осетинской и Ингушской
автономных областей впредь до разрешения вопроса ВЦИКом"* [*Там же, л. 94]
Вот такими и подобными им приемами, которые применялись и в дальнейшем,
создавался перевес осетинского населения во всех спорных населенных пунктах,
где это было под силу руководству СОАО, в том числе и в городе Владикавказе.

Разрешение земельных споров и установление границ

Для разрешения имеющихся земельных споров и установления постоянных
границ между вышедшими из Горской республики образованиями сюда
направлялись различные комиссии, но прийти к окончательному единому
решению не удавалось. И тогда во Владикавказ была направлена последняя
комиссия Президиума Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета
под председательством Ш. 3. Элиава - Председателя Совета Народных Комиссаров
Грузинской ССР. Ее решения признавались окончательными и не подлежащими
изменению.
В числе представленных на рассмотрение этой комиссии проектов был и проект
установления постоянных границ между Ингушской автономной областью и
землями города Владикавказа, и объяснительная записка к нему, подготовленная
ингушской стороной, следующего содержания:
"По вопросу об установлении границ с землями города Владикавказа
Ингушетия, требуя возврата ей городом 1200 десятин, предоставленных городу
Владикавказу в 1920/21 году во временное пользование, что было вызвано
временными причинами, и прося у города уступки ничтожной и по размерам и по
значению площади городских земель по смежеству с участком Сараджевского
завода (площадь выгонных земель около 90 десятин), Ингушетия предлагает
утвердить границы между нею и городом Владикавказом в следующем виде:
Проект границ: Начиная от юго-западного угла дореволюционных границ
городских земель около речки Черный Архон, граница идет на восток до реки
Терека южными городскими граничными (дореволюционного времени) линиями
по смежеству с ингушскими землями Редантского района (бывшие
частновладельческие участки: П-2, Д-2 и У-1).
С левого берега реки Терек от северо-восточного граничного угла бывшего
частновладельческого участка сада Уланова, по плану У-1, граница с городом
проводится в северо-восточном направлении руслом реки Терек с протяжением
около 400 саж. до устья глубокой балки, впадающей в Терек с правой стороны,
отсюда граница идет до глубокой (с каменным мостом) балки на восток, до
опушки леса и далее в юго-восточном направлении к внешней границе города, до
ближайшего угла этой границы, чем отрезается в пользу Ингушетии около 90
десятин ничтожного сельхоззначения выгонных земель, около 60 десятин лесной
поросли.
Далее граница идет первоначально в северо-восточном направлении, а затем в
северном направлении по старой дореволюционной границе с землями города, до
тр. пункта "Скачечный" (Курган Джаг-Али), отсюда, возвращая Ингушетии 1200
десятин, часть бывшего Тарского дополнительного надела (по плану Т-2), граница
Ингушской Области с городскими землями идет в северо-западном направлении,
северо-восточной дореволюционной границей земель города до юго-западного
граничного угла указанного Тарского дополнительного надела Т-2 и далее на
север, западной граничной линией того же дополнительного Тарского надела до
юго-восточного угла надела немецкой колонии (Михайловской), где смежество с
городом заканчивается, и далее на север начинается смежество с Осетией
первоначально до северо-западного угла бывшего дополнительного надела ст.
Тарской, а затем прямой линией в том же направлении до северо-западного угла
участка Газдановского (Г-1), где граница Ингушетии поворачивает на восток,
дойдя до реки Камбилеевки южной границей надела Ольгинского (Осетия), а
северными границами частновладельческих участков Газдановского,
Итальянского, а затем северо-западной границей участка Бушека, где и примыкает
к реке Камбилеевке.
Объяснительная записка: Основанием требования от города Владикавказа
возврата Ингушетии 1200 десятин бывшего Тарского дополнительного надела
служит следующее:
По распоряжению Центральной Московской власти РСФСР все бывшие казачьи
земли станиц Сунженской, Фельдмаршальской, Дашковской и Тарской с бывшим
дополнительным наделом (по плану Т-2) были переданы Ингушетии
исключительно для устройства безземельных горцев Горной Ингушетии.
В 1920 году Ингушский Окружной Исполком, с одной стороны имея своей
первейшей задачей устройство безземельных горцев, число каковых учетом
Статуправления было определено в 13000 душ, с другой стороны считаясь с
необходимостью экономического укрепления города Владикавказа как
культурного центра Горреспублики, нашел возможным пойти навстречу просьбе
города и отвел ему во временное пользование 600 десятин из бывшего
дополнительного Тарского надела (по плану Т-2).
В 1921 году город вновь обратился с просьбой в Ингушский Исполком о
дополнительном временном отводе земли, имея в виду, главным образом,
удовлетворения земельного спроса со стороны беженцев из голодных губерний и
войсковых частей, находившихся в то время в городе в большом числе.
Эта просьба, как временная мера, также была удовлетворена Ингушским
облисполкомом отводом городу во временное пользование еще 600 десятин, что с
предыдущим отводом составило 1200 десятин.
По проверке учета населения Горной Ингушетии в конце 1921 и в начале 1922
года оказалось горцев-ингушей, подлежащих устройству на бывших казачьих
землях, не 13000 душ, как выше сказано, а 16000 душ, то есть обнаружился
пропуск в учете 1920 года 3000 душ горцев.
Необходимость устройства указанных ранее пропущенных при учете 3000 душ
безземельных горцев заставила Ингушский Окрисполком немедленно в 1922 году
принимать меры через Горнаркомзем к возврату земель, временно отведенных
городу из дополнительного Тарского надела (Т-2), тогда же настаивая о передаче
Ингушетии группы частновладельческих участков: Итальянского, Монастырского,
Шанаевского, Газдановского и 2-3 групп садов, состоявших в фонде
Горнаркомзема и временно предоставленных Упродгорвойску, Линтрану
(Управлению продовольствием войск и коллективу служащих линейно-железной
дороги), которые сами земли не обрабатывали, а сдавали из части урожая
ингушскому населению - хутору Хадзиева, Баркинхоева, Ахушкова и другим
смежным с этими участкам.
Тогда же заявлением 18. 10. 1922 года № 1466 Ингушский окрисполком
указывал на практическую возможность возврата из пользования города
Владикавказа 600 десятин, ввиду того что к этому моменту число
расквартированных в городе беженцев и войсковых частей сильно сократилось,
следовательно, первоначальная нужда в земле у города отпала.
При этом окрисполком прилагал к заявлению № 1466 перечень распределений в
1922 году земель городом (выписка была взята из делопроизводства
Горземотдела), указывая на то обстоятельство, что у города земля получает
подсобное значение, служит дополнением к основному заработку горожан, между
тем как эти земли отняты у безземельных и малоземельных горцев-ингушей, для
которых земля является единственным источником существования.
Настаивая на срочном возврате этих земель, тогда же указывалось, что
ближайшим следствием задержки возврата этих земель, помимо невозможности
обеспечить безземельных горцев, явится срочная необходимость выселения с
хуторов Хадзиева - 170 душ, Ахушкова и Чермоева - 100 душ, имеющих
благоустроенные жилые и хозяйственные постройки, существующие много лет
(смежно с участками Монастырским и Итальянским).
Не получив к началу 1923 года земель от города, Ингушский земотдел и
Окрисполком вынуждены были установить нищенскую норму земельного пая, по
одной десятине на душу для осевших на казачьих землях горцев, а остальные
остаются в горах, ожидая возврата земель городу.
В данное время все временные причины, вынуждавшие город Владикавказ
прибегать в 1920-1921 годах к просьбе о расширении земель сельхозназначения,
отпали: войска ушли, беженцы голодных мест возвратились на родину. С
изжитием этих временных причин, естественно, должны быть изжиты и меры, в
свое время бывшие необходимыми, почему временно предоставленные городу
ингушские земли бывшего Тарского дополнительного надела 1200 десятин
должны быть возвращены Ингушетии для той основной цели, для которой они
Центральной властью и предоставлены, то есть для земельного обеспечения
безземельных горцев.
Только таким путем можно устранить ненормальное существование городской
границы в расстоянии менее одной версты от усадеб ингушского селения Джейрах
с населением 653 души, в полутора верстах от селения Яндиева с населением
около 1000 душ, причем эта же граница по отношению к хуторам Ахушкова и
Патиева вплотную подходит к их заборам, тогда как от города эта граница доходит
на расстоянии от 6 до 8 верст. Таким образом, неоспоримое право безземельных
горцев-ингушей на эти земли и недопустимая ненормальность существования с
городом временной границы предсказывают неизбежность столкновения
ингушского населения с городскими землепользователями.
Другая претензия Ингушетии к городу Владикавказу о включении ее в состав на
правом берегу реки Терек низкой ценности выгонной земли площадью около 90
десятин, вклинившейся между участком бывшей Сараджевской и другими
ингушскими землями, вызывается следующими обстоятельствами. Эта площадка
земли вплотную подходит к землям ингушских хуторов Любимова и
Чернореченского, и для Ингушетии она необходима для переселения туда граждан
хутора Чернореченского, которые ежегодно страдают от наводнения реки Терек и
малярии, вследствие сильной заболоченности месторасположения этого хутора.
Другого же здорового и сухого места для устройства этого хутора в его наделе не
имеется.
Отказ со стороны города в отводе Ингушетии этой площадки (около 90 десятин)
обречет хутор Чернореченский на медленное вымирание от малярии под
ежегодной угрозой сноса разливами реки Терек"* [*Государственный архив
Ростовской области (ГАРО). Фонд Р-1485, опись 1, дело 139, листы 118-120.]
Данный проект, составленный 29 августа 1924 года, подписали председатель
Ингушского облревкома Иналук Мальсагов и член этого же ревкома Идрис
Зязиков.
Комиссии Ш. 3. Элиава всеми заинтересованными сторонами были
представлены предложения по территориальному разделению Горской
Республики. Причем комиссией было поставлено условие найти самим
оптимальный вариант и представить подписанный всеми согласительный акт.
Первым, 24 декабря 1924 года, поступил на обсуждение комиссии
нижеприводимый согласительный акт, непосредственно связанный с территорией
города Владикавказа:
"Мы, нижеподписавшиеся Представители Владикавказского Окружного
Исполнительного Комитета Зампредокрисполкома т. Джелиев и члены
Президиума того же Исполкома Д. Шилин, Представители Ингушского
Областного Революционного Комитета Предингоблревкома И. Мальсагов, член
того же Ревкома И. Зязиков, Представители Северо-Осетинского Революционного
Комитета Зампредоблревкома К. Тогузов, член того же Ревкома П. Таболов,
пришли к следующему добровольному соглашению:
1. Город Владикавказ из оспариваемых площадей Осетией уступает последней
из б. Гизельского надела западную часть, отсекаемую прямой линией № 24 пункта
окружной межи 1914 года на пункт № 29 той же межи площадью примерно 170
десятин или сколько в натуре окажется.
2. Осетии отходит полностью из старых городских земель участок, называемый
городской "клин", площадью 117 десятин.
3. Осетии же переходит до 11 десятин городской земли на левом берегу р.
Терека, граничащей с юга линией садов и с запада дорогой в с. Ногир.
4. Осетия отказывается от своих претензий на сады северной группы, а город в
свою очередь отказывается от южной группы садов, т. е. быв. Уланова, Мамацева
и др.
5. На восточном выгоне границы оспариваемого участка быв. Тарского надела
устанавливаются следующие:
От северо-восточного угла садов северной группы прямо под румбом северной
границы садов до восточной обочины Ольгинс-кой дороги, отсюда прямой линией
в юго-восточном направлении в точке пересечения левого берега балки "Дах-Су" с
границей города, идущей со Скачечного кургана под румбом Ю. В. 7 14. Вся
отграничиваемая площадь, указанная в пункте 5, переходит в ведение и
распоряжение Ингушетии.
6. На юге город уступает Ингушетии южную часть восточного выгона
площадью до 270 десятин или сколько в натуре окажется, отграничиваемую
глубокой балкой с мостом, идущим из горлеса и далее на восток по ущелью или
хребту точки № 11 окружной границы города по плану 1914 года.
7. В пользу города из Редантского района отводится северная часть участка быв.
Тускаевского площадью 150 десятин"* [*ГАРО. Ф-р-1485, оп. 1, д. 139, л. 172]
Однако принять окончательного решения по этому вопросу не удалось.
Представителям Ингушетии и Северной Осетии было предложено представить на
следующее заседание письменные обоснования имеющихся разногласий.
На следующий день был рассмотрен акт согласия между представителями
Ингушской автономной области и Сунженского автономного округа, который
гласил:
"Мы, нижеподписавшиеся, по обоюдному соглашению представляем на
утверждение комиссии для размежевания границ между образовавшимися
автономными единицами бывш. Горской Республики следующую согласованную
границу:
В районе ст. Ассиновская - с. Бамут граница устанавливается в следующем
виде:

1. Начиная от пункта "Г" на дороге Ачхой-Мартан - Ассиновская до пункта "В"
границей служит названная дорога, от точки "В" граница поворачивает на юго-
запад и далее идет по реке Чемульга до пункта "Б" и отсюда к пункту "А" и далее
на гору "Косорубова" вполне согласно заявке Инг. Области. От горы
"Косорубовой" граница совпадает с существующей границей между бывш.
округами и доходит до юго-западного угла дачи Нестерстан (Н-2). Далее от
последнего пункта граница идет прямой линией через северо-западный угловой
пункт дачи Т-17 до реки Асса и здесь поворачивает вниз по течению до
пересечения с границей между наделом сел. Алхастэ (Ингушетия) и Сунженским
округом, идет границей на северо-запад, затем поворачивает на северо-восток и
далее все время до самой реки Сунжа идет границей, ранее установленной. Отсюда
вверх по течению р. Сунжа до старой суходольной границы наделов Индырка
(Ингушетия) и ст. Карабулакской. И, дойдя до т-ка, являющегося спорным в
пользу Ингушетии, оставляется треугольник, подобный общему спорному, с
высотой, равной половине высоты всего спорного треугольника, и выходит на
установленную ранее границу между с. Плиево и Карабулак, переходит на левый
берег и идет на север по установленной границе до точки "А". Здесь прирезается
Ингушетии около 214 десятин, доходя до пункта "М", что между балками
Албаскиной и Чумпаловой. От пункта "М" граница устанавливается прямой
линией, идущей в северо-западном направлении до пункта "Н", что лежит на
половине линии - "В" и "Г". Затем идет к пункту "Г" и далее через пункт "Д" к юго-
восточному углу "С-7" восточной границей последнего до пункта "Е".
2. В районе смежества на Нестеровско-Ассиновской, Ингушский хутор "ИНИ"
входит в состав Сунженского Округа с непосредственным подчинением
Окрисполкому, в земельном отношении наделяется по норме ст. Нестеровской,
образуя обособленное землепользование.
3. Кроме того, Сунженский округ, по проведению землеустройства, обязуется
представить Ингушетии в пользование из земзапаса в Алханчуртской долине до
десяти тысяч десятин, в чем и подписуемся"* [*Там же, л. 175]. Здесь же было
заслушано окончательное заявление представителей Осетии и Ингушетии по
установлению административных границ между Осетинской и Ингушской
автономными областями.
Представленный И. Мальсаговым и И. Зязиковым документ гласит:
"Окончательная заявка Представителей Ингушской Автономной Области об
установлении границ между Ингушетией с одной стороны и Осетией с другой.

В районе Военно-Грузинской дороги:
Настаиваем на включении всего Балтийского и Редантского районов, как
неразрывно связанных между собой, в состав Ингушетии в их естественных
границах, а именно: начиная от пункта "Арац-Кох" (что на водораздельном хребте
между ущельями Ларс-Чми с одной стороны и Балта с другой), согласно
первоначальной заявке; западная граница Ингушетии идет в северном направлении
через пункт: "Карачин" и гора Балтийская, включая Редантский район, доходит до
старой городской межи и здесь поворачивает на восток и идет по старой городской
меже до реки Терека, включая в сферу влияния Ингушетии и участок, отведенный
28-й Стрелковой Дивизии под лагерь и стрельбище, как показано на карте проекта
границ.
Что же касается садов Мамацева, Уланова и Зейдлиц, находящихся между р.
Тереком и Редантским районом, то на включение их в состав Ингушетии не
настаиваем.
Вопрос отнесения района Ларс-Чми к Ингушетии или Осетии должен быть
разрешен в зависимости от желания самого населения этого района.

В районе бывших частновладельческих участков Монастырского,
Итальянского и второй группы садов:

В районе бывших частновладельческих участков Монастырского, Итальянского
и второй группы садов, в зависимости от благоприятного для Ингушетии
разрешения вопроса о Балтийском районе, изъявляем согласие на сохранение
границы по Ольгинской дороге. Заявление подается согласно предложению
Комиссии 24 декабря 1924 года"* [*Там же, л. 176].
На своем заседании комиссия утвердила представленные согласительные акты
по границам города Владикавказа с Ингушетией и Осетией, а по вопросу
"Окончательное заявление представителей Осетии и Ингушетии" приняла
следующее Постановление:
"1. В районе группы бывших частновладельческих участков Итальянский,
Монастырский и других границу установить по большой Ольгинской дороге,
пересекающей участки б. Итальянский (С-1) и Монастырский (Э-1) с отнесением
частей этих участков к востоку от дороги Ингушетии, а к западу к Осетии, в
Осетию же отходят и все прочие участки спорной группы Газданова, Шанаева и
другие.
2. Ввиду отказа представителей Осетии от претензий на Редантский район из-за
фактического заселения этого района ингушами, признать Редантский район
закрепленным за Автономной Областью Ингушетией в границах, обозначенных в
прилагаемой карте.
3. Исходя из бесспорности права на использование Курпской лесной дачи
обеими сторонами, считать необходимым техническое обеспечение прилегающих
к названной даче Осетинских и Ингушских селений, произвести путем
размежевания этой дачи особой комиссией, составленной из представителей
сторон под председательством представителя Севкрайисполкома.

0

2

4. В отношении спорного района сел: Балта, Чми и Ларс - комиссия исходит из
следующих соображений:
а) Район существенного экономического значения ни для Осетии, ни для
Ингушетии не имеет (из 8 тысяч десятин района лишь 800 десятин пригодны для
пастбищ и частного покоса);
б) В перечисленных селениях нет абсолютного большинства ни осетин, ни
ингушей и самой сильной группой населения являются грузины"* [*Там же, л.
171].
Подводя итоги проделанной работы Шалва Зурабович Элиава представил 31
декабря 1924 года в Президиум ВЦИК (копии - в Президиум ЦИК СССР и Северо-
Кавказский крайисполком) объяснительную записку к решениям Комиссии
Президиума ВЦИК по вопросу о разграничении новых автономных образований
Горской республики. Вот что в ней говорится:
"Постановлением Президиума ВЦИК в конце октября текущего года на
комиссию под моим председательством, в составе тов. Фомина (член ЦИК СССР)
и тов. Толмачева (Зампредседатель крайисполкома Северо-Кавказа) было
возложено определение границ между четырьмя новыми административными
образованиями бывшей Горской Республики (Владикавказский округ, Сунженский
округ, автономная область Осетии и автономная область Ингушетии). Комиссия
приступила к работе 23 декабря текущего года в г. Владикавказе. Наша комиссия
располагала материалами, представленными исполнительными органами новых
образований в комиссию члена ЦИК СССР тов. Извекова. Нам надлежало
определить:
1) административные границы между Владикавказским округом, включающим в
себя г. Владикавказ и прилегающие к нему слободки с одной стороны, и
автономными областями Осетии и Ингушетии с другой стороны;
2) границы между автономной областью Ингушетии и Сунженским округом;
3) границы между автономными областями Осетии и Ингушетии.

Границы между Владикавказским округом (городским) с одной стороны и
Осетией и Ингушетией с другой

Вопрос о границах между Владикавказским округом и автономными областями
Осетии и Ингушетии занял в работах комиссии небольшое место. Владикавказский
округ очень быстро пришел к соглашению как с Осетией, так и с Ингушетией, и
границы Владикавказского округа (географического центра бывшей Горской
Республики) были определены нами на основе согласительного акта, подписанного
всеми заинтересованными сторонами и внесенного в комиссию. В начале
обсуждения этого вопроса имело место незначительное препирательство сторон,
быстро, однако, пошедших на взаимные уступки. В картах, взятых т. Фоминым для
представления в Президиум, точно обозначены границы Владикавказского округа
со смежными автономными областями Осетии и Ингушетии, и на картах имеются
подписи представителей сторон, скрепленные подписями членов комиссии.

Границы между Сунженским округом и Ингушетией

Вопрос об административных границах между автономной областью Ингушетии
и Сунженским округом не удалось рассмотреть в заседании комиссии, так как на
заседание комиссии не могли прибыть своевременно представители Сунженского
округа. По невыясненным нами причинам две телеграммы, отправленные мною из
Владикавказа в ст. Слепцовскую, адресатам доставлены не были. Я же вынужден
был 25-го вечером выехать из Владикавказа и успел лишь переговорить в
присутствии оставшихся во Владикавказе членов комиссии т. т. Фомина и
Толмачева с только что приехавшими представителями Сунженского округа. В
этой беседе выяснилось, что между Сунженским округом и автономной областью
Ингушетии существует, если не по всем без исключения вопросам пограничного
характера, то по основным из них, соглашение, о чем заявили нам до приезда
представителей Сунжи представители автономной области Ингушетии.
Оставшиеся во Владикавказе члены комиссии т. т. Фомин и Толмачев уже без меня
должны были окончательно установить границы Сунженского округа по
смежеству с автономной областью Ингушетии. Сообщение из Владикавказа от
оставшихся товарищей о неудаче я не имею. Надо полагать, что между
Сунженским округом и автономной областью Ингушетии достигнуто полное
соглашение.

Границы между Ингушетией и Осетией

Наиболее тяжелым для разрешения оказался вопрос об установлении
административных границ между автономными областями Осетии и Ингушетии.
Двухдневные старания комиссии добиться между спорящими сторонами
соглашения, хотя бы частичного, и представление в комиссию согласительного
акта остались безрезультатными. Мы подробно ознакомились как с письменными
заявлениями сторон, представленными в свое время в комиссию т. Извекова, так и
с дополнительными письменными заявлениями, внесенными в нашу комиссию.
Вместе с тем на трех заседаниях комиссии мы выслушали очень пространные
объяснения сторон.
Изучив письменный материал и выслушав устные заявления сторон, комиссия
вынесла следующее общее впечатление:
1) в основе спора между Ингушетией и Осетией лежит глубокое недоверие друг
к другу двух смежных народностей. Недоверие это вытекает из взаимоотношений
ингушей и осетин, начиная с эпохи господства на берегах Терека царского
самодержавия, исключительно обостренных в эпоху революции и гражданской
войны. Несмотря на внешнюю близость руководящих работников Ингушетии и
Осетии друг к другу, в каждой строчке представленных ими письменных
документов, как и в каждой фразе устных заявлений, чувствуется сильная
неприязнь друг к другу;
2) в своих спорах о границе руководящие работники Ингушетии и Осетии
исходят не из соображения простого административного размежевания своих
областей, удобства администрирования и советского строительства, а
рассматривают свою тяжбу как тяжбу о политических границах между своими
народами. Об этом свидетельствуют многочисленные ссылки этих товарищей на
исторические документы и памятники прошлого;
3) при всей ясности решений комиссии, а также Президиума ВЦИК, эти
натянутые отношения между соседними народами ликвидированы не будут и
впереди неизбежны новые трения и новое обострение отношений, если, конечно,
их предотвращению не будут приняты решительные, радикальные меры с самого
же начала, ибо комиссия пришла к глубочайшему убеждению, что при отсутствии
какого бы то ни было соглашения между сторонами нельзя вынести решение,
могущее удовлетворить обе стороны. Необходимо было вынести решение,
целиком отвергающее претензии одной стороны, а это открывает широкие
возможности новых трений, если, конечно, не будут приняты меры к их
предотвращению.
При внимательном изучении взаимных претензий осетин и ингушей комиссия
убедилась, что территориальный спор между Осетией и Ингушетией в основном
экономического значения не имеет и при кажущейся экономической важности
спорных участков, в общем не превышающих несколько сот десятин,
политический момент в споре господствовал над всеми другими мотивами.
Комиссия легко разрешила вопрос о небольших участках пахотной земли к северу
от Владикавказа, в районе селения Ольгинское. Основной и жесткий спор между
сторонами возник вокруг района, расположенного к югу от Владикавказа с
Редантского района до границы бывшей Горреспублики с ССР Грузии.
Расположенный на левом берегу реки Терек спорный район в эпоху самодержавия
был включен в административные границы Владикавказского округа, населенного
по преимуществу осетинами. Во время гражданской войны с 1918 года - район
этот был театром военных действий, в которых главными действующими
сторонами были добровольческая армия Деникина и революционные повстанцы
Ингушетии. С момента организации Горской Республики по 1922 год
включительно спорный район был включен в административные границы бывшего
Назрановского округа - ныне Ингушетии. Лишь после 1922 года Горским ЦИКом
была установлена временная граница между Осетией и Ингушетией по течению
реки Терека, со включением спорного района в административные границы
Осетии - без Редантских хуторов и земель, которые Горским ЦИКом были
оставлены в пределах Ингушетии, причем население хуторов Редантского района -
сплошь Ингушское. Ныне, когда пришла пора установить новые границы, осетины
и ингуши предъявили друг другу взаимноисключающие претензии. Так,
автономная область Осетии потребовала передачи ей всех земель начиная от
границы с ССР Грузией по течению реки Терека со включением Редантских
хуторов, находившихся доныне в пределах Ингушетии. Автономная же область
Ингушетии предъявила требования о передаче ей до сих пор находящихся в
административных пределах Осетии земель к югу от Редантских хуторов до
границы с Грузией, с селениями Балта, Чми и Ларс.
После продолжительной дискуссии представители автономной области Осетии
сняли свои претензии на Редантский район, населенный ингушами, но продолжали
упорно настаивать на включении в административные пределы Осетии селений
Балта. Чми и Ларс, расположенных на левом берегу реки Терека со всеми землями,
площадью до 8000 десятин, простирающимися до горного хребта, который
отделяет населенные пункты Осетии (районы Саниба и Кобани) от спорного
района, причем высота этого хребта в некоторых местах, не спускаясь ниже,
превышает 8000 футов.
В населении спорного района, т.е. селений Балта, Чми и Ларс, ни осетины, ни
ингуши большинства не имеют. В селении Балта самой многочисленной группой
населения, превышающей в отдельности и ингушское и осетинское население,
являются грузины. Такая же точно картина и в селении Ларс. Только в селении
Чми, очень небольшом по численности населения, живут исключительно осетины.
Из 8 тысяч десятин земли, расположенной в спорном районе, лишь около 800
десятин пригодны для выгона и, отчасти, для покосов. Как утверждали обе
стороны, этими выгонами и покосами обычно пользовались ингуши и осетины.
Дорог, связывающих указанные выше населенные пункты Осетии со спорными
селениями, за исключением горных троп по ущельям, не круглый год открытых
для движения, не имеется, что, конечно, исключает возможность непрерывного
администрирования в спорных селениях со стороны высших органов власти
Осетии. Между тем спорный район совершенно открыт со стороны правого берега
реки Терека, населенного исключительно ингушами. От них к спорным селениям
идут кратчайшие пути через Терек, что в значительной степени облегчает
административное управление спорными селениями со стороны Ингушетии. В
окончательных заявлениях представители автономной области Ингушетии
категорически настаивали на передаче Ингушетии селения Балта и условно - в
зависимости от волеизъявления населения - селений Чми и Ларс, отказались от
них. При такой постановке спорных вопросов со стороны представителей Осетии и
Ингушетии комиссия должна была принять решение, максимально
обеспечивающее в будущем как мирные отношения между спорящими сторонами,
так и удобства управления и советского строительства в спорных областях и
охрану спокойствия по части стратегической Военно-Грузинской дороги,
пролегающей по левому берегу реки Терека в спорном районе.
Как Вы усмотрите из кратких формулировок наших решений, комиссия не сочла
возможным удовлетворить требование Осетии и не могла стать на путь,
предлагаемый Ингушетией. Мы вынуждены были разрешить вопрос о передаче
одной из спорящих сторон целиком всего района. Исходя же из создавшейся в
эпоху гражданской войны исторической обстановки, из того неоспоримого
соображения, что экономическое значение спорного района слишком ничтожно
для обеих сторон, а также из соображений административно-технических,
комиссия пришла к единодушному выводу о необходимости включения спорных
районов в административные границы Ингушетии. Если принять во внимание еще
нарочито подчеркиваемые представителями Ингушетии обвинения по адресу
осетинских работников в их усиленной работе за последние два года по подготовке
населения спорных селений против Ингушетии, а также большую активность
ингушских масс по сравнению с осетинскими и большую частоту случаев
бандитизма со стороны ингушей, комиссия не могла прийти к другим выводам,
чем те, к которым она пришла.
Свое единодушное решение о включении спорного района в административные
границы Ингушетии комиссия обусловила рядом конкретных предположений,
осуществление которых должно способствовать предупреждению возможных
осложнений в отношениях между Осетией и Ингушетией. Важнейшим из этих
конкретных предположений комиссия считает ассигнование Правительством
РСФСР небольшой суммы денег на проведение колесных дорог протяжением в 12
и 9 верст из населенных пунктов Осетии к Военно-Грузинской дороге. Комиссия
считает также очень важным организацию исполнительных органов в селениях
спорного района с обязательным включением в эти исполнительные органы
работников всех этих национальностей: осетин, ингушей и грузин. На решение
комиссии представители Осетии заявили решительный протест.
Я считаю - в полном согласии с членами комиссии тов. Фоминым и тов.
Толмачевым - целесообразным и необходимым заслушать в заседании Президиума
ВЦИК, на котором будут обсуждаться наши решения, представителей осетин и
ингушей, чтобы иметь возможность проверить наши решения путем получения
непосредственных впечатлений. Непосредственные впечатления помогут
Президиуму решить вопрос о возможности исправления решений комиссий и
установления в спорном районе двоевластия и паритетной ответственности осетин
и ингушей"* [*Там же, л. 177-180]
Комиссия в составе председателя Совнаркома Грузинской ССР Ш. 3. Элиавы,
члена ЦИК СССР Фомина и зам. председателя Северо-Кавказского крайисполкома
Толмачева проделала большую и важную работу. Причем в последующем, когда
между областями, округом и городом появлялись какие-то земельные,
территориальные, пограничные споры, они гасились ссылкой на окончательность
и невозможность пересмотра решения указанной правительственной комиссии.

Выборы в городской Совет

Город Владикавказ продолжал жить со своими обычными проблемами.
Развивалась экономика, строились учреждения образования, здравоохранения,
культуры, в которых получали соответствующие услуги представители всех
автономных образований. 
В установленные сроки проводились выборы в представительные органы
власти.
Большая подготовительная работа была проведена при организации выборов
делегатов во Владикавказский городской Совет IV созыва, которые состоялись в
феврале 1927 года. В городе были развешаны листовки-призывы "К рабочим,
работницам, служащим и всем трудящимся города Владикавказа" на русском,
ингушском и осетинском языках. Среди основных задач, стоящих перед Советами,
в листовках назывались: индустриализация, снижение стоимости продукции
промышленности, развитие дела народного образования, здравоохранения,
улучшение условий быта рабочих и трудящихся в городе, разрешение жилищного
вопроса, улучшение городского благоустройства, борьба с бюрократизмом,
удешевление советского аппарата и др. Владикавказский окружной комитет ВКП
(б) и Владикавказская окружная избирательная комиссия по выборам в городской
Совет призывали избирателей:
"Все на выборы Городского Совета!
Обсуждайте наказ будущему Городскому Совету.
Намечайте кандидатов.
Тщательно обсуждайте каждую кандидатуру.
Избирайте коммунистов и честных активных беспартийных"* [*ГАРО. Ф-р-
1485, оп. 1, д. 402, л. 161-165]
Ход выборной кампании обсуждался 17 февраля 1927 года на заседании Северо-
Кавказской краевой избирательной комиссии при Президиуме крайисполкома.
Заслушав доклад представителя ВЦИКа т. Доброго о результатах обследования
хода предвыборной кампании во Владикавказе, Ингушетии и Северной Осетии,
участники заседания приняли постановление:
"1. Предложения т. Доброго принять.
2. Отметить позднее развертывание кампании по Северной Осетии и особенно
Ингушетии и недостаточное руководство со стороны избиркомиссий.
3. Констатировать, что середняк по Северной Осетии не вовлечен в
предвыборный период кампании и вообще слабое проведение предвыборной
работы.
4.Констатировать, что в основном в Осетии и Ингушетии применена не новая, а
прошлогодняя инструкция в отношении лишенных избирательных прав, однако с
более полным учетом отдельных категорий лишенных.
5. Отметить, что слабо проведены указания по разукрупнению участков, об
уделении должного внимания подбору помещений, организации специальных
женских участков и вообще недостаточно уделено внимания организационно-
техническим моментам кампании.
6. Считать ненормальным отсутствие докладов на облизбиркомиссиях со
стороны окружных комиссий о ходе работы по перевыборам.
7. Предложить Сев. - Осетинскому и Ингушскому облизбиркому немедленно
устранить указанные недочеты в ходе предстоящих выборов.
8. По г. Владикавказу отметить недостаточное разукрупнение избирательных
участков, отсутствие избирательных участков для нацменьшинств при наличии
значительного количества их в городе.
Установленные Владикавказским окризбиркомом специальные нормы для
выборов от организованного и неорганизованного населения считать
неправильным, запросив от окризбиркома объяснения по этому вопросу"* [*Там
же, д. 554, л. 11].

Передача Владикавказа Северо-Осетинской автономной области

Вскоре, 25 сентября 1928 года, по опросу членов секретариата крайкома партии
рассматривался вопрос об обследовании Ингушской областной парторганизации,
где было принято постановление: "Командировать ответинструктора крайкома тов.
Батчаева в Ингушскую область для обследования Ингушской областной
партийной организации. Срок командировки - 30 дней"* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д.
741, л. 11].
А 13 октября 1928 года бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП (б) по докладу
его секретаря А. А. Андреева приняло, наверное, самое нелепое за десять лет
своего существования постановление о городе Владикавказе: "Учитывая тот факт,
что за период с момента образования национальных областей мы имеем
значительные успехи советского строительства и укрепления Советской власти во
всех национальных областях и, с другой стороны, стоя перед задачей их
дальнейшего культурно-политического и хозяйственного развития, считать
необходимым присоединение города Владикавказа к Северо-Осетинской
национальной области, превратив этот город в административный центр Северо-
Осетинской автономной области. Для разработки практических мер, вытекающих
из этого постановления, образовать комиссию под председательством тов. Иванова
Вл. , которой поручено исходить из необходимости быстрейшего проведения
реорганизации, дабы обеспечить бесперебойную работу местных органов"*
[*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 696, л. 1].
Не правда ли, странная формулировка? Ни одного слова, доказывающего,
обосновывающего необходимость присоединения Владикавказа к Северо-
Осетинской области. Данная формулировка подходила бы и в том случае, если бы
этот город присоединяли к Кабардинской, Адыгейской, Карачаевской или какой-
либо другой области, не говоря уже об Ингушетии. Кстати, эта же стандартная
формулировка была использована днем раньше (12 октября 1928 года), когда
рассматривался вопрос присоединения города Грозного к Чеченской области и
было принято постановление бюро крайкома с той лишь разницей, что были
названы другой город и другая область.
Как же были учтены интересы другой стороны, исторически непосредственно
связанной с городом Владикавказом, - ингушского народа? А вот как: "Учитывая
также интересы Ингушской автономной области, считать необходимым для
внимательного рассмотрения вопросов, связанных с обеспечением этих интересов,
образовать комиссию, которой поручить разработать в двухнедельный срок в этом
направлении ряд мероприятий"* [*Там же]. Ни больше, ни меньше.

Борьба Ингушского обкома ВКП (б) против передачи города

Естественно, что с таким решением данного вопроса ни руководство, ни
трудящиеся Ингушской автономной области никак согласиться не могли. Свое
особое мнение на том злополучном заседании бюро крайкома партии изложили
руководители нашей области: И. Зязиков, секретарь обкома ВКП (б) и А.
Горчханов, председатель облисполкома. Они выразили решительный протест
против постановления передать Владикавказ Северо-Осетинской области,
мотивируя это следующим:
"Соглашаясь с своевременностью постановки вопроса о передаче города
Владикавказа одной из двух национальных областей: Ингушской или Осетинской,
мы решительно возражаем против решения крайкома передать Владикавказ
Северо-Осетинской области и настаиваем на передаче его Ингушской области.
Мотивы следующие:
1. Владикавказ был и остается хозяйственным и культурным центром
Ингушской области:
а) в нем расположены все промышленные предприятия Ингушской области
(крахмальный, винокуренный, кожевенный, известковый и мыловаренный заводы),
и с ним же связана строящаяся лесная промышленность;
б) во Владикавказ падает 1/3 всего товарооборота Ингушской области, а если из
последнего исключить кукурузу, то 3/4;
в) точно так же перспективы всей горной промышленности в Ингушской
области на ближайшие 10 лет неразрывно связаны с Владикавказом;
г) во Владикавказе находятся областная больница, индустриальный и
педагогический техникумы, опорная школа и совпартшкола, т. е. учреждения,
составляющие основу культурной работы в области.
2. Владикавказ является географическим центром Ингушетии. Вся ее
территориальная конфигурация говорит о невозможности для Ингушетии другого
центра, кроме Владикавказа.
3. Оба эти обстоятельства явились причиной той ожесточенной гражданской
войны, которая шла вокруг Владикавказа между ингушами и осетинами в 17, 18,
19 годах.
4. Хотя исторический момент и не может являться решающим, но не считаться с
ним нельзя. Ингушетия в 18, 19 годах являлась, наряду с грозненским
пролетариатом и Чечней, решающей опорой Советской власти на Тереке не только
против казачества, но и большей частью Осетии, шедшей за офицерско-казачьей
контрреволюцией. И само собой понятно, что передача Владикавказа Осетии
явится сильнейшим козырем в руках обактивившегося антисоветского элемента в
Ингушетии и создаст ряд серьезнейших затруднений политического порядка.
5. Факт большей заселенности города Владикавказа осетинами -12 % против 2 %
ингушей, так же как более высокий культурный уровень Осетии, не могут явиться
решающим фактором для передачи Осетии Владикавказа, во-первых, потому, что,
не говоря о незначительности процента осетин во Владикавказе, перевес
последних над ингушами есть результат прежде всего гражданской войны (бегство
ингушей из Владикавказа под ударами белых, до революции во Владикавказе
ингушей было в несколько раз больше, чем теперь, а осетин наоборот), во-вторых,
потому, что именно культурная отсталость Ингушетии требует не отрыва от ее
культурного центра, каким является Владикавказ, а наоборот - передачи его ей"*
[*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 696, л. 3]
16 октября 1928 года состоялось заседание бюро Ингушского обкома партии, на
котором рассматривалось решение Северо-Кавказского крайкома ВКП (б) от 13
октября о городе Владикавказе. В принятом постановлении председателю
Ингушского облисполкома тов. Горчханову поручено поставить вопрос в ЦК ВКП
(б). Одновременно с этим решено дать телеграмму тов. Сталину с протестом
против решения крайкома партии. Здесь же утверждена резолюция по данному
вопросу, в которой, в частности, говорится:
"Заслушав сообщение Зязикова о решении крайкома передать Владикавказ
Северо-Осетинской автономной области и ознакомившись с самим
постановлением крайкома по этому вопросу и отмечая, что:
1) решение крайкома о передаче Владикавказа СОАО явилось неожиданностью
для Ингушской парторганизации, что поставило последнюю в совершенно ложное
положение;
2) оно (решение) не только отрывает от Ингушской области единственный
хозяйственный и культурный центр ее, но и не дает перспективы для дальнейшего
развития последней;
3) заинтересованность Ингушской области во Владикавказе как в
хозяйственном, так и культурном отношении сильнее, чем таковая со стороны
Северо-Осетинской области, и она не может покрываться фактом перевеса во
Владикавказе осетинского населения над ингушским, тем более что этот перевес в
сильнейшей степени является результатом гражданской войны (изгнание
объединенной казачье-осетинской белогвардейщиной ингушей из Владикавказа в
17-19 годах и разгром их хозяйств);
4) наконец, передача Владикавказа СОАО в момент обострения классовой
борьбы в ингушском селе, ухудшения политической обстановки в области в
результате хозяйственных затруднений истекшего года и в условиях неизжитой
еще национальной розни между осетинами и ингушами, во-первых, явится
серьезнейшим козырем в руках антисоветского элемента, во-вторых, ухудшит
национальные отношения ингушей и осетин, - бюро обкома постановляет:
а) решительно протестовать перед ЦК ВКП (б) против решения Северо-
Кавказского крайкома о передаче Владикавказа Северо-Осетинской автономной
области и просить о его пересмотре;
б) и впредь до рассмотрения вопроса в ЦК настаивать на приостановлении
начавшихся работ по передаче Владикавказа Северо-Осетинской области"*
[*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 697, л.20].
На следующий день состоялось еще одно заседание бюро Ингушского обкома
партии, где было принято постановление командировать товарищей И. Зязикова и
Ю. Албогачиева в Москву для постановки вопроса в Центральный Комитет партии
в дополнение к постановлению бюро обкома ВКП (б) от 16 октября. В
постановлении также подчеркивалось, что в связи с попытками антисоветского
элемента использовать решение о передаче Владикавказа Осетии в своих целях (а
партийная организация до сих пор не информирована об этом решении)
необходимо созвать актив городской парторганизации, разослать райкомам партии
и партячейкам письмо о необходимости повести в массах энергичную работу
против попыток использовать решение крайкома партии в целях разжигания
национальной розни и создания недовольства Советской властью. С этой целью
распускаются слухи о якобы готовящемся изгнании ингушей из Владикавказа, о
присоединении их к Сунженскому округу, о том, что Ингушская парторганизация
прозевала город, не защитила интересы ингушского народа и т.д. Бюро обкома
партии призвало всех коммунистов "дать решительный отпор провокационным
вылазкам антисоветских элементов, усилить работу на селе по сплочению
широких бедняцко-середняцких масс вокруг задач, которые стоят перед областной
партийной организацией"* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 836, л. 1-2]. Мнение участников
собрания Владикавказского городского партийного актива Ингушской автономной
области, которое состоялось 18 октября 1928 года, также совпало и выражалось в
протесте против решения крайкома партии. Тем не менее, думается, есть смысл
привести выдержки из выступлений коммунистов, в том числе и не ингушей
(нейтральных, незаинтересованных).
С информацией о решении крайкома передать Владикавказ Северной Осетии
выступил Эсмурзиев, который сказал:
"Товарищи, мне поручило Бюро Областного Комитета довести до сведения
нашего актива последнее решение Бюро Крайкома по вопросу о передаче города
Владикавказа Осетии. Своим постановлением Бюро Краевого Комитета от 13.10.28
г. сделало следующее постановление. Учитывая факт, что за период с момента
образования национальных Областей мы имеем значительный рост экономики в
культурном отношении, в укреплении партийных организаций, в укреплении
Советской власти в этих Областях, и вот в связи с этим поскольку образовались
Национальные Области, в связи с этим укреплением стал вопрос о передаче города
Владикавказа одной из национальных Областей. Краевой Комитет постановил
передать город Владикавказ Северо-Осетинской Автономной Области, для этой
цели решил создать особую комиссию для передачи города Владикавказа Осетии
под председательством тов. Иванова. Наряду с этим, учитывая интересы
Ингушетии, поскольку она была связана с городом Владикавказом, чтобы эти
интересы не были обойдены, создается другая комиссия, под председательством
тов. Богданова. Таким образом, город Владикавказ решением Краевого Комитета
передается Северо-Осетинской Области. С таким постановлением Бюро
Областного Комитета не согласно по целому ряду соображений, имеющих
колоссальное значение для развития Ингушской Области, поскольку мы имеем
перевес по своему географическому положению и по своим экономическим связям
с городом Владикавказом и по своим культурным потребностям мы стоим выше,
чем Северная Осетия. И вот, исходя из таких соображений, учитывая, что город
Владикавказ для Ингушетии является культурным центром, из которого исходит
вся наша жизнь, и поскольку с передачей города Владикавказа Ингушетия не
имеет в дальнейшем перспектив в развитии, Областной Комитет с этим не
согласился и опротестовал решение Краевого Комитета перед Центральным
Комитетом Партии.
Но, товарищи, такая постановка вопроса, пожалуй, своевременна, поскольку
город находится как буфер между двумя национальными Областями. Но вопрос,
кому передать этот город. Но, кроме того, Ингушская организация не была
осведомлена в этом деле, несмотря на некоторые разговоры, которые имелись
раньше. Постановка вопроса для нас, как Областного Комитета, неожиданна. Но
поскольку вопрос поставлен так, решение вынесено, то сейчас у нас те враждебные
элементы в отношении Советской власти и партийных организаций и т. д. уже
распускают слухи, разжигающие нац. антагонизм, и имеются такие слухи,
кривотолки, что ингушские коммунисты не сумели защитить города Владикавказа
и передали его Осетии. Имеются такие слухи, что мы. мол, боролись с оружием в
руках за город Владикавказ в 17-18 годах, а теперь забыли, и теперь ингушей
выгоняют из города Владикавказа. Имеются даже такие слухи, что ингушей из
города вытесняют; ингушей и Чечня не принимает; ингушей перебрасывают к
казакам в Сунженский округ и т. д. Вот те слухи, которые сейчас распускаются.
Одним словом, вредный элемент старается создать что-нибудь вокруг этого
постановления.
Вот это положение и то политическое положение в Области в связи с
проведением кампании, как хлебозаготовительной, налогового дела и т. д. , всегда
ложатся на более зажиточное население -создало обострение. Все эти моменты как
раз сейчас затронуты этими кампаниями. Они будут стараться этими кривотолками
как раз увязывать свое недовольство, и здесь нам нужна чуткость, чтобы не было
брожения.
Теперь по этому поводу в Москву выехали наши представители. Вопрос, мы
думаем, не решен, поскольку у нас имеется Центральный Комитет Партии. Но
сейчас задача наша в этом деле заключается в том, что, имея политическое
положение после проведения хлебной кампании, и сейчас, наряду с этим
вопросом, еще могут быть обострения, кривотолки, примером служат эти слухи.
Нам надо взять твердую линию к отпору кривотолков. Кроме того, сейчас,
товарищи, имеются другие опасности, что, как нигде, у нас все-таки некоторые
струнки в низах имеются, национальные струнки, национальная рознь. В этом
смысле могут быть обострения. Настоящий вопрос передачи г. Владикавказа
Осетии дает громадную почву для обострения национальной розни. Поэтому Бюро
Партийного Комитета решило довести до сведения актива, что оно приняло меры в
этом отношении и сейчас наша задача заключается в том, чтобы дать решительный
отпор всяким кривотолкам, ни в коем случае мы не должны забывать того, что мы
коммунисты, что в наших сердцах, хотя это, может, будет тяжело, но, поскольку у
нас имеется решение Партийных органов, мы обязаны проводить это решение на
100 %. Но мы будем доказывать целесообразность, будем действовать не
фракционным, а таким путем, какой выдвинуло Бюро Областного Комитета
Партии. Здесь, товарищи, Бюро Областного Комитета Партии дало следующее
решение по этому вопросу: во-первых, здесь намечается следующее:
(зачитывается). Это решение Бюро Областного Комитета и дает обоснование, что
всем знакомо географическое положение, в котором находится Владикавказ, так и
культурно-экономическое и политическое положение. Если взять нашу горную
разработку, которая должна пройти через Владикавказ и наряду с этим проследить
само положение города Владикавказа, то оно говорит за то, что действительный
перевес за ингушами. Если посмотреть в сторону населения, здесь 12 % самого
населения - осетин, ингушей здесь 2 %, но если взять положение до революции, то,
пожалуй, здесь осетин было не больше ингушей. Теперь другое положение,
которое дало возможность осетинам здесь иметь большое население. Все это
результаты гражданской войны. Когда Деникин здесь укрепился, ингушское
хозяйство было разорено. Ингуши жить здесь не могли, поскольку в гражданскую
войну имелся определенный блок осетин и казаков. Теперь, если посмотреть
культурное значение, которое имеет для нас город Владикавказ, это не нужно
доказывать, что без города мы не можем жить -это факт, что если нас оторвать от
города Владикавказа и в административном порядке передать его Осетинской
Области, то мы видим все-таки, наша экономика будет связана с городом
Владикавказом, т. к. больший подвоз сельскохозяйственной продукции на рынок у
ингушей, чем у осетин. У них есть возможность сдавать продукты на целый ряд
станций: Беслан, Дарг-Кох, Эльхотово и др. Эти моменты как раз говорят за то, что
наша хозяйственно-экономическая база связана с городом Владикавказом. Я
думаю, товарищи, что наши представители этот вопрос поставят, но наша задача
заключается в том, товарищи: нами в связи с этим вопросом послано письмо
районным комитетам партии дать отпор в этом деле всем кривотолкам. Разрешите
прочесть, как наша организация в селах должна относиться к этому вопросу.
(Письмо Обкома зачитывается. Вносятся пояснения.)
Областной центр у нас остается в городе Владикавказе. Вот, товарищи, письмо,
которое нами дано по низовым ячейкам. Товарищи, я хочу сказать еще пару слов в
отношении постановки вопроса. Этот вопрос для нас был неожиданным. 
Теперь вопрос о дальнейшей судьбе ингушей. Если была бы решена дальнейшая
судьба ингушей, тогда еще таких кривотолков, вероятно, было бы меньше. Но
поскольку вопрос не поставлен о дальнейшей судьбе ингушей, то говорить не
приходится. Сейчас у товарищей может возникнуть такой вопрос: нет ли
перспектив у Краевого Комитета о присоединении ингушей к Чечне. Такая
постановка вопроса в Крае открыто не стоит, но мы пока не знаем, будет ли этот
вопрос решаться в сторону объединения ингушей с Чечней. Сейчас еще решен
вопрос о Сунженском округе, что он тоже объединяется с Чечней. Вопрос
своевременно поставлен, но насколько правильно передается Северо-Осетинской
Области Владикавказ, этот вопрос нами поставлен на разрешение в Москве и
должен быть разрешен в окончательном виде в ближайшие дни. Поэтому,
товарищи, Бюро Областного Комитета призывает городской актив, который
сталкивается с деревней, дать максимальный отпор тем кривотолкам и тем
вылазкам, которые имеются сейчас по селам, и не допустить ни в коем случае, как
в партийных организациях, так и в нашем Советском аппарате, отвлечения
внимания от очередных задач. Вот вопрос, который стоит перед нами сейчас.
Товарищи, естественно, если будем давать отпор, наше внимание, внимание
наших низовых организаций не должно быть отвлечено от непосредственных
наших задач. Оно будет для нас таким моментом, от которого мы будем ожидать
самых плохих результатов самого плохого положения, и так у нас политическое
положение обострилось, но наряду с этим может еще быть обострение; такого
обострения положения наша организация допустить не может, поэтому Бюро
Областного Комитета решило довести до сведения городского актива и призывает
дать решительный отпор для улучшения нашего положения и устранения тех
провокационных толков в связи с этим вопросом в нашей Области.
Тов. Шадиев. Товарищи, первый вопрос - имеем ли мы право сейчас обсуждать
и протестовать против постановления Краевого Комитета Партии. Я считаю, что
мы имеем право вполне и что Крайком сделал чрезвычайно противоречащее
нынешней линии партии дело: с одной стороны, не обсуждая в трех организациях
такого важного для них вопроса и затем, с другой стороны, пытаясь зажать рот
людям, которые должны принимать самое активное участие в разрешении этого
вопроса, пытаясь зажать рот всему активу партийной организации. Поэтому
считаю, что данное собрание, с одной стороны, может сказать в отношении
постановления Крайкома, что его можно назвать неудачным, что он проявил
поспешность, протестовать против него и обсудить вопрос о том, что нам делать
для того, чтобы несколько смягчить то, что может быть в нашей Области
вследствие этого постановления и чтобы нашу партийную организацию поставить
на должное место. Нужно подумать, имел ли Крайком какое-либо основание для
вынесения такого постановления. Экономические основания, если разбираться в
этом, как видим, следующие: Осетия имеет 5 по крайней мере таких пунктов, через
которые осетинская экономика может развиваться. Ардон - центр, который может
соперничать с Владикавказом, Беслан, Дарг-Кох, Эльхотово, Христиановская -
каждый из этих пунктов превосходит в 2-3 раза ингушский - Назрань. И второе -
известно каждому. Ингушетия является чрезвычайно отсталой Областью,
значительно отсталой в сравнении с Осетией, и, следовательно, для развития своей
экономики у ингушей остается Назрань, имеющая значение лишь для одного
Назрановского округа, а Владикавказ будет передан Осетии, и без того мощной.
Выходит, что мы экономически будем зависеть всецело от Осетии, т. е. какая-то
колонизация. Есть ли тут подход с точки зрения национальной политики Партии?
Здесь как раз наоборот, точно так же могло к этому подойти царское
правительство. Там, в Краевом Комитете, говорят "можете развиваться", тут нам
известно, что в культурном отношении Осетия ушла значительно вперед ингушей
и отсталая в культурном отношении Ингушетия без действительной поддержки
развиваться не может. Теперь можно навести исторические справки (приводятся
справки).
Возьмем 18 год. В 18 году Ингушетия утвердила во Владикавказе Советскую
власть, отняв город у казачье-осетинских белогвардейцев. Может, скажут, что
Осетию, более отдаленную от Советской власти, нужно приласкать, что им надо
дать побольше, а мы же, близкие к Советской власти, и так не останемся в стороне.
Если бы заграничным заводчикам и фабрикантам передать фабрики и заводы, то
они тоже были бы за Советскую власть. Здесь подачка, чтобы улучшить
политическое положение Осетии. Выходит, что ингуши сражались за Советскую
власть и теперь, когда она утвердилась, она отнимает город у ингушей и передает
его осетинам, о которых наши массы помнят, что они в городе сражались против
Соввласти.
Будет политическое обострение вокруг этого момента. Как ингушская масса
будет реагировать на этот момент? Всем известно, что Чечне перейдет Грозный,
Владикавказ - Осетии, а ингуши, которые имеют больше жертв перед страной,
ингуши - один из революционных народов, они "получают" Назрань, и только. Как
подойдет ингушская народная масса к этому вопросу, как нам удастся это дело
разъяснить, когда точка зрения у масс будет вполне обоснована? Со стороны
народных масс Ингушетии мы услышим слова, что Ингушетия никогда не делала
выступлений против Соввласти, что ей Советская власть более близка, но те,
которые сражались против Советской власти, они получают больше. Какие же у
нас основания для того, чтобы работать в среде ингушской массы? Если мы сейчас
поднимем вопрос о присоединении к Чечне, после того как Чечня укрепилась и
получила Грозный, а Северная Осетия Владикавказ, то нам скажут, что мы, как
жена, разведенная с мужем, идем к Чечне и просим, чтобы она приняла нас в свой
дом. Но на это ни один ингуш, даже партийный ингуш не сможет пойти без того,
чтобы у него не горело в груди. Теперь будем говорить, как быть в настоящий
момент, когда вопрос находится в стадии разрешения. По этому вопросу надо
сказать, что постановление Крайкома противоречит всякому здравому смыслу. Мы
должны кричать против такого решения, но, с другой стороны, должны учесть то,
что имеется в аулах: в аулах идет брожение. Сегодня я встретил хуторянина
Яндиева, который говорит: "Мы с винтовкой в руках сражались за Советскую
власть, а теперь нас выгнали из города. Вы из-за своей службы предали ингушские
интересы. Вам теперь в аул показаться нельзя, тот человек, который убьет одного
из вас, он обязательно в рай попадет". Не только Яндиев будет говорить, но и
вообще кулачество будет кричать, не боясь за свои слова, выигрывая на этом деле.
Партийная организация сейчас, с одной стороны, опротестовала постановление
Крайкома, но с другой стороны, мы должны дать линию организации, как перед
массами поставить этот вопрос, серьезно его разъяснить и сказать раньше, чем
скажет Яндиев или скажет другой какой кулак. Нужно, чтобы этот процесс мы
сумели направить по той линии, которая будет благоприятна нам. Нужно просить,
чтобы Крайком выслал людей, которые разъяснили бы его постановление.
Тов. Гадаборшев. Если вдуматься в решение, вынесенное Краевым Комитетом,
то оно говорит так, учитывая тот факт, что в национальных областях укрепилась
Советская власть, что культурный уровень поднялся, что власть укрепляется,
укрепляются партийные организации и, исходя из этого расчета, город
Владикавказ передается Осетии, признавая его административной единицей
Осетии. Здесь рассуждается так, что поднимается экономическая мощь,
культурный уровень, партийные организации укрепляются, отсюда, как следствие,
осетинам передается город Владикавказ; а где же находится Ингушетия - выходит,
что она остается в воздухе. Для защиты интересов Ингушетии создается
подкомиссия, которая, как видно, дает нам только подачки, поскольку интересы
Ингушетии затушеваны, постольку мы должны находиться на буксире осетинского
корабля и этот корабль постепенно будет нас вытеснять даже и из теперешней
позиции. Нужно исходить из экономических расчетов. Никому не секрет, что с
самого раздела Горской Республики осетины начинают заселять город, выдвигать
своих людей в городские организации, промышленность, тем самым добиваясь,
чтобы город перешел в их руки. Это послужило мотивировкой перед Краем, что
осетин больше в городе. Факт, что Осетинская Область вела двойственную
позицию по заселению города. Наверно, здесь им помогли и люди, которые у них
работают в Крае, даже активно. У нас в Крае никого не было, а также работали
начистоту и потому остались с носом. Если мы возьмем дореволюционный период,
то факт, что ингушей было больше, чем осетин, в городе. Количественный перевес
не есть факт того, что Владикавказ, являющийся сердцем Ингушетии как в
экономическом, так и в культурном отношении, нужно передать Осетии. Я думаю,
Крайком не серьезно подошел к разрешению этого вопроса. Вопрос этот для нас
жизни и смерти в будущем, а потому мы должны отстаивать передачу города нам
как в экономическом, культурном и историческом отношении. Если мы возьмем
период 18-19 годов, то станет ясно, почему осетин больше в городе, а ингушей
мало. Причины таковы: в то время, как Соввласть отчаянно боролась за свое
существование, отражая атаки контрреволюционеров, город Владикавказ в этот
период был запружен осетино-казачьими белобандитами, которые рьяно и жестоко
подавляли всякое движение, направленное против царской власти. Ингуши с
первых же дней власти рьяно стали на защиту Соввласти против осетин и казаков,
громивших Советскую часть города. Правда, была революционная горсточка
кременистов, которые находились в горах, боровшиеся партизанскими набегами, в
плоскостной Осетии им не было места приютиться, ибо 3/4 проживающих осетин в
плоскости активно боролись на стороне Деникина, как против ингушей, так и
против Соввласти, вследствие чего ингуши вынуждены были за свою активную
борьбу против Деникина и Осетии бросить на произвол судьбы свое имущество и
эмигрировать в горы. Не поискавшись в таких корнях, Крайком вынес решение о
передаче Осетии города, опираясь на то, что осетин больше в городе и что
культурный уровень больше, т. е. грамотность, нужно в дальнейшем развивать их.
Я думаю, что Крайком поверхностно решил этот жизненный для нашей Области
вопрос. Здесь нарушается всякий принцип национальной политики. Помоему,
отсюда проводимая Крайкомом линия в этом вопросе нарушает принцип
национальной политики, как нам его толкует Коммунистический манифест, как мы
его знаем по ленинизму, марксизму. Принцип национальной политики таков. Для
того чтобы национальные Области могли свободно развиваться, необходимо дать
им автономию, чтобы они самостоятельно могли бы строить свою экономическую
и культурную жизнь, принимая участие сами. У нас этой возможности не будет,
ибо вся политическая власть будет в руках осетин, которая постепенно нас
выселит и заберет даже те подачки, которые при разделе города даст нам Крайком.
Если мы возьмем, например, Англию, - передовая страна. Возьмем Индию, -
отсталая страна. Англия тащит на буксире Индию. Англия говорит, что мы будем
вас развивать, и дает им известные подачки, а все же вполне держит их в кабале.
Мы же говорим, что надо дать самостоятельность Индии, и если будет война, то
мы будем рады, если Индия свернет шею английскому империализму.
Это я примерно сопоставил; в таком же положении, в смысле экономическом и
культурном, находится и наша Ингушетия. Теперь возьмем географическое
положение, на которое ингуши могут опираться в своей культурно-социальной
жизни, - это город Владикавказ. Без города Владикавказа нет возможности
развивать экономику, культуру нашей Области. У осетин же имеется в руках вся
железнодорожная сеть, которая проходит через Беслан - Эльхотово Дарг-Кох,
строится Гизель-Дон, где они могут сбывать свою промышленность. Вся же наша
лесная промышленность, вся сырьевая база, вся наша горная промышленность
сосредоточены около Владикавказа. Без Владикавказа наша жизнь, наше
строительство будет мертвой точкой. Осетия подготовлялась - это факт. Ведя
подпольную работу усиленным темпом, повышая удельный вес промышленности
в городе, заселяя населением. Но все же наша Ингушетия даже при такой политике
со стороны осетин достигла больше удельного веса промышленности в городе на 2
%, чем Северная Осетия. По данным города, удельный вес ингушской
промышленности 17,7 %, а Северной Осетии - 15,4 %. При таком положении я
затрудняюсь вести разъяснительную работу о целесообразности передачи, пусть
Краевой Комитет сам разъяснит это решение широким партийным массам, я сам
лично не буду принимать участия в разъяснении этого решения.
Тов. Дахкильгов. Вносит предложение придерживаться известных рамок в
выступлениях. Можно говорить и критиковать, но не задевать национальности.
Надо больше самообладания, потому что приписыванием осетинам различных
обвинений ничего не добьешься. Прения надо вести в области экономической
целесообразности присоединения.
Тов. Хаматханов. Товарищи, я думаю, постановление Крайкома не исказило
линию партии по национальному вопросу, а опрокинуло эту линию партии.
Сказать, что постановление Крайкома исказило линию, это значит - не много
сказать, а сказать, что опрокинуло, это значит - сказать, противоречить,
противопоставлять линии партии. Национальная политика говорит, что отсталым
народностям нужно давать больше возможности для культурного и
экономического развития, и больше возможностей и привилегий во всех
отношениях, чтобы они могли догнать более культурные национальности, а
постановление Крайкома с передачей города Владикавказа дает обратную линию,
давая более экономически сильным, более культурным более широкую дорогу за
счет сужения этой дороги для отсталых национальностей. Я думаю, что
недоразумения Крайкома, его ошибки будут замечены Центральным Комитетом
партии, я уверен, что эту ошибку Центральный Комитет не пропустит дальше.
Мы выдвигаем 4 вопроса: во-первых, культурный, во-вторых, экономический, в-
третьих, географический и, в-четвертых, заслуги осетинской и ингушской
национальностей перед революцией. Все знают, что Ингушетия шла и боролась за
Советскую власть, а осетины принимали участие в Деникинских бандах. Также
они имели привилегии при царской власти, что дало им возможность быть более
культурными.
Если передать город Владикавказ, то сейчас получится то же самое. Если у
осетин больше культуры, то потому, что царская власть давала им больше
привилегий, поднимала царская власть, и Советская власть поднимает культуру
Осетии, осетин, которые шли за Деникиным. Таким постановлением мы видим
недооценку заслуг Ингушетии, и вынесение такого постановления совершенно
неправильно.
Какие политические результаты получились: во-первых, национальный
антагонизм, не только в низах, но и во всех верхушках, руководящих верхушках,
усилился до невозможности.
Национальный антагонизм низовых масс усилится до невозможности, значит,
это постановление Крайкома усиливает национальную вражду, национальное
брожение между Осетией и Ингушетией.
Ингушей разжигают до невозможности. Если экономическая и политическая
подкладка заставила во время гражданской войны ингушей идти против Деникина,
а осетин - наоборот. Темные бедняки скажут, что Ингушетию загоняют, что хотят,
чтобы мы еще больше отстали экономически и культурно, хотят нас еще дальше
загнать. Крайком к нам относится пристрастно, и осетинам дают больше
привилегий в Крае руководители-осетины, что осетины более
контрреволюционны, что ингуши сделали больше для революции. Надо увязаться
с рабочей массой города для того, чтобы поднять отсталым ингушам свою
экономику. Надо быть контрреволюционерами в момент гражданской войны,
чтобы после победы получить больше плодов победы. Выходит так, что те, кто
были контрреволюционерами, получили больше привилегий, а те, кто были
революционерами, так и остались отсталыми, тут линия партии совершенно
искажена, опрокинута таким постановлением.
И я уверен, что ЦК этот вопрос решит совершенно в обратную сторону, потому
что в политическом, экономическом и культурном отношении национальная
политика Советской власти и партии совершенно правильна. Ингушетии надо дать
больше возможности для ее экономического и культурного развития, т. к. она
является самой отсталой национальностью.
Теперь еще один вопрос, что ингушей 75 тысяч, а городского 80 тысяч, перевес
за городским населением, и город своей силой задавит ингушей. Это неверно.
Наоборот, если передать город Владикавказ ингушам, то было бы больше
демократии. Разве в интересах национальной или какой-либо другой политики
зажимать рот русским, надо подгонять отсталые национальности, и если
Ингушетия соединится с городом, то и у городского населения будет больше
возможности для дальнейшей своей культивации, и у Ингушетии будут самые
необходимые перспективы для дальнейшего экономического и культурного роста
и для того, чтобы догнать более культурные национальности СССР, и здесь будет
гораздо больше демократии. Мне кажется, товарищи, что говорить о партийных
билетах не стоит. Я должен сказать, что если бы это была линия ЦК, если бы эта
линия, дающая больше привилегий, больше возможности для экономического и
культурного развития более культурным национальностям за счет уничтожения
экономических и культурных интересов самых отсталых национальностей была
общая линия по национальному вопросу Центрального Комитета Партии, то,
конечно, это была бы не коммунистическая партия, а партия социал-
демократическая. Последний Конгресс социал-демократов сказал: "отсталые
колонии, вы не имеете права на самостоятельную свободу, потому что вы не
сумеете управлять сами собой, и потому вы не имеете права на свободу". Крайком
говорит: "ингуши, вы отсталые, вам города не надо, а культурным осетинам надо
дать город и больше дороги". У французов, американцев, англичан то же самое,
все руководят отсталыми колониями. Если передать осетинам город, они все
возьмут в свои руки и действительно Ингушетия будет поставлена в
экономическую и культурную зависимость от Осетии, и потому я говорю, что если
это была бы общая национальная политика партии и Центрального Комитета, то,
конечно, это была бы не коммунистическая партия, а социал-демократическая.
Ошибка Крайкома будет установлена Центральным Комитетом партии, во-первых.
И во-вторых, Центральный Комитет никогда не допустит, чтобы более культурные
национальности наседали на более отсталые и таким образом развивались. Но
партийные билеты совершенно не нужно затрагивать даже в том случае, если бы
этот вопрос был утвержден ЦК в таком смысле, в каком его решил Крайком, т. к.
это было бы только исключительное недоразумение и из-за этого отдельного
недоразумения и ошибки выходить из Коммунистической партии не следует.
Предложение тов. Шадиева. Если этот вопрос утвердится в ЦК, то просить
приехать работников Края, разъяснить эту политику населению и убедить
партийные бедняцкие и середняцкие массы, что эта линия правильна, тогда дело
будет совсем другое. А сейчас коммунисты-ингуши никогда не могут действовать
уверенно, что эта линия верна, что это правильная политика, потому они не смогут
выполнить постановление так, как нужно. Поэтому, если вопрос будет в таком
порядке утвержден ЦК, то ингушам-партийцам и работникам здесь делать нечего,
потому что они не сумеют правильно провести в жизнь постановления ЦК, будучи
уверены в неправильности этого постановления, потому что никогда ингушские
коммунисты не смогут утверждать, что это постановление правильно, потому что
оно на самом деле неправильно, потому что это вопиющая несправедливость и
неправильное разрешение нацвопроса. Тогда нужно посадить русских и
осетинских работников, пусть они работают и в городе и в Ингушетии, которых
нельзя оторвать друг от друга.
Тов. Перельмутер. Я думаю, товарищи, что заявление тов. Хаматханова о том,
что линия партии опрокинута, - слишком уж резко и неправильно в корне сказано.
Но надо признаться, что имеется что-то неладное. В 23 году, когда шел вопрос о
разделе Горской Республики, то Центральный Комитет решил прислать
специальную комиссию. Комиссия выезжала в аулы и обсуждала вопрос и после
этого вынесла решение открытым, я думаю, что если Крайком такого метода
держался и что если принял решение, что Владикавказ нужно передать Осетии и
ставил бы предварительно на обсуждение организации, после того, возможно,
Крайком принял бы другое решение, если бы вопрос обсуждался предварительно
при участии организации, Получилось то, что сейчас мы имеем слишком резкие
заявления, и я подтверждаю, что это решение, если бы оно было проведено
заранее, здесь, возможно, было бы иное решение. Здесь вопрос идет о
Владикавказе, а не о самолюбии. Вопрос города имеет чрезвычайно важное
значение для дальнейшего развития культурного, политического и т. д. Влияние
города всем известно. Мы окружены мелкобуржуазным, крестьянским населением.
Смычка города с деревней может оказать большое влияние. Если говорят, что
обеспечиваются интересы Ингушетии, то в дальнейшем, возможно, будут
затруднения. Это нужно сейчас учесть. Я думаю, что здесь имеются исторические
данные, что город заселяется в первую очередь ингушами, что город был
ингушским селением, что ингуши отстаивали его от всех белогвардейцев и,
несмотря на те успехи, которые имеет Ингушетия за 10 лет Советской власти, мы
являемся самой отсталой Областью по сравнению с другими. Поскольку город
передан Осетии, то дальнейшее развитие его будет затрудняться.
Но если, товарищи, вопрос ставился так, что передача города Осетии
мотивируется тем, что он больше имеет осетинского населения и что Область
больше связана с городом, то я хочу сказать, что поднятый вопрос о передаче
города Ингушетии не имеет больше основания и мотивов. Конечно, ставя так
вопрос, как мы ставим, может быть и нужно ставить, но я считаю, что едва ли
Крайком и Центральный Комитет согласятся с таким мнением о передаче города
Ингушетии. Я хочу сказать, что надо трезво смотреть на вещи и найти какой-то
выход из положения. Есть предложение, чтобы разделить город пополам. Два
управления в городе. С точки зрения практической и технической очень много
трудностей, но с точки зрения двух национальностей - это лучший выход из
положения. Об этом надо подумать - можно ли ставить вопрос о передаче одной
Ингушетии (возгласы с мест: "пусть остается старое положение"). Во всяком
случае надо потребовать, чтобы Крайком послал сюда и объявил организации,
почему это производится, чтобы объяснение это было сделано. Во-вторых,
принять меры, чтобы на этой почве не было провокаций, т. к. некоторым образом
сегодняшним выступлением даем известную пищу и нужно осторожно подойти к
этому вопросу. Наше партийное руководство должно умело разъяснить населению.
Хотя собрание закрытое, но мы знаем настроение партийцев и это настроение
будет передано массам; во всяком случае это настроение я считаю чрезвычайно
вредным и скажу прямо, что нужно разъяснить населению, что мы опротестовали
решение Крайкома, нужно просить, чтобы они приехали сюда и разъяснили
населению. Если мы будем говорить, что это решение опрокидывает линию
партии, то мы помешаем, принесем вред нашей работе.
Теперь, товарищи, третий момент - по вопросу отношения к Осетии. В этом
вопросе надо иметь марксистский подход, а не то, что все осетины
контрреволюционеры и что они хапнули, - так нельзя, товарищи, но я считаю, что
нужно собрать такой материал, который мог бы передать, что передача города
Осетии отразится самым отрицательным образом на культурном и экономическом
развитии Ингушетии, что положение такое создаст трудную обстановку.
Ставить вопрос о передаче города Владикавказа одной Ингушетии я считаю
неправильным, это предложение провалят.
Тов. Наурбиев. Товарищи, если мы к вопросу о передаче города подойдем так,
что следует ли его передать кому-нибудь, на каких условиях, кому и как, то
должны сказать, что решение о передаче своевременно, то я тут хочу сказать,
насколько правильно решение Крайкома. Если подойдем с экономической
стороны, то перевеса на стороне Осетии нет. С политической стороны город нужно
передать за революционные заслуги ингушам. Я думаю, что здесь
присутствующие товарищи не станут отрицать революционных заслуг селений:
Долаково, Кантышево и как шло наступление со стороны Осетии. Мы сами не
верили себе и не могли угадать причины того напора, который имелся со стороны
контрреволюционеров и впоследствии убедились, что все воинские части, которые
наступали, были пьяны и в таком виде направлялись против ингушей. Затем вторая
вещь: своим постановлением Крайком совершил грубую политическую ошибку,
или там сидят люди политически безграмотные, или они не хотят считаться с
интересами Ингушетии и с теми последствиями, которые могут создаться от этого
решения, или они просто не могли учесть этого. Постановка самого вопроса
неправильна, и решение неправильно. Теперь вот о том, что у нас в городе живут
13 % осетин и 2 % ингушей, а вот мы возьмем грузинское селение Ахалгора, где
живут одни грузины, по своему расположению оно тяготеет к Южной Осетии,
куда и отошло, несмотря на то, что там живут исключительно грузины. Если с этой
стороны посмотреть на город Владикавказ, то он как раз расположен в центре
самой Ингушетии и по историческим справкам он был ингушским селением.
Выступающие товарищи, по-моему, очень резко нападают на осетин. Обвинять
осетин не приходится, если со стороны осетинской организации и работающих в
Крае и Москве осетин были некоммунистические поступки и после этого
товарищей этих называть коммунистами не следует. Говорить, что Крайком
выносит неправильное решение, - того мало, нужно прямо сказать, что Крайком не
стоит на высоте своего положения. Судя по данному решению, Крайком не должен
оставаться в таком составе, и в дальнейшем Ингушская область не может
руководствоваться Крайкомом, если он будет в настоящем составе, когда решают
такой вопрос с закрытыми глазами. Нужно выяснить, что повлияло на решение
Крайкома. Здесь закрытое заседание, все товарищи чувствуют, что они обижены,
говорят все то, что у них накопилось в сердце. Здесь было предложение т.
Шадиева, чтобы выслать из Края представителей для разъяснения широким
массам населения, что считаю целесообразным, иначе мы здесь все будем битые,
если учесть настроения широких масс.
Помимо этого, считаю необходимым просить ЦК Партии о высылке комиссии
для выяснения причин вынесения такого решения, чем это вызвано, от кого это
исходит.
Тов. Королев. Мне кажется, что выступление ряда товарищей о том, что
передачей города Владикавказа Осетии Ингушетия является как бы колонией
Осетии, и то, что товарищи требуют от Крайкома, чтобы он прислал
представителей для разъяснения населению, я считаю это неправильным,
политически вредным, и в особенности для нашего партийного актива. Я думаю,
что наше постановление будет отвергнуто самым решительным образом. Мне
кажется, что постановление Крайкома о решении передачи города Осетии, оно по
двум причинам ошибочно. Во-первых, что партийная организация, актив и Бюро
Обкома не поставлены в известность, поэтому это решение явилось для нас всех
неожиданным; и, во-вторых, само постановление Крайкома не разъясняет причин
передачи города Владикавказ Осетии. Если Крайком руководствовался мотивами
передачи города Осетии в том смысле, что у осетин есть культурные силы и
вполне окрепшие, то я считаю, что едва ли осетинская организация сможет вести
город в культурном отношении, учитывая то, что она сама нуждается в
культурных силах. Политическая причина, послужившая этому решению, едва ли
является доминирующей в отношении Осетии. Товарищи, которые принимали
участие в гражданской войне, знают, насколько активно политически участвовали
в строительстве Советской власти ингуши и осетины, и в этом отношении все
говорит в пользу Ингушетии.
Дальше хозяйственная жизнь. Я считаю, что хозяйственные преимущества тоже
имеются, ибо если сейчас, несмотря на то что имеется целый ряд причин
объективного характера, все же видно, что в самом городе и сейчас
промышленности больше, чем у осетин.
Возьмем последний перспективный пятилетний план. Мы видим, что здесь в
одном только городе Владикавказе, имеющем право претендовать на
промышленность, имеется около 9 миллионов средств на капитальное
строительство и примерно на ту же сумму продукции. В Осетии этого в городе не
имеется, и пятилетний перспективный план у них не в пользу них. Здесь
преимуществ как будто нет. Наше хозяйство связано с городом. Если взять
пятилетний план, который мы представили, то мы видим постройку цементного
завода вблизи города с выпускающейся продукцией примерно на 3 с половиной
миллиона рублей, затем горные богатства, постройка комбината в селе Мужичи,
продукция которого дает больше полутора миллиона рублей и целый ряд других
предприятий, тяготеющих к Владикавказу. Отсюда ясно, что Ингушетия в данном
случае имеет немало преимуществ. И если это решение состоится, т. е. решение
ЦК в пользу Осетии, то наша задача в этом случае потребовать, чтобы все нужды
хозяйственные, политические и культурные должны быть полностью
удовлетворены, - это, безусловно, мы должны потребовать.
Дальнейшая задача в связи с хлебной кампанией. Ясно, что положение в этом
году едва ли лучше, что возможны осложнения продовольственные. Перед нами
стоит задача, чтобы мы создали такие условия работы, которые способствовали бы
укреплению не только нашей организации, а, главное, укреплению смычки с
крестьянством. Ведь здесь имеется антисоветский элемент, и верно товарищи
указывают, что они это настроение используют до некоторой степени. Перед
активом Ингушетии сейчас стоит большая ответственная задача для создания
условий работы, вполне гарантирующая безболезненно выполнить предстоящие
задачи. Тов. Перельмутер говорит, что нужно дать разъяснение массам, чтобы
наша работа протекала нормально. Но мы на то и большевики, что при более
трудных условиях, при более невыгодных для партии сумели разъяснить массам
иметь их под своим влиянием. Доказательства имеются, но на этот вопрос я
отвечу, в чем именно доказательства; доказательства следующие: допустим, что
Ингушетия получает компенсацию, что она получит больше, чем она сейчас имеет,
то экономическая мощь, безусловно, будет несколько сильнее, чем она есть в
настоящее время, имея русский исполком. Безусловно, мы получим и на
капитальное строительство больше, и в смысле культурных очагов больше, чем
получали.
Я бы, товарищи, такую мысль провел, что самое лучшее было бы решение,
удовлетворяющее обе национальности, чтобы город был разделен по реке Тереку;
правая сторона Ингушетии, левая Осетии, - это увязывается и географически,
разделив его на две части, и могут быть вполне обеспечены и осетины и ингуши, а
также, возможно, будет соответственно этому и дано название самостоятельно
каждому городу. Я считаю, что это было бы самое правильное решение.
Тов. Джамбулатов. Товарищи, прежде чем перейти к данному вопросу -
передачи Владикавказа Осетии, я скажу несколько слов относительно ингушской
натуры. Как это ни странно, как ни удивительно, но всего лишь два года назад я
выкинул несколько характерных номеров, которые характеризовали ингуша. Я

0

3

помню свою беседу с тов. Янукидзе. Пришел я по какому-то вопросу, и вот вам
моя беседа: "Скажите, тов. Янукидзе, какая разница между Советской властью и
прежней властью?"
И второй случай - когда я обратился в ЦК Партии, чтобы добраться до
СТАЛИНА. Сталин, как вполне понятно, был очень занят и меня принять не мог.
Мне сказали, что вас может принять тов. Андреев, если вам угодно, мы устроим
свидание с Андреевым. Я говорю, что к тов. Андрееву я идти не хочу. Не хочу
сказать, что тов. Андреев не поймет, но к тов. Андрееву я не пойду. Вот вам номер,
характеризующий ингушскую натуру, что мы народ горячий и подойти к вопросу с
точки зрения объективизма мы не можем. Характеристика плохая или неплохая, но
между выступлениями русских товарищей и наших ингушей резкий контраст. Вот
тут были выступления т.т., которые начали искать мотивы после того факта, когда
город передан Осетии. Я отвечу, что у осетин не было этих мотивов. Когда
Советская власть истекала кровью, отвоевывала свое положение, ингуши
сражались, правда, это не зафиксировано в письменном виде, иначе ингуши могли
как раз отстаивать свои права. Сейчас я хочу сказать, что на фронте войны ингуши
не стояли на последнем месте. Сейчас культурный фронт, фронт для ингушей
самый невыгодный, и у осетин более выгодная позиция, т.к. у них сейчас очень
большие культурные силы. Я вчера говорил с т. Зязиковым, я никак не хочу
мириться с мыслью, что этот вопрос разрешен с ведома Центра, я категорически
говорю, что этот вопрос будет отменен, т.к. я уверен, что Центр ничего об этом не
знает. Ведь если город будет передан Осетии, ингушам придется совместно с
осетинами находиться в городе. Они имеют свой автономный ЦИК, и я сам
свидетель, что члены Осисполкома появлялись в Большом Театре, куда имеют
право беспрепятственного входа члены ВЦИКа. Члены же Осисполкома со своими
мандатами, как члены ОсЦИКа, ибо ЦИК в юридическом отношении выше стоит
ЦИКа Области. Осетины, которые цеплялись всеми правдами и неправдами за
свой юридический статус, когда они получат все права на самом деле, они ни в
коей мере не могли бы подходить, имея эти права, как коммунисты, как люди,
призванные объективно работать. И вот я представляю себе такую картину, когда
бандиты узнают, что город будет передан Осетии и примчатся на своих конях и
будут здесь громить в городе. Вот такое решение чревато последствиями, и я
считаю, что такое постановление будет отменено.
Тов. Федоров. Трудно решать вопрос упрощенно: кому передать город -
Ингушетии или Осетии. Право на город должно быть подкреплено фактами и
цифрами. Однако Краевой Комитет именно здесь и допустил ошибку, решив на
смех, кабинетным порядком очень важный вопрос - вопрос о хозяйственном и
культурном росте Ингушской Области без предварительного ознакомления с этим
вопросом Ингушской организации. В то время как факт передачи города Осетии
стал общеизвестным для всей осетинской организации, у нас только сегодня
созывается собрание, да еще закрытое собрание и только партактива, чтобы никто
об этом не знал, чтобы согласиться с решением и только. В каком же положении
очутилась наша организация? Я бы сказал, не только в двусмысленном, но прямо в
смешном положении.
Вопрос о городе нужно ставить перед ЦК, иначе мы лишаемся видов на
дальнейший рост Области, т. к. при передаче города Северной Осетии культурные
и хозяйственные запросы будут удовлетворяться только Осетии. Горячность
некоторых товарищей здесь понятна, ибо как только можно расценивать решение
Крайкома, как не грубую ошибку. Мне кажется, что серьезные решения должны
выноситься после серьезного изучения вопроса и ознакомления с ним
парторганизации до вынесения решения. Кривотолки в связи с этим вопросом
неизбежны, но к разъяснению этих кривотолков и борьбе с ними трудно
привлекать наш актив, неподготовленный к этому вопросу, тем более, что не
много среди нас патентованных дипломатов, которые смогли бы опровергать
исторические и экономические факты. Мы должны твердо настаивать перед ЦК о
пересмотре решения Крайкома, подкрепить настойчивость всеми фактами и
цифрами, которыми обладаем. Поддерживаю тов. Шадиева о необходимости
приезда полномочного представителя Края для разъяснения в нашей
парторганизации вопроса о необходимости передачи города Сев. Осетии.
Тов. Семенов.С разделением Горской Республики на автономные Области город
Владикавказ остается в изоляции между двумя автономными Областями. И вот
изоляция себя изжила. Настало время город передать Автономной Области, так
как автономный город является тормозом экономического и культурного развития
Автономным Областям. Этот вопрос не раз ставился на совместное совещание
города, Осетии и Ингушетии с представителями Края, где автономные Области
обвиняли город в том, что не дает никакой возможности экономического развития
Нацобластям.
У нас проводилось районирование в России. Лишь с согласия самого населения
разрешался вопрос районирования. Крайкомом разрешен этот вопрос чисто
бюрократически, и естественно, что это вызвало споры и горячие выступления
товарищей. Но тут некоторые товарищи пытались сравнивать решение Крайкома с
царской властью. Тут надо сказать, при чем тут Советская власть, если Крайком
сделал ошибку. Я действительно считаю, что нужно выяснить вопрос в смысле
передачи города той или иной Области. Я считаю, что Автономная Ингушская
Область имеет преимущества во всех отношениях, т. к. кругом города земли
ингушского населения, осетинское население - вдали от города. Значит,
экономическое тяготение к городу больше у ингушей, чем у осетин. Это доказано,
и я думаю, что Центр с этим согласится. Кто больше нуждается в культурном
отношении - ингуши или осетины? Безусловно, ингуши больше нуждаются в
культурном центре. О революционной борьбе ингушей идут разговоры не только в
нашей Области, а имеются большие труды в литературе, что ингуши сыграли
большую роль в революционной борьбе за Советскую власть. Если случится, что
передадут город Осетии, может быть такое решение, то ингушам придется из
города уходить, придется строить свой центр, придется переходить в Назрань, так
как национальный антагонизм еще не изжит и ни один ингуш не примирится с тем,
чтобы город передать Осетии, а ингуши в городе были бы на задворках. Сейчас
уже по всей области идет волнение, и я думаю, что город будет передан ингушам.
Тов. Гудиев. Товарищи, я хочу хотя бы частично изложить все то, что у меня
наболело по этому вопросу. Если мы возьмем все показатели, по которым должны
судить, кому передать Владикавказ - Осетии или Ингушетии, то все они с
очевидной убедительностью говорят за нас. Что за показатели я имею в виду? А
вот они: больший удельный вес нашей промышленности, численность рабочего
класса, нуждаемость в культурных учреждениях, революционные заслуги ингушей
в памятные дни реакции, финансовая мощь каждой Области и т.д. и т.д.
Дефицитный бюджет Осетии также не является убедительным фактором для нас в
том, что Осетия может развивать город, поставленный в административное
подчинение Сев. Осетинской Автономной Области. Итак, все доводы
убедительнейшим образом говорят за то, что город Владикавказ должен быть
передан Ингушетии. Хотя тов. Ковалев высказывал несколько иные соображения
будучи незнаком с сутью дела. Напрасно могут думать некоторые товарищи, что
Ингушетия намеревается спекулировать на своем прекрасном революционном
прошлом, - отнюдь нет, но Ингушетия хочет подчеркнуть, что эта революционная
заслуга есть прекрасная страничка в истории революционного движения на Сев.
Кавказе, что она и впредь будет играть роль революционного фактора, что
завоевания Октября она считает своим делом, что игнорирование ее интересов, с
чьей бы стороны это ни исходило, является сугубо ошибочным. Но в этом вопросе
есть и другая сторона дела, товарищи. Возьмите вопрос о национальной политике,
о широкой партийной демократии, о национальном антагонизме, имеющие
актуальнейшую значимость в условиях национальных областей. Разве решение
Крайкома ВКП (б) не обошло эти вопросы? К сожалению, товарищи, приходится
констатировать, что своим бюрократическим кабинетным решением о передаче
города С. А. О., Крайком эти вопросы не заметил; не только это, не "заметил" и
Ингушскую парторганизацию. Я задавал вопрос. Обсуждался ли или было ли
известно хотя бы руководящим товарищам, что в Крайкоме стоит вопрос о
передаче города? Мне отвечают, что нет. Это выходит, что нас без нас женили и
разговаривать с нами не хотели. Коммунистическая партия так никогда не
разрешала и не разрешает политической важности вопросы. Поэтому
неудивительно, товарищи, что настоящий актив резко реагирует на факт передачи
города, в котором я усматриваю игнорирование интересов Ингушетии в целом и
недоверие Ингушской организации со стороны Крайкома, я считаю, что этого мы
не заслуживаем и так не должна поступить политическая организация, допуская
сугубо политическую ошибку. Может, вам и странно, но я глубоко убежден в том,
что Краевой Комитет при разрешении вопроса подошел формально, что здесь
имеются необъективные предпосылки, элементы субъективного порядка, что
Крайком чисто бюрократическим подходом еще более усложняет переплет
межнациональных отношений. Это, без сомнения, так. Если мы вспомним распад
Горской Республики, то никакого недовольства не было, потому что широко было
поставлено дело на обсуждение масс партийных организаций. Вокруг этого
вопроса было сосредоточено внимание общественности, и всесторонне были
учтены интересы разделяющихся административных образований. Это подход
коммунистический и решение вопроса по-большевистски, потому никаких
недоразумений раздел Горской Республики за собой не имел. Теперь мы видим,
что здесь Ингушетия недовольна поголовно, что политическая организация -
руководящая коммунистическая партия Ингушетии - определенно недовольна и
обойдена этим решением. Нет слов передать своего глубокого возмущения, потому
что молчанием в кабинете проводится такой вопрос. Это показывает, что Крайком
не доверяет партийным массам, не доверяет коммунистической партии
Ингушетии, не доверяет ингушским организациям. Ингушетия этого не
заслуживает. Такую глубокую политическую ошибку ингуши опротестуют. Теперь
необходимо учитывать, что в связи с этим вопросом будет происходить оживление
антисоветского, антипартийного элемента. Это оживление будет мешать, когда мы
проводим различные кампании: самообложение, хлебозаготовок, перевыборы
сельсоветов, реализации займов, сбора с/х налогов и т.п., когда перед нами стоят
ответственные задачи, которые мы должны проводить среди трудящихся масс.
Антисоветский элемент использует допущенную Крайкомом ошибку, и мы первые
бьем об этом тревогу. Пусть он осознает ошибочность своего решения, а мы
доведем до сведения ЦК партии и добьемся отмены. Я думаю, товарищи, что в
этом вопросе, в самом постановлении нет увязки: с одной стороны, город
передается Северо-Осетинской Области, затем сказано, что интересы Ингушетии в
целях политического, хозяйственного и культурного развития должны быть
обеспечены, нет никакой увязки отобрать у Ингушетии культурный центр, а потом
говорить об их развитии. Теперь, товарищи, я хочу сказать, раз город будет
передан Осетии, то это еще больше усугубит национальный антагонизм, и правы
товарищи, утверждающие осложнения политического порядка об усилении
национальной вражды. Это будет не теперь, но это рано или поздно будет. Я,
товарищи, полагаю, что нашей организации нужно решительным образом
протестовать против этого решения и просить Крайком пересмотреть это решение
и вместе с тем перенести вопрос в ЦК ВКП (б). Возложить на комиссию подбор
всех материалов, объективно характеризующих безусловную необходимость и
правильность передачи города не Осетии, а Ингушетии, вот мои практические
предложения.
К о с т о е в. Постановление Крайкома противоречит передачей города Осетии.
Крайком не учел момента, а именно взял количественную культурную Осетию, а
не качественную культурную Ингушетию. Если мы можем сделать выводы и
подытожить проведение всевозможных кампаний, имеющих общегосударственное
значение для Союза, то видим, какую политику взяла Осетия и какая политика
налицо у Ингушетии. Крайком не поставил вопроса в такой плоскости, чтобы
городское население открыто сказало, к кому его тяготение. Я должен сказать, что
оно никак не согласится с присоединением к Осетии.
Алиев. Если посмотреть на географическое положение Осетии и Ингушетии, то
Ингушетия больше чем наполовину примыкает к Владикавказу, что вся продукция
стягивается в город Владикавказ и что вся эта продукция идет для подъема
экономики той области, к которой будет принадлежать Владикавказ. Если вас
бьют по экономике, то марксисту приходится кричать, но и наоборот, если бы
город отдали ингушам, осетины кричали бы еще больше. В данном случае это
постановление Крайкома, во-первых, экономически лишает возможности
дальнейшего развития Ингушской автономной области. Доводы Крайкома, что
Осетия развивается, что она имеет 12 % населения в городе Владикавказе - это
Ольгинская-Владимирская слободки - все домовладельцы, всем известно, что они
представляют собой. И вот эти 12 % берутся в расчет, так что опираться на них
будет неверно. Насколько больше экономически Осетия тяготеет к Владикавказу,
это видно из того, что строится Гизель-Дон, что железная дорога проходит вдоль
всей Осетии, что она всю свою продукцию сбывает туда, а Ингушетия всю свою
продукцию отправляет во Владикавказ. Я бы предложил послать телеграфный
протест в ЦК партии о пересмотре решения. Пусть разделят город пополам,
другого решения быть не может.
Дахкильгов. Актив говорит, что Крайком делает большую ошибку, принимая
решение передачи города Владикавказа Осетии, я скажу, что это больше, чем
ошибка, мы считаем, что это большой политический ляпсус со стороны Крайкома
и мимо этого вопроса пройти нельзя. То, что здесь критикуют Крайком, - это
хорошо, но когда уклоняются в другую сторону, в противоположную сторону, и
если все преподнести Крайкому, то, кроме вреда, это ни к чему не приведет. Кто
тебе поверит, тов. Баркинхоев, если партийный актив заявит во всесоюзном
масштабе, что Северо-Кавказский Крайком имеет меньшевистский уклон, что
ингушская организация - это отборная коммунистическая организация. Конечно,
никто. Я говорю, что, если мы будем таким порядком выступать, шансы на успех
будут очень маленькие. Если мы будем говорить, что Крайком с меньшевистским
уклоном, что Осетия имеет подлую политику, будем ругать, то мы этим себя
выявим как молодая, незрелая организация, которой доверять нельзя. Мы должны
у вышестоящих организаций самым настойчивым образом добиваться отмены
решения Крайкома. Теперь в отношении национального вопроса. Нужно придать
национальный вид этому Владикавказу. Является ли правильным, что у нас на
Северном Кавказе между национальными областями имеются буфера в виде
культурного города Владикавказа. Эта ошибка была допущена, и сейчас она
исправляется. Другой вопрос - кому передать: осетинам или ингушам, - этот
вопрос очень сложный и с точки зрения экономической, исторической и
политической, - все говорит за то, что территориально город расположен в самом
центре Ингушетии и что она вплотную подходит к городу. Доводов основательных
очень много...
С заключительным словом выступил тов. Эсмурзиев, который, подводя итоги
прениям, отметил:
"Я думаю, что прения наши по некоторым вопросам развернулись неправильно.
Но эта неправильность облегчается тем положением, что действительно этот
вопрос сам по себе неправильно поставлен. Товарищи, я хочу отметить некоторые
моменты. Действительно, все товарищи согласились с тем решением, которое
вынес Областной Комитет по этому вопросу, но я хочу отметить некоторые, в
которых мы даем оценку политике Краевого Комитета в отношении
национального вопроса, вообще национальной политики Советской власти,
направленной на ликвидацию наций. Мы живем при условиях Советской власти, а
не при буржуазном порядке, и у нас установка по ликвидации наций вообще. Я
думаю, товарищи, что Краевой Комитет в этом вопросе действительно сделал
пробел, не сохранил демократию партийную: но наряду с этим нужно сказать, что
у Краевого Комитета Партии нет пасынков и сынков, и мы должны сказать, что
умышленно вынесено это решение ни в коем случае быть не может. Там, где есть
работа, там есть ошибки, и если своевременно подмечаются эти ошибки, то мы о
них заявляем Краевому Комитету. Мы связаны с партийными организациями, мы
учитываем те пробелы, те промахи, которые она делает, но так ставить вопрос, что
это сделано умышленно Крайкомом, неправильно, так как, повторяю, у него нет ни
сынков, ни пасынков. Так как Краевой Комитет является одинаковой
единственной организацией как для Осетии, Ингушетии, так и Чечни. Забываются
ли революционные заслуги Ингушетии? Я думаю, что не забываются, и у ингушей
есть революционные заслуги, и я не хочу сказать, что в 18-19 году Осетия не шла
против Советской власти. Бывают серьезные политические пробелы, промахи,
которые сейчас дают осложнения в развитии антагонизма между двумя
национальностями, а также дают большую почву для антисоветского элемента, как
в Осетии , Ингушетии и других местах. Если здесь ставить вопрос, что партийные
организации не учитывали этого положения, то я должен сказать, что ошибки
исправляются. Если Крайком не согласится пересмотреть этот вопрос, то поставим
его на рассмотрение ЦКК, на это у нас имеется соответствующее право. Теперь
еще пару слов в отношении разговора того, что Ингушетия будет колонией. При
Советской власти никаких колоний не допускается, ни Крайком, ни Ингушетия не
пойдут на это. Еще один вопрос. Осетины и ингуши. Так партийцы не ставят
вопроса. Мы ставим так. Рабочий класс и буржуазный класс. Вот как ставят вопрос
при Советской власти. Мы говорим: рабочие и буржуазия, контрреволюционеры и
революционеры. Должен сказать, что осетины имеют вполне окрепшую
коммунистическую организацию. У ингушей также имеется. Товарищи, чистка
бывает и у осетин и у нас, и так ставить вопрос осетины... ингуши противоположно
- это значит делать вызов Осетии. Так подходить нельзя. Мы должны учесть,
насколько целесообразна и выгодна передача Осетии города для дальнейшего
развития Ингушской Области, Осетинской, Чеченской, а также и русского
населения. Если подойти со стороны ленинизма и марксизма и всей нашей
политграмоты, то там сказано: "До сих пор, пока мы не будем развивать
промышленность в наших национальных Областях, до тех пор не поднимем
экономики нашего края, мы будем медленнее двигаться в развитии
социалистического строительства". Тут товарищи ставят вопрос: кому передать
город. Перевес на стороне ингушей, как более отсталой страны, но ставить вопрос,
что осетины народ не революционный, в таком порядке ставить вопрос нельзя.
Вопрос о городе стоит так категорически, что город должен быть ингушам. Так
ставить этот вопрос нельзя, так как он обеспечивает интересы обеих
национальностей.
Теперь последний вопрос. Уйдем ли мы из города, если город будет передан
Осетии? Если город будет передан Осетии, то цель и политика у осетин будет
такая, что на первое время они будут кое-как мириться, а затем, постепенно, будет
взят курс на выживание ингушей из города Владикавказа. Но этим выживанием
ингушей из города Владикавказа они поставят себя в экономическую зависимость,
так как без подвоза сельскохозяйственной продукции город обойтись не может.
Город всецело зависит от деревни и наоборот. Этот аргумент говорит за то, что
хотя осетины и будут выпирать нас из города Владикавказа, все же ингуши по
своим культурным, экономическим и хозяйственным уклонам, которые они сейчас
имеют, не могут выйти из города, поэтому все аргументы говорят за то, что
большой перевес на стороне ингушей. Они более заинтересованы в городе как в
культурном экономическом центре. Говоря, что мы имеем здесь около 1500
человек ингушей в городе - это неправильно, это цифра 26 года. Теперь если пойти
за семинарию, там целый ингушский поселок строится, если посчитать, то их
гораздо больше - пожалуй, наравне с осетинами. 
Мы не выйдем из города, если нас не переселят в Сибирь и другие места.
Поэтому я одобряю некоторых товарищей, что мы поставили правильный вопрос
перед ЦК и Крайкомом, что Краевой Комитет в этом отношении допустил промах,
но промах не умышленный"* [*Там же, л. 3-44].
На этом собрании была также принята резолюция, в которой, в частности,
говорится: 
"Городской партактив целиком и полностью присоединяется к решению бюро
обкома, вынесенному по вопросу передачи Владикавказа Северной Осетии, и в
частности одобряет решение бюро протестовать перед ЦК и просить об отмене
решения краевого комитета. Актив считает решение о передаче города Осетинской
автономной области ошибочным, исходя, в частности, из следующих мотивов:
1. Ингушетия географически, исторически, экономически и политически более
связана с городом и больше, чем Осетия, заинтересована в нем, как в единственно
возможном экономическом, культурном в политическом центре, могущем
обеспечить успешное дальнейшее развитие политико-экономического и
культурного строительства Ингушской области.
2. Северная Осетия по своему культурному и экономическому положению имеет
больше возможности строить свой центр в Северной Осетии.
3. Решение крайкома вынесено с нарушением принципов внутрипартийной
демократии и, вследствие своей неожиданности для партийного комитета (заранее
совершенно не информированного ни в какой степени даже о предполагающейся
постановке этого вопроса) и организации в целом, поставило последнюю в
чрезвычайно сложное положение.
В связи с этим актив считает необходимым через бюро обкома настоятельно
просить крайком послать своего представителя для разъяснения организации
мотивов, вызвавших решение крайкома. Констатируя опасность использования
антисоветским элементом в Ингушетии решения о передаче города в целях
дискредитирования Советской власти и разжигания национальной розни, а также
отмечая уже имеющиеся попытки антисоветских элементов Осетии развить
агитацию за совершенное изолирование ингушей из города, партийный актив
обязывает всех партийцев и комсомольцев давать решительный отпор всем
подобным провокационным попыткам, ни на одну минуту не ослаблять внимания
к тем серьезным и трудным задачам по культурному, хозяйственному и
политическому строительству, которые сейчас стоят перед нашей организацией и
партией в целом"* [*Там же, л. 57-58].
На последнем абзаце резолюции мы хотели бы остановить ваше внимание.
Образно выражаясь относительно передачи Владикавказа Осетии, можно сказать:
"вытаскивают сердце из тела ингушского народа и передают другому", а собрание
"обязывает всех партийцев и комсомольцев" бороться с теми, кто мешает
претворению в жизнь задач, стоящих перед областной партийной организацией и
партией в целом. Все эти черты характера народа - не терять чувства
самообладания при любых обстоятельствах, не поддаваться на провокации, быть
преданным идеям здравого смысла, вера в торжество справедливости - были
присущи Ингушетии во все времена. Может, в какой-то степени это и является
причиной тех многих страданий, через которые прошел ингушский народ за всю
свою историю и которые испытывает он в числе немногих и по сегодняшний день?
Свое отношение к решению Северо-Кавказского крайкома ВКП (б) высказали и
коммунисты Пригородного района Ингушской автономной области, проведя 19
октября 1928 года во Владикавказе (он был в то время не только столицей
Ингушетии, но и административным центром Пригородного района) совещание
районного партийного актива. Вот как высказывались его участники:
"Xамхоев. Ознакомил присутствующих с решением собрания городского актива
Ингушской автономной области и отметил, что решение крайкома не было
обдумано всесторонне, не согласовано ни с Центром, ни с местной
парторганизацией и т. д. В силу этого нужно категорически опровергать само
решение и добиваться перерешения этого вопроса в Центре и согласования его на
местах.
Матиев. Передача города Осетии послужит обострением отношений между
Осетией и Ингушетией, увеличением национальной розни. Даже я сам, который
должен был быть примером для других, не могу и не буду дружески относиться к
осетинским работникам и Осетии вообще.
Мальсагов Арсамак. Прежде всего нужно остерегаться возможности искажения
партийной линии, в смысле усиления национальной розни на почве данного
вопроса. Учтя экономические и политические последствия, нужно вынести на
нашем совещании соответствующие решения и добиться перерешения данного
вопроса.
Гадаборшев Багаудин. Нужно обратить серьезное внимание на возможности
использования этого момента антисоветским элементом и повести
разъяснительную работу среди местных организаций.
Добриев Мажит. Нет сомнения в том, что переход Владикавказа Осетии
является убийственный для Ингушской области, и если вопрос не перерешится в
пользу нас, то строительство наше сорвано и мы остаемся без ничего.
Цуров Мурцал. Край с самого начала отделения нас от Горской республики
недооценивает революционных заслуг Ингушетии в борьбе за власть Советов.
Следствием этого является данное решение крайкома ВКП (б).
Оздоев Абукар. Из решения крайкома вытекает, что край в момент
окончательной ликвидации национальной розни, в момент установления дружбы
между Ингушетией и Осетией снова хочет восстановить все это, все прошлое.
Согласиться с решением крайкома ни в коем случае нельзя, ибо это будет большим
преступлением перед трудящимися Ингушетии.
Цолоев Израл. Крайком своим решением отбирает у нас все то, что мы
завоевали и строили за четыре года своего существования.
Доскиев Асламбек. Оказывается, свобода и Советская власть вообще
существуют для Осетии, а не для Ингушетии.
Хаматханов Хаджи-Мурад - говорит о необходимости экономического центра во
Владикавказе, обвиняет работников Ингушетии в том, что они не знали, что
делается в крае, тогда как осетинские работники вели работу по завоеванию
города.
Выступавшие далее Матиев Ядык, Харсиев Ахло, Долаков повторяли сказанное
ранее.
Фаргиев- отметил, что если город перейдет к Осетии, то в городе будет полное
господство осетин, нельзя будет приехать в город.
Гетагазов Джерап. Постановление края считаю антиленинским и
антимарксистским, и это объясняется тем, что в краевом комитете много осетин.
В заключение выступил Хамхоев Хизыр, который поправил ошибки некоторых
ораторов в отношении неправильности работы крайкома, отметил, что данное
решение сильно отразилось в работе наших организаций с отрицательной
стороны"* [*Там же, л. 53, 55-56].
В принятой на совещании резолюции констатировалось, что "внезапность и
поспешность решений столь принципиально важного вопроса, как отход
Владикавказа к Северо-Осетинской автономной области, послужили
благоприятной почвой для усиления провокационной работы антисоветского
элемента в деревне, который, пользуясь еще когда-то имевшим место
антагонизмом между трудящимися Осетии и Ингушетии, пытается разжечь
национальную рознь между бедняцко-середняцкими массами указанных областей,
аргументируя последнюю якобы отданием, вопреки интересам Ингушетии,
Владикавказа Осетии. В то же время создавшаяся в силу этого обстановка в
сильнейшей степени будет тормозить проведение таких важнейших работ партии в
деревне, как ЕСХН, хлебозаготовки, заем индустриализации, избирательная
кампании, внутриселенное землеустройство и прочее. Поэтому совещание
призывает всех партийцев на местах беспощадно разоблачать подобные вылазки
со стороны кулачья, духовенства и им подобной своры на селе. Вместе с тем
совещание констатирует, что сам факт отхода Владикавказа Осетии явится
непреодолимым препятствием по пути хозяйственного и культурного развития
Ингушской автономной области, для каковой Владикавказ служил и служит
единственной базой, где реализуются все интересы последней, как
самостоятельной единицы в отношении всего. Поэтому считаем необходимым
просить обком ВКП (б) незамедлительно возбудить ходатайство перед ЦК о
пересмотре решения крайкома, как решения, игнорирующего культурные и
хозяйственные интересы Ингушетии и могущего в то же время нарушить более
или менее установившиеся нормальные взаимоотношения между трудящимися
Осетии в Ингушетии. Попутно с этим совещание отмечает, что вопрос о переходе
города к Осетии крайкомом поставлен без надлежащей подготовки и согласования
его в парторганизации области, что значительно осложняет политическую
обстановку в работе партии в деревне"* [*Там же, л. 54.]. В Северо-Кавказский
крайком ВКП (б) поступила телеграмма по этому же поводу от Пседахского
райкома партии Ингушской автономной области, где, в частности, говорится, что
"решение крайкома о передаче города Владикавказа Осетии нарушает культурно-
экономические интересы Ингушетии. Возражаем против такого решения.
Настаиваем на создании специальной комиссии для разбора дел на месте"*
[*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 697, л. 21].

Позиция Владикавказского окружкома в споре

Как мы знаем, в этом вопросе были заинтересованы, помимо Ингушетии, еще
две стороны: Северная Осетия и город Владикавказ, который, как указывалось
выше, был выделен в самостоятельную административную единицу, входившую в
РСФСР. Если интересы первых, т. е. руководства Северной Осетии,
удовлетворялись с лихвой, то Владикавказскому городскому комитету партии
необходимо было определиться: или оставаться самостоятельным, но идти против
воли некоторых руководителей северокавказских краевых и союзных органов, т.е.
вызвать огонь на себя, или согласиться на решение, которое никак не
согласовывалось с их интересами, а, наоборот, ущемляло их. Тем не менее
владикавказцы, вопреки логике и здравому смыслу, выбрали второй вариант.
Видимо, сказалось чувство самосохранения, недалеки были годы сталинских
массовых репрессий. И свой выбор они сделали, проведя 19 октября 1928 года
собрание партийного актива Владикавказской городской парторганизации, на
котором присутствовало около 500 человек. Сообщение о решении крайкома
партии о присоединении города Владикавказа к Осетинской области сделал на нем
секретарь Владикавказского городского комитета ВКП (б) тов. Невлер. Из более
двадцати выступивших около половины высказались против решения о передаче
города. Приведем некоторые из них:
"Евлоев. Постановление крайкома о передаче города Осетинской области
является неожиданным для Ингушской организации. Крайком в этом решении
несколько ошибся. Задавались докладчику вопросы; почему вопрос о передаче
города предварительно не обсуждался в низовых массах, почему допущено
кабинетное решение такого большого, сложного вопроса, который низовая масса
могла решить иначе?
Можно определенно сказать, что период передачи города назрел, но можно
спорить вокруг вопроса - кому его передать.
По-моему, в интересах города, национальной политики и повышения экономики
как города, так и Ингушетии его необходимо присоединить к Ингушской области.
Мотивировка:
1) поднять как экономически, так и культурно отсталую Ингушетию, отсталую
значительно более, чем Осетия, особенно если принять во внимание, что Осетия
для своего развития имеет еще несколько пунктов, а Ингушетия ничего, кроме
Назрани, не имеет;
2) в годы гражданской войны город отстаивался кровью ингушей;
3) политическое значение - Ингушетия с этой передачей города превращается
почти в колонию. Коммунисты Ингушетии не смогут теперь выступать перед
революционной частью Ингушетии.
Алексеев. Относиться к вопросу об объединении города с Осетинской областью
надо очень серьезно.
Представитель от Ингушской организации сказал, что город необходимо
передать Ингушетии, т. к. она всесторонне слаба.
Я настаиваю, что имеется целесообразность передачи города Осетинской
области, а Ингушетии необходимо практически помогать. Культурный центр для
Ингушетии остается во Владикавказе, этого никто у нее не отнимает.
Сушко. Целесообразность объединения города с нац. областью очевидна.
До сих пор нац. области варились в собственном соку, а с другой стороны, город
был оторван от деревни, не знал ни одной деревенской кампании, значит, как
город, так и область от объединения выигрывают.
Одновременно сохранятся средства в нашем строительстве, в финансовой
области.
В области национальных взаимоотношений объединение - самый лучший выход
из положения разногласий.
Робинсон. Парторганизация города к вопросу об объединении города с Осетией
должна подойти очень серьезно, очень чутко, т. к. этот вопрос сейчас некоторыми
группами будет использован в антисоветском направлении.
Не прав т. Невлер, говоря, что Крайком должен был вынести определенное
решение по этому вопросу, а потом уж обсудить его на партийных собраниях.
Что получилось? Сейчас вокруг этого вопроса разгорелись споры, шум. Чтобы
избежать этих разногласий, неправильных толкований, надо было предварительно
этот вопрос обсудить внизу, разъяснить необходимость передачи города той или
другой области.
М и к. На содержание аппаратов до сих пор шли очень большие средства. От
объединения мы только выигрываем.
Чувакова. Город передать надо, но не Осетии, а Ингушетии, которая имеет на
него больше прав, т. к. в 1918 году город отстаивали ингуши.
Кроме того, Ингушетия слабее Осетии как экономически, так и культурно, а
поэтому ее надо поддержать.
Решение Крайкома ошибочно, это подтверждается тем, что мы встретились с
протестом со стороны партийной организации, а также и беспартийной массы, что
может вызвать нежелательные последствия.
Полякова. Бояться последствий, бояться повторения 18 года не придется, если
Осетинская организация сумеет правильно разрешить вопрос о помощи в
культурном обслуживании Ингушетии.
Чтобы не было неправильных толкований, надо нам сейчас провести большую
разъяснительную работу с населением.
Науменко. Объединение необходимо, т. к. у нас очень большие расходы по
содержанию аппаратов и кругом дотации.
Но в первую очередь надо было провести разъяснительную работу, а потом
объединение, но не только Осетии и города, а все три самостоятельные единицы
объединить в одну.
Меркуданов. Несколько справок в обоснование решения Крайкома:
1) по количеству населения в городе осетины занимают второе место;
2) деревня Осетии пользуется городом, в смысле закупки товаров на городском
рынке, на 6 млн. в год, а деревня Ингушетии только на 3 млн.;
3) торговля Осетинскими организациями по городу на 3 млн., Ингушскими на 1
млн. Использование города в культурном отношении также значительно выше со
стороны Осетии.
Это решение полностью отвечает требованиям национальной политики.
Острые углы бывшей ранее национальной вражды, благодаря руководству
партии, стерты, и в дальнейшем их опасаться нельзя, т. к. наряду с решением
Крайкома о присоединении города Владикавказа к Осетии имеется решение
Крайкома и о мероприятиях, обеспечивающих дальнейшее развитие Ингушетии,
для чего создана специальная комиссия.
Кроль. Может быть, оттого, что нет правильного понимания значения этого
объединения, по городу есть разговоры, и не только среди беспартийных, но и
среди партийцев. Лучше было бы договориться предварительно внизу.
Передать город Осетии нецелесообразно, т. к. Осетия богаче и культурнее
Ингушетии. Ингушетия без города не имеет никаких перспектив на дальнейшее
развитие.
Кобаидзе. Решение Крайкома есть огромной важности шаг, имеющий целью
разрешить один из национальных вопросов.
Нельзя ссылаться на то, что ингуши в 18 году боролись за город, этим самым
проявляются заслуги ингушей, которые боролись не за город, а за Советскую
власть, нельзя умалять их заслуг.
Осетия имеет преимущества перед Ингушетией в культурном и экономическом
отношении, и ей должен быть передан город.
Если коммунисты будут рассуждать так, как рассуждает т. Евлоев, то
действительно будут вызваны недовольства со стороны Ингушского крестьянства.
Першина. Крайкомом плохо подработан этот вопрос, и о целесообразности этого
объединения пока говорить еще рано.
Чтобы не получилось того положения, что сильный всегда вытесняет слабого,
нужно подумать о том, чтобы противопоставить такую силу, которая смогла бы
нейтрализовать противоречия между Осетией и Ингушетией. Такой силой должна
быть городская организация, Городской Партийный Комитет.
Юрлов. К разрешению национальных вопросов нельзя подходить с законами
дарвинизма.
С этого актива все партийцы должны уйти с твердым мнением о поддержке
решения Крайкома, как решения правильного.
Решение это не неожиданно. Все работники, которые в практической работе
сталкивались с национальными областями, знали, что этот узел в городе
необходимо разрубить.
Наша задача - решение Крайкома провести в жизнь четко и правильно, чтобы у
наших коммунистов, а также и у беспартийных рабочих не было никаких
недомолвок.
Надо дать решительный отпор всем направлениям и толкованиям, которые
имеют место, и надо помогать Ингушской организации справиться со всеми
задачами, которые на нее возложены.
Решения Крайкома направлены в сторону поднятия, роста национальных
областей, и Ингушетия не обижена, т. к., наряду с разрешением вопроса о
присоединении города к Осетии, Крайкомом создается комиссия проработки
вопроса - о развитии Ингушетии.
В городе мы столкнемся с разговорами и толками со стороны отсталых групп
русской части населения. Эти разговоры партийная организация должна пресечь -
это непосредственная задача Городской партийной организации.
Алексеева. Нужны ли нам три центра в городе? Нет. Городская организация
была в свое время буфером для Осетии и Ингушетии. Теперь, когда нац. области
выросли, необходимости в этом буфере нет. Надо отбросить отношение к
Ингушетии как к отсталой области, она значительно выросла и будет расти и
дальше, тем более что Крайкомом принимаются меры, обеспечивающие ее
развитие.
Аушев. Решение Крайкома, безусловно, своевременно, но трудно сказать,
насколько оно правильно. Меркуданов дал нам ряд цифр, на которых он
обосновывает решение Крайкома.
Есть несколько другие цифры, по которым город больше тяготеет к Ингушетии.
Есть соображение, что Осетия сможет обслужить город, а Ингушетия нет. Такой
постановки не должно быть.
Если бы город слился с Ингушетией, то он стал бы обслуживать Ингушетию и
помог бы ее росту. Для Ингушетии Владикавказ - единственный центр, с которым
связаны перспективы ее развития.
Абадиев. Большинство выступающих товарищей согласны с тем, что вопрос о
слиянии назрел, но некоторые товарищи высказываются о том, что к
практическому проведению этого вопроса в жизнь подошли неправильно, что
предварительно надо было обсудить его в массах.
По-видимому, обстановка такова, что Крайком вынужден был вынести твердое
решение. Мы партия демократического централизма, мы должны выполнить это
решение, проведя его в жизнь так, чтобы избежать шума и лишних разговоров.
Неуворцев. Крайком решил вопрос о передаче города в Осетию по-
соломоновски.
Но плохо, что Крайком, во избежание дискуссии, не проработал этот вопрос
предварительно с нашими организациями, чтобы ингуши поняли необходимость и
значение этого решения, чтобы они не выступали с протестом. Здесь
заинтересованы одинаково две области, и с ними заранее надо было согласовать
этот вопрос.
Ефремов. Большинство городского партийного актива подходит к оценке
решения Крайкома совершенно здорово, по-партийному.
Почему раньше не обсудили внизу? Не верно, что этот вопрос разрешен
совершенно неожиданно. Он требовал разрешения еще и тогда, когда шло
районирование Сев. Кавказа. Он никогда не остывал, но в различные времена он
приобретал различное значение. Когда проходило районирование Сев. Кавказа, то
тоже не было предварительного обсуждения вопроса в массах. Трудно было бы и
выносить его на обсуждение, т. к. все равно едва ли бы могла быть добровольная
договоренность. Если бы город отдали Ингушетии, стали бы возражать осетины,
которые сейчас молчат.
Решение есть, и от парторганизации требуется самое честное, самое
большевистское проведение этого вопроса в жизнь. Надо помнить (особенно
партийцам Ингушской организации), что так называемая третья сила чувствует
брешь и лезет в нее с тем, чтобы использовать ее в своих интересах.
Осетинская организация должна быть чуткой, должна поставить себя на место
Ингушской организации, взвесить ее состояние и не проявлять никакого задора,
чтобы не было положения победоносцев.
Городская организация должна помочь Крайкому в осуществлении этого
решения, помня о том, что Крайком, вынося это решение, не наносил ущерб
Ингушской области, что он в ее развитии заинтересован так же, как и в развитии
Осетии"* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 836, л. 45-48].
Несмотря на разность мнений выступавших, собрание партийного актива
большинством голосов приняло постановление считать решение о присоединении
Владикавказа к Осетинской автономной области своевременным и правильным: "В
проведении реорганизации на основе постановления крайкома партии, а также во
всей дальнейшей работе Осетинской парторганизации партактив города обещает
оказать полную поддержку, - говорится в постановлении. Партактив городской
организации считает также необходимым всемерно способствовать делу
политической, хозяйственной и культурной работы Ингушской автономной
области, добиваясь наиболее быстрейшего осуществления директив партии о
работе национальных областей на Северном Кавказе"* [*Там же, л. 49].
Естественно, что бурный протест коммунистов и трудящихся Ингушской
автономной области на кабинетное решение жизненно важного для них вопроса
заставил как-то отреагировать руководство Северо-Кавказского края и
Центральный Комитет партии. Бюро крайкома партии на своем очередном
заседании от 23 октября 1928 года заслушало доклад комиссии о мероприятиях по
Ингушской автономной области, где было принято постановление с обвинением в
адрес руководящих работников обкома партии, "которые не приняли должных мер
к созданию нормальной обстановки в связи с решением бюро крайкома партии о
городе Владикавказе". Здесь же утверждается предложение комиссии "поручить
фракции крайисполкома при рассмотрении бюджета Ингушской автономной
области предусмотреть максимально возможный рост ассигнований на социально-
культурные нужды и на мероприятия по сельскому хозяйству в области; считать
необходимым посылку авторитетной комиссии в Ингушскую область для
подготовки вопроса о ее будущем административном центре"* [*ПАРО. Ф. 7, оп.
1, д. 697, л. 4-5.].

"Меньшевистская Осетия. Кто виноват?"

Представляет в связи с этим немаловажный интерес корреспонденция, которая
была подготовлена в северокавказскую краевую газету "Молот" под заголовком
"Меньшевистская Осетия. Кто виноват?". Вот полный текст этого документа:
"С октября месяца осетинские партийные и профсоюзные работники празднуют
именины. В чем дело? - недоумевая, спрашивают граждане. Город Владикавказ
отдан Осетии, он будет столицей Северо-Осетинской области. Мы создадим
великую Осетию и т. д.
Осетинские патриоты, перерегистрировавшиеся в большевиков ярые
меньшевики стремятся создать великую Осетию за счет 40 000 русских населения
в городе, за счет 20 тыс. населения других национальностей, за счет 80 тысяч
окружающего пригородного ингушского населения. Буржуазная сущность
меньшевизма у осетин везде явно проглядывает. Как же, автономное государство и
не будет иметь столицы... Как же не стремиться занять гегемонию, тем более что в
крае и в Москве можно обрабатывать кого следует с заднего крыльца... Осетия
скоро потребует выхода к морю, начнет интересовать (первые ее шаги успешны)
на политическо-закулисной арене.
Но кто этому выступлению "содействует"? Почему это провели в глубокой
тайне? Почему об этом нигде не напечатано ни одного слова?.. Разве этот вопрос о
даче целого города с разноименным населением политическому меньшинству -
осетинам, политические, общественные организации которых еще недавно
"Молот" клеймил - за разбазаривание народных денег, за национализацию, за
кулачество, у которых недавно исключены из партии 200 человек (очень мало - 50
% следовало бы). Осетины, которые не создали ещё своего языка, а уже объявили
городскому населению изучить государственный осетинский язык, а
следовательно, кто не будет знать, тот будет уволен и т.д. и т.д. Однако русские в
счет не идут. Их только на фронтах уважают - как кандидатов на первые позиции,
а внутри СССР они не нацмены, им ни школ пока не надо, ни больниц, ни
агрономов. Конкретный пример: ряд городов - Моздок, Георгиевск, Пятигорск,
Крапоткино - только по одной школе 2-й ступени и ни одного техникума. На
население осетин 170 тыс. -30 агрономов, 8 техникумов, полный охват школами 1 -
й и 2-й ступени всего детского возраста.
Русское население и раньше 90 % составляло неграмотных, так и по сие время
остается "беспризорным".
Между тем в Осетии ни одного совхоза, ни одной коммуны. Крестьянское
население глубоко кулацкое, а батраки на 80 % русские, или армяне, или грузины.
Но вернёмся к существу вопроса: почему пренебрегли ингушскими интересами?
Почему забыли, что за Советскую власть первые боролись ингуши против осетин,
шедших с казаками и с Деникиным? Почему забыли, что во Владикавказе
ингушское и осетинское население почти равно в сумме 10 000, а пригородное
население - больше значительно ингуши, чем осетин, казаков и немцев, вместе
взятых? Нет, это грубейшая политическая ошибка, это классический образчик
того, как не надо разрешать национальные вопросы, и кто идет на это, тот идет
слепо, тот романтик.
На Кавказе национальный вопрос как раз надо сглаживать путем не
индивидуальных автономных областей, а коллективных органов из состава всех
национальностей. Слова "наша земля", "наш город", "наша граница" надо изжить.
Пусть будет во Владикавказе исполком трех округов: Осетии, Ингушетии и
русских, или пусть будет прежняя Горская республика. Но эти вопросы надо
дискутировать, а не решать кабинетно.
Взволнованы не только ингуши - политические и профсоюзные работники, но
грузины, армяне, русские и даже более сознательные осетины, расценивая этот шаг
узконационально, который испортит отношение с соседями.
Пилсудчине не должно быть места в СССР, надо решить коллективно, а не по
протекции Богданова и Орджоникидзе"* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д, 836, л. 64-65.].
Под корреспонденцией имеется запись: "По уполномочию коллек. гражд.
оппозиции". Вот такой была реакция на необоснованную передачу города
Владикавказа Северо-Осетинской автономной области ещё одной нейтральной по
отношению к этому вопросу стороны. Однако, к сожалению, материалу не
суждено было появиться на страницах краевой газеты "Молот". 5 ноября 1928 года
копия данной корреспонденции была направлена на заключение в секретариат
Северо-Кавказского крайкома партии, которым руководил в то время А. А.
Андреев, откуда последовал категорический ответ: "Статью не печатать и ждать от
нас результатов". Кстати, этот человек "заслуживает" того, чтобы о нем
поговорить особо.
Дело в том, что, как нам думается, план передачи города Владикавказа Северо-
Осетинской автономной области имелся в мыслях Северо-Кавказского края
задолго до октября 1928 года. Но более четкие очертания он стал приобретать с
появлением у руководства крайкома партии в качестве его первого секретаря
представителя из Центра А. А. Андреева. И здесь уместно привести предысторию
его появления на Северном Кавказе, о чем поведала повесть "Школа будущего",
написанная В. Успенским.
Вот что можно прочитать на ее страницах:
"В работе XV съезда партии Андрей Андреевич принимал участие уже как
кандидат в члены Политбюро (в начале 1924 года он был избран секретарем
Центрального Комитета партии и за ним же сохранилась должность председателя
ЦК профсоюза железнодорожников. - А.Я.).
... В комнате президиума к Андрею Андреевичу подошел Сталин. Спросил
неожиданно:
- Товарищ Андреев, как себя чувствуешь? Как твое здоровье?
- Спасибо, не жалуюсь.
- А что, если бы тебе поехать на Северный Кавказ первым секретарем крайкома
партии?
- Это необходимо?
- Понимаешь, край очень большой, богатый, многонациональный. Целое
государство. А у нас там слабое руководство. Посылали туда товарищей - не
справляются.
- Надо подумать.
- Конечно подумай. Два дня на размышление.
... На следующий день, когда завершалась работа съезда, Андрей Андреевич
сказал Сталину:
- Я согласен. Когда выезжать?
- Чем скорее, тем лучше. Зайди завтра ко мне, побеседуем - и отправляйся.
Через двое суток Андрей Андреевич выехал в Ростов-на-Дону"* [*Успенский В.
Школа будущего. М., 1988.]. Сталин знал, что А. А. Андреев - тот человек,
который выполнит любое поручение так, как он ему укажет. А ведь вопрос о
Владикавказе был не из легких, но Андреев его собирался решить лично и
недвусмысленно. Задание Сталина его ставленник держал под строгим контролем.
На всех архивных документах (справках, письмах, записках) конца 1928 года,
связанных с городом Владикавказом, а также с объединением Чечни и Ингушетии,
стоит резолюция: "В папку т. Андреева об объединении Чечни и Ингушетии".
У А. А. Андреева было два варианта решения этого задания "отца народов":
первый - просто, без церемоний передать Владикавказ Осетии, что он сделал и
пытался удержать целых два месяца (без учета времени подготовки к этому);
второй - объединение двух самостоятельных автономных областей: Чечни и
Ингушетии - в единую область со столицей городом Грозным, ссылаясь на
одинаковость языка, культуры, традиций, обычаев и т. д., с той же целью передачи
Владикавказа Северо-Осетинской области (забегая вперед, заметим, что это в
конце концов и было сделано в 1933 году с той лишь разницей, что в начале
передали Осетии город, который к тому времени уже назывался Орджоникидзе в
честь славного революционера-ленинца, организатора Советской власти на
Северном Кавказе, и только затем, через полгода, объединили Чечню и
Ингушетию).
Не понятно, с какой целью, но постановлением бюро Северо-Кавказского
крайкома партии от 25 сентября 1928 года, принятым по опросу членов бюро,
было запланировано обследование ингушской организации. Для этого сюда был
командирован ответственный инструктор крайкома ВКП (б) т. Батчаев сроком на
30 дней (интересно, случайно или запланировано совпадение его пребывания в
области со временем принятия постановления бюро крайкома о передаче
Владикавказа?). В своей справке "Итоги обследования состояния и работы
ингушской парторганизации" т. Батчаев, говоря о политическом настроении аулов,
подчеркивает, что вопрос о передаче города Владикавказа был перенесен
парторганизацией в массы и это вызвало взрыв националистических настроений.
Дальше в разделе справки "Взаимоотношения с соседними национальными
областями" он пишет:
"В данный момент центральным вопросом, определяющим взаимоотношения с
соседними областями (Осетия, Чечня), является вопрос о городе Владикавказе.
Национальный антагонизм, существующий ввиду ряда исторических причин
между ингушами и осетинами, заметно обострился за последнее время. В
Ингушетии создались местами погромные настроения. Парторганизация, вместо
того чтобы успокоить массы и вести борьбу с могущими быть провокациями на
этой почве, активно способствовала подъему националистических настроений,
перенеся в массу решения краевого комитета, причем не как решение Советской
власти, а как решение краевого парторгана и создав соответствующее настроение
недоверия и подчас враждебности к крайкому (непонятно, как можно было и зачем
говорить неправду, когда действительно решение о передаче Владикавказа
принято бюро Северо-Кавказского краевого комитета партии по докладу его
секретаря, а не органом Советской власти. -А. Я.)
... С вопросом о Владикавказе сейчас связывается и отношение к Чечне. Масса
населения несомненно тяготеет к Чечне, и эти настроения проявлялись еще при
образовании Автономной Ингушетии, когда население требовало присоединения к
Чечне. Против этой тенденции среди населения в настоящее время активно
борется партийная организация, мотивируя невыгодность присоединения к Чечне
тем, что тогда город Владикавказ будет передан Осетии, что оказывает большое
влияние на настроения массы..."
Выражение о требовании населения Ингушетии присоединения к Чечне - это не
более чем фантазия инструктора крайкома. О том, как на самом деле
отреагировали ингуши, будет сказано несколько позже.
Заканчивается справка выводом: "Нужно укрепить и усилить партийное
руководство, от которого в значительной степени зависит оздоровление и
большевизация всей парторганизации и успешность дальнейшей работы"*
[*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 835, л. 48-50]. Вывод, как мы видим, недвусмысленный -
сместить руководство ингушского обкома партии, потому что оно выражает
интересы и чаяния населения области в целом и коммунистов в частности и делает
все возможное, чтобы не допустить обострения напряженности в отношениях
между осетинским и ингушским народами.
Хотя надо признать, что ингушские коммунисты нарушали тем самым основной
принцип партии - принцип демократического централизма, подчинения снизу
вверх. И делали это сознательно, с целью недопущения передачи Владикавказа
Северной Осетии. А на языке ответинструктора крайкома партии, а следовательно
и его руководства, все это называлось: "способствовать подъему
националистических настроений". Как бы прислушавшись к выводам, изложенным
в справке, бюро крайкома партии на своем заседании 23 октября 1928 года
принимает пространное постановление, где сказано: "Не отрицая законного права
за Ингушским обкомом обращения в ЦК с опротестованием решения бюро
крайкома по вопросу о городе Владикавказе, находя это совершенно законным
использованием своих прав, в то же время бюро крайкома считает совершенно
недопустимым и антипартийным, с точки зрения партийной дисциплины,
поведение руководящих работников Ингушского Обкома, которые... своим
поведением допустили ненормальное обсуждение этого вопроса в массах
парторганизации, за пределами ее и дали возможность националистическим
элементам области активно выступать с антисоветской агитацией в связи с
вопросом о городе Владикавказе. Обязать Ингушский обком немедленно принять
меры, которые бы обеспечили нормальную обстановку в Ингушской национальной
области, как в отношении проведения различного рода очередных кампаний, так и
осведомления членов партии с решением бюро крайкома. Возложить в связи с
этим прямую ответственность на руководителей Ингушской партийной
организации за все возможные отрицательные явления... "* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д.
697, л.4]. На это постановление в крайком ВКП (б) поступило коллективное
письмо от Ингушского партийного актива. В нем, в частности, говорится:
"Решение крайкома передать Владикавказ Северо-Осетинской автономной
области не могло не вызвать недовольства и взрыва, шовинистических настроений
в крестьянских массах Ингушетии, а также попыток со стороны антисоветского
элемента Ингушской и Северо-Осетинской автономных областей и города
Владикавказа использовать это недовольство и эти настроения в целях, с одной
стороны, разжигания национальной розни между ингушами и осетинами, с другой
- подрыва доверия ингушских масс к Советской власти.
Нельзя было не предвидеть также, что это решение даст почву и для развития
националистических тенденций внутри парторганизации Ингушской области.
Единственная сила, которая могла и обязана была дать отпор шовинистическим
настроениям масс и их отражению в партийных организациях, а также пресечь
контрреволюционную агитацию антисоветского элемента, - была и есть
парторганизация Ингушской области. Задача партийного руководства области, а
также Северо-Кавказского крайкома состояла в том, чтобы подготовить к этому
Ингушскую организацию. Подготовка была тем обязательнее, что Ингушская
организация молодая, по составу крестьянская и располагает незначительным
кадром. Эта подготовка не была сделана по вине обкома.
Учитывая громадное значение города Владикавказа для политического,
культурного и хозяйственного развития Ингушской области, всю политическую
важность участия Ингушской организации в проработке и решении вопроса о
Владикавказе и, наконец, необходимость своевременной подготовки
парторганизации к тому или другому решению вопроса о Владикавказе, бюро
обкома своевременно приняло меры к тому, чтобы выяснить точку зрения
крайкома на этот вопрос (поездка секретаря обкома в Ростов 20-21 сентября) и
обеспечить себя от неожиданного решения. Эти меры остались бесплодными.
Обком не только не был привлечен к проработке вопроса о Владикавказе, но даже
накануне постановления крайкома о Владикавказе не знал причин вызова его
представителей в крайком.
Предвидя все отрицательные последствия столь неожиданного решения вопроса
о Владикавказе, как по линии сохранения доверия партийных масс к партийному
руководству, так и по линии сохранения влияния парторганизации на
беспартийные массы, представители обкома партии, бывшие в Ростове, выдвинули
вопрос о необходимости экстренного созыва пленума обкома с постановкой на нем
информации одного из секретарей крайкома о состоявшемся решении.
Назначенный с согласия первого секретаря Северо-Кавказского крайкома пленум
обкома партии был неожиданно отложен Сев.-Кавкрайкомом же (телеграмма тов.
Иванова от 15 октября 1928 года).
Считая неправильным откладывание уже назначенного пленума, что бюро
обкома не могло быть понято иначе, как запрещение вообще информировать
парторганизацию о решении крайкома от 13 октября 1928 года в условиях, когда
это решение стало толковаться в массах и притом в искаженном виде, бюро
обкома в своем постановлении от 16 октября 1928 года отметило всю
политическую неотложность информирования по вопросу о Владикавказе и
телеграфно передало его крайкому 17 октября 1928 года. Несмотря на это, крайком
вторично предложил отложить созыв пленума и не дал директив о линии
поведения обкома.
Во время переговоров, тянувшихся в течение 6 дней, постановление крайкома
уже стало известным широким кругам населения области, антисоветский элемент
стал его использовать в явно контрреволюционных целях, а местная партийная
организация, не будучи информирована об этом решении и питаясь только
противоречивыми слухами, растерялась и в результате не смогла своевременно
обеспечить руководство беспартийными массами.
В связи с этим создалась угроза, с одной стороны, полнейшего подрыва
авторитета партийного руководства перед партийными массами и парторганизации
перед крестьянскими массами, а с другой стороны - перехода руководства массами
в руки антисоветского элемента. Поэтому бюро обкома вынесло от 17 октября
1928 года постановление информировать парторганизации о решении крайкома и
для этого разослать всем райкомам и партячейкам письмо и созвать городской
партийный актив.
Неожиданность решения крайкома от 13 октября так же, как и запоздание с
информацией парторганизации об этом решении, главным образом по вине
крайкома партии, явились причинами того, что обсуждение ее в ряде мест приняло
болезненные формы, и шовинистические, антипартийные выступления отдельных
партийцев не встретили должного отпора со стороны партсобраний, тем более что
часть руководящих работников, согласно постановлению бюро, были в Москве, а
часть по вызову крайкома в Ростове.
В свете этих фактов бюро обкома ни в коем случае не может согласиться с
пунктом постановления крайкома от 23 октября, перекладывающим
ответственность за "ненормальное обсуждение этого вопроса в массах партийной
организации, за пределами ее..." на руководящих работников, тем более что часть
их была командирована в Москву защищать решение бюро обкома со вопросу о
Владикавказе, а часть была вызвана крайкомом на совещание, - категорически
против него возражает и настаивает не его отмене.
Бюро обкома утверждает: а) что крайком совершенно игнорировал Ингушский
обком при решении столь важного для ингушской области вопроса, как передача
Владикавказа Северо-Осетинской автономной области, и поставил его этим в
совершенно ложное положение перед партийной организацией; б) что
неожиданное для обкома решение крайкома о Владикавказе, так же как
последующее откладывание созыва пленума без каких бы то ни было директив о
линии поведения обкома и парторганизации в целом, подорвало авторитет
партийного руководства в парторганизации и создало условия, при которых
парторганизация не могла совершенно обеспечить партийное руководство
крестьянскими массами"* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 829, л. 33-35]. Под письмом стоят
фамилии членов бюро Ингушского обкома партии: Зязиков, Цокиев, Бурдули,
Дахкильгов, Битный-Шляхто, Квасников, Гудантов, Эсмурзиев, - а также круглая
печать обкома партии.
В таких изнурительно тяжелых, невыносимых условиях, при почти полном
непонимании очевидных истин вышестоящими партийными и советскими
органами, приходилось работать всей общественности Ингушской автономной
области во главе с секретарем обкома партии Идрисом Зязиковым, благодаря
твердости, мужеству, стойкости, упорству, принципиальности которого удалось в
то время помешать посеять ненависть и без того в неблестящих ингушско-
осетинских взаимоотношениях. Но главные события в решении этой проблемы
были еще впереди. Свои лучшие качества И. Зязикову и его окружению пришлось
проявлять ещё не раз, прежде чем была восстановлена справедливость в
отношении ингушского народа, т. е. было отменено постановление крайкома
партии от 13 октября 1928 года.
Когда для Ингушетии появилась надежда на отмену этого поистине
исторического постановления, а для Северной Осетии, судя по их поведению,
опасение, что это произойдет, то последние забили тревогу. Посыпались письма в
центральные и краевые советские и партийные органы с попыткой оправдать
передачу Владикавказа им и недопущения отмены этого решения.

Борьба осетинского руководства за Владикавказ

Вот выдержки из письма в Северо-Кавказский крайисполком от 6 ноября 1928
года (на письме стоит угловой штамп: представитель автономной области
Северной Осетии при Президиуме ВЦИК):
"Культура и хозяйство Осетии в дореволюционное время росли под сильнейшим
воздействием города Владикавказа. Печатное слово, светское образование,
медицинская помощь, политические идеи, представления о культурном быте
проникали в Осетию исключительно или по преимуществу из города
Владикавказа. Наряду с этим Владикавказ был и остается рынком сбыта не только
сельскохозяйственной продукции, но и рабочей силы аграрно-перенаселенной
Осетии. В послереволюционное время образовались в городе Владикавказе новые
силы притяжения для осетинской деревни в виде административного центра
национальных культурно-просветительных учреждений областного значения,
ВУЗов, Рабфаков, сельскохозяйственной опытной станции и прочих... Все
промышленные предприятия находятся в г. Владикавказе и работают на сырье,
доставляемом из области... Существование отдельных самостоятельных аппаратов
как по городу Владикавказу, так и по Северной Осетии приносят громадные
нецелесообразные расходы, тогда как при наличии одного управленческого
аппарата можно сэкономить сотни тысячи.
Между тем на деле этого нет, город Владикавказ и Северная Осетия разобщены.
Такое искусственно созданное противоречие между хозяйственно-культурными и
административными интересами Владикавказа и Северной Осетии не может не
сказаться серьезным ущербом на нормальном развитии обоих образований.
Изложенное достаточно ясно и убедительно указывает на то огромное культурно-
хозяйственное значение Владикавказа для Осетии и, наоборот, что является
совершенно необходимым в данный момент присоединение города Владикавказа к
Северо-Осетинской автономной области"* [*Там же, л. 39-41]. Подписано письмо
председателем Северо-Осетинкого облисполкома.
Очень жаль, что для автора данного письма и ему подобным сомнительная
экономия: "сотни тысячи" рублей - оказалась дороже дружбы и братства с
соседними народами. Ведь осколки мины замедленного действия, заложенной
взорвавшейся в те годы передачей Владикавказа Северо-Осетинской области,
тревожат раны и сегодня, и они являются одной из причин длившегося уже
несколько десятилетий обострения межнациональных отношений в Северо-
Кавказском регионе.
От руководства Северо-Осетинской автономной области в Президиум
Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, крайисполком
поставлялись и другие материалы, как по заказу, с нужным для них обоснованием.
В справки, другие документы включались только те цифры и факты, которые
способствовали бы подтверждению правильности принятого Северо-Кавказским
крайкомом партии постановления о передаче Владикавказа Северной Осетии; все
остальное отбрасывалось или не замечалось. А некоторые справки,
представленные Северо-Осетинской областью, становились документами краевых
органов и отправлялись в Москву, изменив лишь адресата и автора.
Одним из них стала справка "О передаче г. Владикавказа Северо-Осетинской
Авт. Области", датированная 15 ноября 1928 года и предназначенная от имени
председателя Северо-Кавказского крайисполкома Президиуму Всероссийского
Центрального Исполнительного Комитета (копии - председателю

0

4

административной комиссии ВЦИК, Наркомвнутдел, представительствам Северо-
Осетинской и Ингушской автономных областей) следующего содержания:
"Город Владикавказ лежит у подножия Главного Кавказского Хребта, на реке
Тереке на расстоянии 633 верст от краевого центра г. Ростова.
Общая площадь, занятая городом составляет 88 кв. км, со следующим
количеством населения:
в 1925-26 г. 76811 человек
в 1926-27 г. 78347 человек
в 1927-28 г. 79914 человек
По национальному признаку население города Владикавказа распределяется
следующим образом (по данным переписи 1926 года):
русские - 40209 человек 51,1%
украинцы - 3981 человек 5,7%
белорусы - 1096 человек 1,3%
грузины - 5038 человек 6,3%
армяне - 6529 человек 8,3%
осетины - 10799 человек 13,8%
ингуши - 1517 человек 1,9%
прочие - 9178 человек 11,6%
Всего - 78347 человек 100%
Город Владикавказ граничит с Северной Осетией и Ингушетией, и в настоящее
время в нем, кроме учреждений и предприятий, обслуживающих город
непосредственно, находятся также предприятия и учреждения, обслуживающие
социально-культурные и хозяйственные потребности указанных национальных
областей.
Успехи советского строительства и укрепление органов советской власти,
достигнутые в национальных областях со времени образования их, и поставленные
перед нами задачи их дальнейшего культурно-политического и хозяйственного
развития выдвигают необходимость присоединения города Владикавказа к Северо-
Осетинской Автономной Области, с превращением его в административный центр
области.
Целесообразность и неотложность передачи Владикавказа Сев.-Осет. А. О.
основывается, главным образом, на следующих соображениях:
Город Владикавказ самостоятельного значения не имеет, но он является центром
для прилегающих Национальных Областей.
Существующие в городе пока три власти делят между собой рынок,
муниципализированное и национализированное имущество и проч., почему город,
имеющий весьма важное значение для соседних Национальных Областей, не
восстанавливается и даже разрушается (амортизация имущества не покрывается в
достаточной мере вложением новых средств).
Северо-Осетинская Автономная Область лучше сможет использовать город и
поддержать его, а, с другой стороны, город усилит хозяйственную и финансовую
базу Осетинской Области.
С передачей города Владикавказа Осетинской Области достигается экономия
весьма значительных средств в расходах на содержание аппаратов однородных
параллельно действующих в настоящее время городских учреждений и
предприятий, с одной стороны, и областных - осетинских, с другой.
Внимание Края концентрируется на перспективах хозяйственного и культурного
развития нацобластей, и в особенности Ингушской, как одной из наиболее
отсталых, с учетом также и той революционной роли, которая выпала на долю ее
во время гражданской войны, и потому нет никаких оснований опасаться, что и в
дальнейшем с передачей города Владикавказа Осетинской А. О. не будут учтены, в
достаточной степени, интересы Ингушетии; оставлять на дальнейшее время
троевластие в городе Владикавказе нецелесообразно, и другого выхода нет, так как
ставить вопрос о передаче этого города Ингушской А. О. не возможно и,
действительно, Ингушетия не ставила, поскольку она сама сознает все
предстоящие трудности, в связи с необходимостью освоения городского хозяйства,
усиления и развития его.
Культура и хозяйство Осетии являются более мощными, чем в Ингушетии, как
это видно из нижеуказанных данных:

   Северная Осетия  Ингушетия
а) Посевная площадь 1927 г. и
процентное отношение к 1913г.
95,5тыс.дес.102,4%  50тыс.дес.80,2%
б) Общее поголовье скота и проц.
отношение к 1917 г.
122тыс. 161,4%  60тыс. 99%
в) Тягловой силы, проц. отношения
к 1917 г.
134,5%  80,1%
г) Валовая продукция всей
промышлености / Валовая
продукция на 1 душу населения
5,710тыс.руб
(3,830тыс.руб.союзн) / 37
р. 50 к.
1,780 тыс. руб(включая
продукцию
винокуренного з-да) / 24
руб.
д) Товарооборот 1926/7г. /
Товарооборот 1927/8 г
10 300 тыс. руб. / 13 500
тыс. руб.
3800 тыс. руб / 4800
тыс. руб
е) Общее число лиц труда 1926/7 г /
1927/8 г
9 430 / 10 044  3 692 / 3 734
ж) Кол-во занятых на производстве
рабочих
1 807  175
з) Процент охвата детей школьного
возраста 25/26 г. - 26/27 г. - 27/28 г.
/ Число учащихся на 1000 человек:
25/26 г. - 26/27 г. - 27/28 г
50,3% - 46,0% - 50,0 % /
75 - 83 - 92
10,6% - 17,6% - 25,0 % /
18 - 29 - 41
и) Лечебное дело, кол-во населения
на 1 койку, при среднем по Краю
1456
1 173  1 156
к) Все доходы, на душу при
средней по Краю 29,52 / Доходы на
душу по местному бюджету при
средней по Краю 9,83
7,72 / 3,93  6,99 / 3,78

Не предполагается чинить никаких препятствий Ингушской А. О. к
использованию, в полной мере, города Владикавказа для надобностей ее
населения, учреждений и предприятий, даже более того, с передачей города
осетинам на них будет возложен целый ряд обязательств, вполне обеспечивающих
интересы Ингушетии.
Передача Владикавказа Осетии отнюдь не может явиться причиной
национального антагонизма между Ингушским и Осетинским населением, так как,
в связи с успехом советского строительства и укреплением органов соввласти в
нацобластях, национальная рознь, созданная царской политикой и обострившаяся
во время гражданской войны, теперь уже уходит в область воспоминаний.
Ввиду изложенного Северо-Кавказский Крайисполком просит принять проект
Постановления в прилагаемой редакции"* [*ГАРО Ф-р-1485, оп. 8, д. 100, л. 113-
114]
К справке приложен проект Постановления Всероссийского Центрального
Исполнительного Комитета о передаче города Владиавказа Северо-Осетинской
автономной области, которым предусматривается:
"1. Владикавказский Округ расформировать и всю его территорию
присоединить к Северо-Осетинской Автономной Области.
2. Город Владикавказ, как областной административный центр, подчинить
непосредственно Северо-Осетинскому Облисполкому.
3. Предложить Северо-Кавказскому Крайисполкому и Северо-Осетинскому
Облисполкому принять все необходимые меры для обеспечения бесперебойной
работы находящихся в г. Владикавказе учреждений и предприятий Ингушской
Автономной Области, а также тяготеющих к городу Владикавказу предприятий и
содействовать их естественному развитию в будущем, сохраняя в полной мере
удовлетворение городом Владикавказом всех социально-культурных и
хозяйственных потребностей Ингушского населения.
4. Предложить Севкавкрайисполкому в месячный срок разработать и
представить на рассмотрение Административной Комиссии ВЦИК подробный
план мероприятий, вытекающих из п. п. 1-3 настоящего постановления"* [*Там
же, л. 115].
Как бы в продолжение вышеприведенных документов написана записка к
вопросу о присоединении города Владикавказа к Северо-Осетинской области на
имя секретаря краевого комитета партии А. А. Андреева руководителями
Осетинской автономной области Катоевым и Питковским в декабре 1928 года:
"Существование города Владикавказа в качестве "вольного" города,
разобщенного от деревни, глубоко не естественно, ибо такое существование
противоречит принципу районирования и не дает возможности осуществить
взаимозависимость и руководящую роль города в связи с деревней в области
политики, экономики и культуры. Без этой взаимозависимости город и
национальные области, тяготеющие к нему, испытывают сильнейший ущерб. Это
бесспорно, прежде всего, в отношении Владикавказа и Северной Осетии, так как
отделение Владикавказа от Осетинской области является чрезвычайно
искусственным, так как по своему историческому прошлому и по всем
показателям этнографическим, хозяйственным и социально-культурным
Владикавказ является городом осетинским (чрезвычайно неубедительные доводы,
как и все остальные, приводимые ниже. - А. Я.).
... С момента выделения в самостоятельную единицу г. Владикавказ не
обогатился ни одним новым промышленным начинанием... Промышленная мощь
города не только не увеличивается, но её удельный вес в промышленности области
при теперешнем положении вещей обречен на беспрерывное снижение.
Необходимо иметь в виду, что имевшее место строительство довольно
значительных предприятий осетинской промышленности проходило вне пределов
города. Таким образом налицо не концентрация пролетариата в одном центре, а
распыление его сил, несмотря на количественный рост. Это имеет огромное
значение как с точки зрения политической, так и с точки зрения экономической"*
[*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 829, л. 42^3].
Если сделать небольшое отступление, то следует заметить, что в отличие от
Северной Осетии, все более или менее крупные промышленные объекты
Ингушетии находились в городе Владикавказе. Строительство новых и
реконструкция существующих также намечались по предприятиям во
Владикавказе. Так что рабочий класс, т. е. пролетариат Ингушской автономной
области был почти целиком сосредоточен в городе. И если сопоставить этот факт с
рассуждениями и доводами авторов цитируемой записки, то логичнее было бы
передать Владикавказ Ингушетии, чем отдавать его Осетии, чтобы создавать в
городе второй - осетинский - пролетариат. В записке приводится много цифр,
фактов, но только те, которые говорят в пользу Северной Осетии. В порыве
доказать, убедить в необходимости присоединения города только к их области ее
авторы, т.е. руководители Осетии, порой сбиваются, мягко говоря, на откровенную
ложь. Чего стоят, например, их утверждения, что "без преувеличения можно
сказать, что каждый камень, каждая частичка песка и извести, затраченные на
строительство города, доставлены были силами трудовых осетин". Так и
напрашивается вопрос: чем занимались царские войска, когда "осетины строили
для них крепость", которая потом стала городом и где были ингуши, когда те же
"осетины строили для них селение Заурово", на месте которого была построена
крепость Владикавказ? 
В конце своей записки руководители Северной Осетии вспомнили, что еще одна
область на равных претендует на Владикавказ, и подсказывают свой план
удовлетворения потребностей Ингушетии: "Считаем совершенно необходимым,
чтобы при передаче города Владикавказа Осетии было бы полностью выполнено
постановление крайкома о создании условий, обеспечивающих удовлетворение
хозяйственных и культурных нужд Ингушетии.
Разрешение этой задачи мы представляем себе следующим образом: областной
центр Ингушской автономной области остается в городе Владикавказе; Ингушская
автономная область сохраняет за собой все принадлежащие ей в г. Владикавказе
здания под хозяйственными и культурными учреждениями, и, кроме того, в
пользование и распоряжение ее передаются новые здания для полного
удовлетворения ее культурных, административных и хозяйственных нужд. Мы
считаем необходимым немедленное рассмотрение всех претензий Ингушской
области на отчуждение в пользу Ингушетии отдельных зданий и даже целых
кварталов из национализированного и муниципализированного фонда для
обслуживания культурных и хозяйственных нужд Ингушской автономной области.
За Ингушетией закрепляются все принадлежащие ей промышленные предприятия
и добавляются по решению комиссии еще ряд предприятий для полного
удовлетворения ее интересов.
Создается в городе Владикавказе, а именно в районе под названном "Шалдон" -
Ингушский райсовет, входящий в состав горсовета и подчиняющийся ему.
Осетия берет на себя особое обязательство обеспечить для граждан автономной
Ингушской области возможности обращения в суд и административные органы
города на родном языке.
Северо-Осетинский областной исполнительный комитет, считая для себя
обязательным идти навстречу Ингушской автономной области в этих отношениях,
а также во всех случаях, когда это требуется действительной нуждой ингушского
народа, однако, считает нецелесообразным организацию двойного управления
городом Владикавказом, т.к. это привело бы г. Владикавказ к немедленному
упадку. Городское хозяйство представляет собой единое целое и не допускает
никакого разделения на части в управлении им со стороны двух административно
не зависящих друг от друга образований. Нельзя, например, мыслить, чтобы
единая система водопровода, канализации, электросети, финансового хозяйства,
административного управления (милиция, уголовный розыск) регулировались из
двух центров.
Город Владикавказ должен быть присоединен к Северной Осетии как единое
территориальное образование.
Мы полагаем, что только на этой основе и будет выполнено решение о
присоединении г. Владикавказа к Северной Осетии, т.к. лишь этим путем
возможно обеспечить условия для нормального развития города Владикавказа как
в интересах Северо-Осетинской автономной области, так и Ингушетии"* [*Там
же, л. 48-50]. Под запиской стоят подписи Катоева и Питковского.
30 ноября 1928 года под председательством А. А. Андреева состоялось
очередное заседание бюро Северо-Кавказского краевого комитета партии, на
котором была заслушана телеграмма из ВКП (б). В принятом здесь постановлении
сказано: "Командировать товарищей Булатова и Балахнина в г. Москву для
участия на заседании Оргбюро ЦК в обсуждении вопросов:
... 2) О слиянии города Владикавказа с Северо-Осетинской автономной
областью. Разрешить выезд в Москву для участия в обсуждении второго вопроса
представителям осетинского и Ингушского облкомов и Владикавказского
окркома"* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 702, л. 5].

"Торжество справедливости."
Возникновение вопроса объединения Чечни и Ингушетии.

Вскоре свое слово по этому вопросу сказал и Центр. Оргбюро ЦК партии,
заседание которого состоялось 17 декабря 1928 года, приняло постановление:
"Ввиду трудности практического разрешения вопроса о Владикавказе в настоящий
момент, а также ввиду того, что не разрешен вопрос о возможности объединения
ингушей и чеченцев: 1) Вопрос о Владикавказе с повестки снять. 2) Поручить
Северо-Кавказскому крайкому и крайисполкому разработать вопрос о слиянии
Чеченской области и Ингушетии"* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 710, л. 63. 54].
И вот мы подошли ещё к одной проблемной теме - объединение Чечни и
Ингушетии, - в решении которой камнем преткновения стал тот же город
Владикавказ.
Вопрос объединения двух самостоятельных автономных областей возникал и
раньше. В частности, на бюро Северо-Кавказского крайкома партии 28 ноября
1927 года было заслушано сообщение секретарей Чеченского и Ингушского
обкомов РКП (б) тов. Булата и Зязикова о соединении Чечни и Ингушетии. Но
было принято постановление: "Считать вопрос о соединении Чечни и Ингушетии
на ближайший период преждевременным. В соответствии с этим предложить
Чеченскому и Ингушскому обкомам рассмотреть этот вопрос и разъяснить среди
членов партии. Поручить АПО (агитационно-пропагандистский отдел крайкома
партии. -А. Я.) в месячный срок обследовать работу Национального Совета в
области развития национальной культуры вообще и, в частности, проведения
объединенной работы по национальной культуре в Чеченской и Ингушской
областях. Признать необходимым по окончании проработки созвать заседание
работников из национальных областей для обсуждения этого вопроса и
рассмотрения его в Национальной комиссии"* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 510, л. 3-4].
Но тогда вопрос объединения двух областей был связан с другой причиной (об
этом будет сказано чуть позже), хотя и в том случае мысли об утрате равного с
Осетией влияния на город Владикавказ народ и руководство Ингушетии не
допускали.
Подробное пояснение по этому поводу и по другим интересующим нас
вопросам дает в своем письме-справке секретарям Северо-Кавказского крайкома
ВКП (б) Андрееву, Балахнину и Иванову представитель этого же краевого
партийного органа тов. Богданов. Дело в том, что постановление Оргбюро ЦК
ВКП (б) о г. Владикавказе было рассмотрено 21 декабря 1928 года на бюро
краевого комитета партии, где было сделано заключение "согласиться с решением
Оргбюро ЦК по этому вопросу; поручить фракции Крайисполкома с привлечением
Чеченской и Ингушской областей приступить к проработке вопроса о слиянии
Чечни и Ингушетии. О результатах работы сообщить крайкому через месяц"*
[*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 710, л. 4]. И, выполняя волю центрального и краевого
партийных органов, тов. Богданов побывал в этих двух областях и пришел к
следующим выводам, изложенным в приводимом ниже письме, датированном 24
декабря 1928 года:
"Во время моего объезда Чечни и Ингушетии мною были приняты меры к
выяснению точки зрения руководящих работников Чечни и Ингушетии о
присоединении Ингушской области к Чеченской. Для выяснения этого вопроса
мною были собраны закрытые заседания бюро Чеченского обкома, а также
Ингушского областного комитета партии и велись разговоры с отдельными
работниками. Ниже я сообщаю краткую запись имевших место обсуждений, а
выводы из всех имевших место обсуждений я лично делаю следующие: ни со
стороны чеченских работников, ни со стороны работников Ингушетии нет
желания немедленного объединения. Не отрицая наличия целого ряда моментов,
сближающих оба народа, как-то: язык, религиозные верования, бытовой уклад,
однако обе стороны указывают на наличие известной розни между
обоими,народами: отсутствие тесной экономической связи, отдаление ингушского
населения от руководящих органов Советской власти, поскольку город Грозный
как областной центр будет находиться от Ингушетии на большом расстоянии;
отсутствие непосредственной границы между ингушами и чеченцами на
большинстве протяжения и наличие промежуточного казачьего (Сунженского)
района, что в связи с неизжитой ещё далеко враждой между ингушами и
Сунженскими казаками будет затруднять нормальные условия совместной жизни;
разность культурного и хозяйственного развития Чечни и Ингушетии, что
вызывает со стороны чеченцев опасение, чтобы ингушский актив не захватил
доминирующую руководящую роль в Чечне; боязнь со стороны ингушей, что
развитие Ингушетии затормозится в ожидании, пока Чечня не достигнет уровня
Ингушетии; боязнь чеченцев, что доходы Грознефти придется делить между
Ингушетией и Чечней; боязнь склоки среди руководителей Ингушетии и Чечни,
поскольку опыт Горской республики показал невозможность совместного
управления различными национальностями на территории со смешанным
населением.
Со стороны Ингушетии, кроме того, в этом вопросе играют роль вопросы
самолюбия, поскольку Ингушетия получила отказ в передаче города Владикавказа
и теперь присоединяется к Чечне, не имея за собой какого-либо козыря, тогда как в
прошлом, выдвигая вопрос о соединении с Чечней, ингушские работники имели в
виду своим вхождением ускорить вопрос о передаче г. Грозного, не оставляя
мысли о включении также и Владикавказа в состав Ингушетии. Работники
Ингушетии, во всяком случае, связывают возможность объединения совместно с
городом Владикавказом, не снимая, таким образом этого вопроса.
Чеченцы со своей стороны боятся того, что организация еще не переварила
объединения с городом Грозным и что объединение в такой момент еще и с
Ингушетией может оказаться не под силу. Что касается русских работников
Чеченского обкома партии, то они единодушно высказываются за необходимость
объединения, причем считают возможным провести это объединение в
кратчайший срок, т.е. на совместном съезде Советов Чечни и Ингушетии в
текущую выборную кампанию. Причем эти товарищи, устраняя все возражения
против объединения, отмечают положительную роль, которую в этом смысле
пролетарская организация г. Грозного сыграет в своем влиянии и на Ингушетию,
и, поскольку положение с городом Владикавказом усилило ненормальные
отношения Осетии и Ингушетии, необходимо дать окончательное разрешение
дальнейшим перспективам развития Ингушетии.
Если взять подсчет отдельных голосов, то можно дать такой результат: все
ингушские работники, безусловно, против немедленного объединения, все русские
работники г. Грозного - Грозненского окружкома - за объединение в ближайшее
время, чеченские работники Чеченского обкома партии делятся на две группы:
одна, незначительная (2 человека), за немедленное объединение, большинство же
(в которое входит председатель областного исполкома Арсанукаев, его
заместитель Иоанисиани и ряд других) против немедленного объединения.
Секретарь Чеченского обкома ВКП (б) тов. Булат за объединение, однако не в
текущую избирательную кампанию.
Из мнений, которые высказывались на собраниях, необходимо отметить
разговоры о том, что объединение Чечни, Сунжи и Ингушетии поставит в
дальнейшем вопрос о выделении вновь созданной области из края в
непосредственное подчинение РСФСР на правах республики.
Что касается формы, то работники Ингушетии мыслят себе вхождение в общую
область самостоятельным округом или на началах Федерации, а работники
Чеченской области, с которыми приходилось говорить, мыслят себе вхождение
Ингушетии отдельными районами. Этот вопрос, конечно, явится одним из
наиболее трудноразрешимых и вызовет максимальные споры"* [*ПАРО. Ф. 7, оп.
1, д. 829, л. 51-53].
Такое заключение сделал и к этим выводам пришел представитель Северо-
Кавказского края. Но чтобы лучше разобраться, чем обосновывали свои позиции и
сторонники, и противники объединения двух автономных областей, думается, есть
необходимость привести их аргументы, которые зафиксированы в справке тов.
Богданова. Вывод - это что-то усредненное. А среди высказываний представителей
партийного актива и Чеченской, и Ингушской парторганизаций были такие,
которые заслуживают большего, чем их усреднение. Поэтому мы приводим все их
выступления.

Позиция партийных активов Чечни и Ингушетии в проблеме объединения

Заседание закрытого бюро Чеченского обкома партии:
"Мачукаев (прокурор области). Объединение преждевременно, необходимо
отложить на один-два года. Объединение увеличит число группировок и склоки
(видимо, этот тезис, встречающийся, и еще не раз, у членов бюро обкомов партии,
связан с тем, что в других двунациональных автономных образованиях такие
явления имели место, и в частности Карачаево-Черкесская область была разделена
по национальному признаку на автономные Карачаевскую область, Черкесский
округ и Баталпашинский район, который был передан в состав Ставропольского
края. -А. Я.) Причем для Чечни объединение никакого интереса не представляет,
оно для нее скорее невыгодно.
Азиев (заведующий земельным отделом облисполкома). Линия на объединение
взята правильно. Со склокой всегда можно справиться, для ингушской деревни
крайне важно пролетарское влияние Грозненской организации. Чем скорее будет
проведено объединение, тем лучше.
Гисаев (заведующий отделом по работе в деревне обкома ВКП (б). Объединение
в перспективе совершенно неизбежно, однако высказываюсь против скорого
объединения, т.к. надо дать Чечне развернуть начавшее только подыматься
хозяйство и подготовить необходимый актив работников. Через год-два это
объединение произошло бы совершенно безболезненно. Надо закрепить связь с
Грозненской организацией, а проводить одновременно объединение с Ингушетией
будет не под силу. Особенная трудность будет заключаться в том, что
объединяются две равноправные в данный момент области. Однако раз
объединение одобрено крайкомом и Центральным Комитетом партии и надо его
проводить, то необходимо принять следующую тактику. Само объединение
провести после съездов, оформив на съездах самую необходимость объединения.
Предварительно надо прощупать претензии Ингушетии, проработать конкретно
вопросы бюджета (не брать доходов Грознефти на Ингушетию), продолжать со
стороны края давать дотацию, необходимо конкретно проработать вопрос
культуры и хозяйства.
Назаров (председатель облсовпрофа). Трудности в объединении не так велики,
т.к. бытовые условия, язык и т.д. у обоих народов общие. Сроки отдалять не надо.
Необходимо, чтобы объединение не затронуло материальных интересов Чечни.
Положительные стороны объединения перевешивают те трудности, которые
имеют место. Считаю, что можно уже проводить совместный съезд Чечни и
Ингушетии. Краевому комитету партии необходимо созвать совещание
работников Ингушетии и Чечни для предварительного обсуждения вопроса.
Гусев (председатель Грозненского горсовета) высказывается за объединение.
Сроков не надо оттягивать. Наличие более сильного актива Ингушетии является
положительной стороной. Если откладывать объединение, то придется вторично
созывать съезд осенью, что вызовет отрыв от органической работы и заставит
лишний раз будоражить массы.
Озеров (заведующий орготделом обкома партии), В постановке вопроса
согласен с тов. Булат. Вопрос только в сроке. Для объединения нужно проделать
большую разъяснительную работу в низах, что невозможно выполнить в 2-3
месяца.
Павлов (сотрудник ГПУ). У обоих народов общий быт, язык, хозяйство.
Антагонизма в низах нет. Верхи на этот счет преувеличивают. Чем скорее решить
объединение, тем лучше. Если Ингушетия войдет с захватническими мыслями
(относительно использования доходов Грознефти, создания себе доминирующего
влияния и т.д.), то, конечно, будет склока, но ведь склоку можно всегда изжить, и
решать будет в конечном итоге партия. Объединение необходимо, т.к. нельзя
оставить Ингушетию драться с Осетией в связи с вопросом о городе Владикавказе.
Срок надо ускорить и объединяться на общем съезде Советов в текущую
избирательную кампанию. Практически вопрос можно решить на совместных
совещаниях двух бюро.
Ганшин (начальник объединения Грознефть). Вопрос принципиально решен, а
раз оба народа близки по национальным, бытовым и другим условиям, то
разъяснить целесообразность объединения будет не трудно. Самое трудное будет в
том, что присоединяется не округ или район, сливаются две самостоятельные
области. Однако оставлять сейчас Ингушетию в таком состоянии, как сейчас,
нельзя в связи с антагонизмом между Ингушетией и Осетией из-за города
Владикавказа. Раз уж Грозненская организация вступила в полосу
организационных пертурбаций, то можно пожертвовать еще четырьмя месяцами,
чтобы покончить вопрос с Ингушетией и объединиться на ближайшем
предстоящем съезде, приступив после к органической спокойной работе.
Арсанукаев (председатель областного исполкома). Правы те, кто в принципе
считает целесообразным объединение, но на очереди станут серьезные
практические вопросы (бюджет, отсталая культура Чечни и т.д.), которые
требуется основательно утвердить, и нельзя такой вопрос решать в кратчайший
срок.
Кац (заведующий агитационно-пропагандистским отделом Грозненского
окружкома). Оставлять Ингушетию в теперешнем ее состоянии обостренных
отношений с Осетией невозможно. При объединении должен быть разрешен
основной вопрос, чтобы не нарушать интересов обеих областей. Этот вопрос
должен решить край, чтобы не было осложнений. Вопрос о сроке объединения -
вопрос расчета: объединяться сейчас или осенью. Во всяком случае готовиться к
объединению нужно немедленно.
Иоанисиани (заместитель председателя облисполкома) высказывается за
длительную подготовку. Грозный было легче передать Чеченской области, чем
Ингушетию слить с Чечней. В Ингушетии вопрос в низах уже ставился однажды, а
в Чечне ни разу не обсуждался. В Ингушетии почва подготовлена, а в Чечне нет.
Население Чечни не будет против объединения, но надо провести подготовку,
чтобы не было никаких болезненных явлений.
Булат (секретарь обкома ВКП (б) констатирует, что в принципе у
высказывавшихся нет возражений против объединения. Если объединяться срочно,
то это будет механическим решением. Другое дело, если бы вопрос стал в порядке
общественной подготовки. Ведь вопрос ставится о выделении целостной нации, и
необходимо, чтобы этот крупнейший вопрос заострился и разрешился в порядке
низов, для чего надо подготовить тщательно общественное мнение. Не надо
дальше забывать отношения Сунжи и Ингушетии. Товарищам, которые говорят о
достаточности трех месяцев, почему бы не взять шесть месяцев и не говорить об
объединении к осени. Что касается прежних разговоров об объединении, то ведь
вопрос ставился для того, чтобы ускорить передачу г. Грозного Чечне. Если бюро
крайкома постановит немедленно объединиться, то мы сумеем провести. Однако
мое личное мнение, что на объединение нужно не менее 6-7 месяцев"* [*Там же,
л. 53-56].
Проведено было также закрытое совещание Ингушского областного комитета
партии. Вот что говорили его участники:
Цокиев (председатель облсовпрофа). Вопрос крайне большой и серьезный,
ставить его преждевременно, т.к. у нас мало подготовленных работников. В свое
время распад Горской республики был вызван необходимостью приблизить
органы власти к населению, и это положительный результат. Сейчас же
объединение вновь отдалит власть от населения. Считаю, что бюро крайкома
восемь месяцев назад, сняв с обсуждения вопрос об объединении, подходило
правильно и верно оценивало обстановку. Если произойдет объединение, то оно
должно быть связано с передачей города Владикавказа Ингушетии. Решение бюро
крайкома о том, чтобы оставить в отношении Владикавказа вопрос в старом
положении, считаю правильным решением. Ставить сейчас вопрос об объединении
вне связи с городом Владикавказом является несерьезной постановкой.
Эсмурзиев (заведующий орготделом обкома ВКП (б). Ставить объединение без
города Владикавказа нельзя. Вопрос об объединении, правда, обсуждался раньше,
однако сейчас ставить его нерационально. Мы стали расти хозяйственно и
культурно только после выхода из Горской республики. У нас только постепенно
начинает расти актив, в объединение приведет несомненно к раздору среди
коммунистов Чечни и Ингушетии. Ориентировку нужно иметь на объединение,
поскольку у обоих народов одинаковый язык, культура и т.д., но провести это
объединение надо через несколько лет. Семенов (член контрольной комиссии
обкома ВКП (б). В селении Пседах, где живут и чеченцы, и ингуши, можно
констатировать наличие национальной розни между обеими нациями, которую
еще долго придется изживать. Чеченцы, как нацменьшинства, в данном случае
считают себя обиженными и выдвигают ряд требований в отношении школ,
хозяйственного строительства и т.д. Если произойдет слияние, то в силу наличия
указанной национальной розни 70 тысяч ингушей очутятся в таком же состоянии
по отношению к Чечне. Лучше оставить раздельное существование обеих
областей. Что касается города Владикавказа, то таковой разделить между Осетией
и Ингушетией.
Эльдарханов (председатель облпотребкооперации). Когда существовала Горская
республика, то деловой работы не было. Если теперь объединить, то казаки,
чеченцы и ингуши вновь столкнутся, отчего пострадают интересы хозяйственного
и культурного роста. Считаю, что интересы Ингушетии за последнее время слабо
защищаются.
Банхаев (председатель контрольной комиссии обкома ВКП (б). При тов. Чудове
(бывший до А. А. Андреева секретарь Северо-Кавказского крайкома партии. -А.
Я.) вопрос об объединении Ингушетии и Чечни был снят с очереди и запрещен для
дискуссии, причем в то время не было достаточного единодушия между
чеченскими работниками относительно объединения.
Сейчас Ингушетию как будто навязывают Чечне. Если вопрос осуществится,
будут неизбежные трения между работниками Чечни и Ингушетии, которые
затормозят творческую работу. Уверен, что если обратиться к низам, то народ то
же самое подтвердит.
Гудантов (секретарь Пригородного райкома партии). В случае объединения
Ингушетия попадает в положение между Осетией, которая ее выгоняет, и Чечней,
которой ее навязывают. Такое положение недопустимо и невыносимо в отношении
ингушского народа.
Дахкильгов (заместитель председателя облисполкома). Экономика и культура
Ингушетии несколько выше Чечни. Это заставит нас обращать больше внимания
на Чечню, но т.к. мы абсолютно слабокультурны, то нам трудно будет разбиваться
между Чечней и Ингушетией. Также в отношении бюджета. Придется нам
задерживать ассигнования на рост Ингушетии, пока Чечня не подтянется до
нашего уровня. Административная связь значительно ухудшится, т.к. Владикавказ
отойдет к Осетии, а Грозный отстоит слишком далеко. Надо учитывать также, что
чеченцы побаиваются захвата со стороны Ингушского актива влияния в Чечне,
поскольку актив Ингушетии более сильный. В связи с этим после объединения
будем путаться в различного рода дипломатических, склочных вопросах, что
затормозит плодотворную работу. Надо пару лет подождать с объединением"*
[*Там же, л. 56-58.].
А секретарь Ингушского обкома ВКП (б) Идрис Зязиков не стал говорить по
существу поднимавшегося на совещании партийного актива вопроса, а
ограничился заявлением, что он свое мнение о несвоевременности объединения
уже не раз высказывал.
Подводя итоги этого совещания, тов. Богданов говорит: "Голосование не
производилось, а мое резюме прений: что принципиальных возражений против
возможности объединения двух народов в будущем не встречает, но вопрос
признается сейчас несвоевременным, - получило подтверждение
присутствующих"* [*Там же, л. 58.].
Кроме этих двух заседаний активов Чеченской и Ингушской партийных
организаций, а также бесед с отдельными товарищами представитель Северо-
Кавказского края побывал в аулах Ингушетии. Вот что он пишет об этом:
"При объезде аулов в Ингушской области на двух заседаниях представителей
ряда аулов (в ауле Нижние Ачалуки - собрание трех аулов и в ауле Пседах -
собрание трех аулов) после моих докладов по общим вопросам и выяснения
вопросов о хлебозаготовках, избирательных кампаниях и т.д. по инициативе
собравшихся ставился вопрос о Владикавказе. Произносились горячие речи
крестьянами о недопустимости передачи Владикавказа Осетии, делались указания
на тесную экономическую связь Ингушетии с городом Владикавказом, что этот
город был основан ингушами, что за этот город была пролита кровь в борьбе с
белогвардейцами и осетинами, которые стояли на стороне белогвардейцев и т.д.
Речи произносились в страстном, повышенном тоне с указанием, что в случае
передачи города Осетии ингушам нечего делать в своей стране, что для них
неинтересны никакие вложения и затраты на их культуру и хозяйство и им
остается только переселиться.
Вопросов об объединении с Чечней касались вскользь, не придавая им значения,
и сосредоточили все внимание на вопросе о городе Владикавказе.
По агентурным данным, решение ЦК о снятии с повестки дня вопроса о
передаче Владикавказа Осетии принято в Ингушетии с большим удовлетворением
населением и расценивается как поражение крайкома партии и приписывается
энергичной защите интересов Ингушетии со стороны руководящей головки
Ингушской организации.
По тем же агентурным данным, несомненно, что население должным образом
инспирировалось в отношении Владикавказа, а на мои вопросы представителю
ГПУ о реальности угрозы возможных эксцессов я получил с его стороны указания
на возможность отдельных эксцессов"* [*Там же, л. 58-59.].
Не давая подробного комментария этому документу (наверное, читатели сами в
состоянии это сделать после такого досконального описания бесед и разговоров на
двух областных партийных форумах и других встречах. - А. Я), позволим себе
заострить внимание на отдельных моментах.
Первый. Выражение "немедленное", имея в виду объединение двух областей,
думается, навязано участникам обсуждения этого вопроса самим тов. Богдановым.
Это чувствуется по многим выступлениям коммунистов обоих областей. А должен
бы он был стоять вообще о целесообразности этого объединения в то время, когда
прошло только четыре года после "разъединения" подобного образования -
Горской республики. Думается, уместно будет еще раз привести здесь аргументы,
которые были положены в основу при распаде Горской республики, т.е. при
"разъединении". Они названы в Постановлении Всероссийского Центрального
Исполнительного Комитета "Об упразднении Автономной Горской Советской
Социалистической Республики и расчленении ее по национальному признаку на
две автономные области - Северную Осетию и Ингушетию, на автономную
административную единицу - Сунженский округ, с правами Губернского
исполнительного комитета и выделении города Владикавказа в самостоятельную
административную единицу":
"В согласии с волеизъявлением народностей, населяющих Автономную
Горскую Советскую Социалистическую Республику, и в целях скорейшего
развития классового самосознания национальностей, входящих в состав
Автономной Горской Советской Социалистической Республики, а также в целях
наиболее широкого вовлечения масс этой республики в дела советского
государственного управления - Всероссийский Центральный Исполнительный
Комитет, в отмену своего декрета от 20 января 1921 года о Горской Автономной
ССР (Собр. Ук. № 6, ст. 41), постановляет:
1) Автономную Горскую Советскую Социалистическую Республику упразднить,
расчленив ее по национальному признаку, на две автономные области - Северную
Осетию и Ингушетию, на автономную административную единицу Сунженский
округ и выделив город Владикавказ в самостоятельную административную
единицу.
2) Автономные области Северная Осетия и Ингушетия входят в состав
Российской Советской Федеративной Социалистической республики и имеют свой
административный центр в городе Владикавказе..."* [*ЦГАОР. Ф. 1235, оп. 119, д.
2, л. 103-104].
Напрашиваются вопросы: где "волеизъявление народностей" теперь? Разве
завершилось "скорейшее развитие классового самосознания национальностей" (в
данном случае чеченской и ингушской).
Насколько "широко вовлечены трудящиеся массы в дела советского
государственного управления"? Ведь для положительного ответа на эти вопросы,
т.е. для решения этих задач, нужны не года, а века, если не больше.
Второй. Главная причина сопротивления коммунистов Ингушской области
партийной организации к объединению двух областей была в том, что они
догадывались, а точнее, были уверены, с какой целью это делается Северо-
Кавказским крайкомом ВКП (б). Инициатива исходила именно от него, а не от
населения, трудящихся и коммунистов Чеченской и Ингушской автономных
областей, т.е. была навязана сверху. А цель крайкома заключалась в передаче без
всяких условий города Владикавказа Северо-Осетинской автономной области.
Третий. То, что некоторые участники собраний активов партийных организаций,
особенно некоренных национальностей, высказывались за немедленное
объединение, было связано с их желанием сделать как можно лучше, помочь
ингушам при вероятном, на их взгляд, исходе борьбы за город Владикавказ в
пользу Осетии. И не догадывались они, что оказывают тем самым Ингушетии
медвежью услугу, которой Владикавказ не мог заменить никакой другой город,
т.к. с ним были тесно связаны экономические, политические, социально-
культурные и даже исторические интересы ингушского народа.
До принятия оргбюро ЦК ВКП (б) постановления о преждевременности
постановки вопроса о присоединении города Владикавказа к Северо-Осетинской
области, бюро Северо-Кавказского крайкома партии ещё не раз возвращалось к
рассмотрению этого вопроса, и цель была одна: утвердить, узаконить ранее
принятое решение. В постановлении бюро от 7 декабря 1928 года отмечено: "...
поручить комиссии, созданной решением бюро крайкома ВКП (б) от 13 октября
1928 года, в недельный срок тщательно подработать вопрос: об обеспечении
интересов Ингушской автономной области в связи с присоединением города
Владикавказа к Северо-Осетинской автономной области по двум направлениям:
или образование самостоятельного центра, с ассигнованием соответствующих
бюджетных сумм на эти цели, или разделение части города Владикавказа для
обслуживания культурно-хозяйственных интересов Ингушской автономной
области. Поручить секретариату переговорить с ЦК в связи с принятым решением
о сроке постановки на оргбюро ЦК партии доклада о городе Владикавказе..."*
[*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 707, л. 5-6.].
Через неделю опять на бюро стоял тот же вопрос. Принято постановление
оставить в силе прежнее решение бюро крайкома от 13 октября 1928 года о
присоединении Владикавказа к Северо-Осетинской автономной области* [*ПАРО.
Ф. 7, оп. 1, д. 708, л. 3.].
Справедливость все-таки восторжествовала, и это нелепое постановление, как
указывалось выше, было отменено.
Конечно, такое поражение, хотя и временное, от руководства Ингушской
автономной области крайком партии прощать не хотел. И буквально через сорок
дней "на ковер" был вызван секретарь Ингушского обкома партии Идрис Зязиков.
На заседании бюро крайкома партии 1 февраля 1929 года был заслушан отчет
Ингушского обкома партии, с которым выступил тов. Зязиков. Надо отдать ему
должное за то, что он работал не за страх, а за совесть, отдавая все свои силы,
знания, энергию, опыт делу служения своему народу. Выступавшим в прениях по
отчету работникам краевых партийных и советских органов ничего не осталось,
кроме как отметить в целом положительную работу областной парторганизации.
Правда, почти все они в заключение подчеркивали, как негативный момент в его
работе, что последние четыре месяца партийная организация сосредоточила все
свое внимание на отмене решения бюро крайкома партии о передаче города
Владикавказа Северо-Осетинской автономной области* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д.
858, л. 1, 3, 5, 12, 15, 17, 20, 21, 23, 25.].

Второй этап решения проблемы объединения Чечни и Ингушетии

Руководство Северо-Кавказского края в лице А. А. Андреева, понимая, что в
данное время не удается решить вопрос с передачей Владикавказа и что помехой
этому является верхушка Ингушской Автономной области в лице, главным
образом, И. Зязикова, начало поиски других тактических вариантов. Одним из них
было, как отмечалось выше, слияние Чечни и Ингушетии в одну автономную
область. Начался второй этап усиленной проработки этого вопроса.
В середине февраля 1929 года на имя председателя Северо-Кавказского
крайисполкома пришло письмо следующего содержания: "На рассмотрении
Северо-Кавказского Краевого Исполнительного Комитета, как известно, находится
вопрос о возможности объединения ингушей и чеченцев в одну Автономную
Область и в связи с этим вопрос об упразднении гор. Владикавказ как
самостоятельного округа и включении его в новую объединенную область.
Президиум ВЦИК предлагает срочно сообщить, в каком положении находится в
данное время указанный вопрос и когда можно рассчитывать на решение его
Северо-Кавказским Краевым Исполнительным Комитетом.
Секретарь ВЦИК А. Киселев
Зав. Секретариатом Президиума ВЦИК Клингер"* [*ГАРО. Ф-р-1485, оп. 8, д.
88, л. 45].
К этому времени секретарем Северо-Кавказской краевой административной
комиссии Брюховецким была подготовлена для президиума крайисполкома
служебная записка "О возможности слияния Ингушской и Чеченской Автономных
областей". В ней автор дает подробное описание физико-географического и
экономического положения, характеристику промышленности и сельского
хозяйства предлагаемых к объединению областей. На основе этого автор приходит
к выводам:
"Приведя выше краткую характеристику экономики Ингушетии и Чечни,
перейдем теперь к вопросу общности экономики этих областей.
На основе приведенных выше данных, можно отметить, что как та, так и другая
область входят в состав Юго-Восточной Горно-Кавказской полосы кукурузы и
экстенсивного скотоводства. С другой стороны, каждая из этих областей делится
на плоскостную часть и горную, причем на плоскости в этих областях
экстенсивное земледелие, а в горной части развито скотоводство.

Следовательно, в народно-хозяйственном строе этих областей не наблюдается
резких отличий, могущих послужить основанием для выделения какой-либо из
этих областей в отличную от другой экономическую зону.
Чеченцы и ингуши родственны друг другу не только в области народно-
хозяйственного строя, но также и по этнографическим признакам. Ингушей и
чеченцев объединяет общность религии, родственность языка, и понятно, что во
взаимоотношениях этих народностей друг с другом не наблюдается
враждебностей, основанных на национальной розни.
Со стороны общности хозяйственного строя и национальной родственности эти
народы могли бы быть объединены в одну административную единицу, без
нарушения части основных принципов районирования, но в данное время вопрос
объединения Ингушетии и Чечни, при существующей конфигурации границ этих
областей, сталкивается с непреодолимыми затруднениями, заключающимися в
следующем:
1. Несмотря на общность экономики, Ингушетия совершенно не обнаруживает
экономического тяготения к Чечне, и экономика Ингушетии растворяется между
двумя пунктами экономического тяготения: г. Владикавказом и с. Назрань.
При разрешении вопросов экономического тяготения Секретариатом
Крайадмкомиссии были использованы материалы экономического обследования,
произведенного СКОМЕСом.
Названное экономическое обследование охватило почти 82 процента наличного
числа хозяйств Ингушетии. Так, обследованию подверглось 12190 хозяйств из
14947 значащихся по переписи 1926 года.
Из этих данных было выявлено, что к городу Владикавказу 100-процентное
тяготение как по сбыту, так и по покупке наблюдается со стороны 7788 хозяйств,
т.е. 64 процента общего числа хозяйств, затронутых обследованием, а к с. Назрань
- 4402 хозяйств, т.е. 36 процентов.
По данным СКОМЕСа, тяготение Ингушетии к соседним областям и округам
почти не наблюдается за исключением редких поездок на Моздокский и
Слепцовский рынки для реализации продуктов сельского хозяйства, но поездки
эти носят единичный характер, так как между ингушами и русским населением не
прекращается национальная рознь, исключающая возможность хозяйственного и
культурного сближения с ним. В особенности это заметно в отношении ингушей и
Сунженских казаков, несмотря на то что последние очень дружны с чеченцами -
родственными по национальности ингушам.
Заключение. Вот эти два момента: отсутствие экономического тяготения к
Чечне и наличие довольно сильно обостренной национальной розни с б.
Сунженскими казаками делают невозможным объединение Ингушетии и Чечни в
одну административную единицу, учитывая, что единственное шоссе,
связывающее эти области, проходит через территорию Сунженского округа,
входящего в состав ЧАО, а национальная рознь между казаками и ингушами не
дает ингушам гарантии за безопасность при проезде по территории Сунжи при
следовании в Облцентр г. Грозный.
Помимо изложенного, объединение Ингушетии и Чечни создает такое
значительное отдаление областного аппарата от низовых органов Ингушетии, что
создает полный отрыв областной власти от населения, каковое положение может
создать большие осложнения в области советского строительства Ингушетии.
Финансовые соображения при учете отмеченных выше отрицательных моментов
существенной роли играть не могут, тем более что валовая экономия от
ликвидации ингушского Облисполкома едва достигнет 30 тысяч рублей, каковая,
конечно, должна понизиться не более чем на 15 тысяч, учитывая количественное
увеличение штатов в Чечоблисполкоме при слиянии с Ингушетией"* [*Там же, л.
50-52.].
Эта докладная записка была направлена руководителям краевого земельного
управления Тюрникову, Севкавплана - Журиду и крайсовнархоза - Левитину с
просьбой "в семидневный срок представить соображения о возможном развитии и
направлении хозяйства будущей объединенной области"* [*Там же, л. 48.].
Короткий, но с четко выраженной позицией ответ представил в крайисполком
Председатель Севкавплана Журид:
"Севкавплан всецело присоединяется к заключению краевой административной
комиссии о нецелесообразности объединения Чеченской и Ингушской
Автономных Областей.
Что касается перспектив развития хозяйства этих областей, то к разработке их
Севкавплан лишь приступает в настоящее время в порядке проработки
пятилетнего плана развития Края в территориальном разрезе и до окончания
названной работы лишен возможности дать свои соображения по этому вопросу"*
[*Там же, л. 47.].
Подробную справку о возможности слияния Ингушской и Чеченской
Автономных областей представило в Крайисполком краевое земельное
управление, где, в частности, говорится:
"Ингушская и Чеченская Автономные Области расположены в местностях,
которые характеризуются одинаковыми естественно-историческими и физико-
географическими условиями при разных экономических центрах, применяется в
сельском хозяйстве крайне низкая техника земледелия при экстенсивном ведении
полеводства и скотоводства. Степная полоса, проходящая по обеим автономным
областям, отличается неустойчивостью урожаев и даже требует для рентабельного
ведения сельского хозяйства искусственного орошения.
Чеченцы более склонны к скотоводству и равнодушно относятся к тяжелому
физическому труду вообще и к земледелию в частности.
На сто душ населения в Ингушетии приходится 59 га посева, а в Чеченской
области только 43 га.
Самая многочисленная группа по количеству входящих хозяйств в Ингушетии
от 2 до 4 га посева на хозяйство, а в Чеченской Области - до 2 га.
Средний состав ингушской семьи, как более склонной к земледелию,- 5 едоков,
выше, чем у чеченцев - 4,3 едока.
Среди групп по посеву обеспеченность рабочим скотом более равномерно
распределена в Ингушетии, чем в Чеченской Области.
По обеспеченности рабскотом и коровами Ингушетия занимает более выгодное
положение, чем Чеченская Автономная Область.
Исходя из нормальных показателей, для дальнейшего социального и
экономического развития Ингушетии весьма существенное значение имеет
близость и совпадение административного центра с экономическим, чем их
разобщенность и удаленность друг от друга.
Обе рассматриваемые народности ведут примитивное, крайне отсталое сельское
хозяйство. По численности населения чеченцы в четыре с лишним раза
превосходят ингушей.
Все население ингушей, в количестве 70 тысяч человек, в большей своей массе
экономически связано или с гор. Владикавказом, или с поселением городского
типа Назрань, благодаря чему влияние этих городов не может не отразиться на
более быстром социальном и экономическом развитии Ингушетии...

Расстояние до г. Владикавказа
Число населенных пунктов в
%
до 30 км / от 30 до 40 км / от 40 до 50 км / выше 50
км
58% / 25% / 8% / 9%

При современном периоде быстрого роста городов с сильно развивающейся
промышленностью значительная часть хозяйств, если не все хозяйства Ингушетии,
могут быть довольно быстро вовлечены в реорганизацию хозяйств,
обслуживающих нужды этих городов.
Поэтому связь с г. Грозный, экономически чуждым для Ингушетии, следует
признать в значительной степени искусственной, не имеющей под собой
достаточно прочной опоры.
В перспективах развитие сельского хозяйства в Ингушетии и Чечне в общих
чертах будет иметь одинаковое направление, но будет развиваться под влиянием
разных экономических центров г. Владикавказа и г. Грозного.
При недостатке земельной площади и в связи с увеличивающимися
требованиями со стороны городов и развивающейся промышленности,
экстенсивное ведение полеводства должно уступить свое место повышению
техники земледелия и большему развитию приусадебных посевов со значительным
повышением продукции зерновых культур и в особенности кукурузы, урожайность
которой по местным условиям легко может увеличиться в 2-3 раза против
довоенного времени. Специальные отрасли земледелия, плодоводство,
виноградарство, а также и огородничество имеют благоприятные условия для
своего развития.
В Ингушетии, при склонности женщин к птицеводству, при надлежащем
инструктировании, при наличии местной горской породы молочного скота, обе эти
специальные отрасли животноводства - птицеводство и молочное хозяйство - при
улучшении условий содержания за короткий срок могли бы дать весьма заметное
качественное и количественное увеличение товарной продукции.
Производственное и сбытовое кооперирование разных отраслей сельского
хозяйства может успешнее развиваться при существующих экономических
центрах. Объединение Ингушской и Чеченской Автономных Областей с
административным центром г. Грозным создает для Ингушетии раздвоенность
управления с экономикой и отрицательно отразится на росте производительных
сил, реорганизации хозяйства и в кооперативном строительстве.
В Чеченской области наличие железнодорожного транспорта с быстрорастущим
промышленно-экономическим центром, г. Грозным, создает внешне
благоприятные условия для реорганизации близлежащих чеченских хозяйств с
целью обслуживания рабочего населения сельского хозяйства. Но этот
промышленно-экономический центр даже в своем будущем росте не может
охватить интересы Ингушетии, всецело тяготеющей к городу Владикавказу и
городу Назрань.
Исходя из всего изложенного, КрайЗУ не может согласиться с возможностью
объединения Чеченской и Ингушской автономных областей с административным
центром в г. Грозном, тем более что ни одна из рассматриваемых народностей не
может получить какого-либо преимущества от подобного слияния, а Ингушетия,
безусловно, потеряет"* [*Там же, л. 35.].
Таким образом, провалился полностью вопрос объединения Чечни и Ингушетии,
что явилось вторым за неполные полгода поражением краевых и центральных
органов от руководства Ингушской автономной области.
С этим смириться Центр и край никак не собирались. Внимательно
проанализировав причины своих неудач в Ингушетии, они пришли к выводу, что
их политика в автономной области проваливается, потому что проваливает ее
местное партийное и хозяйственное руководство, которое прекрасно разбирается в
интересах своего народа.
Социально-политические и экономические проблемы, решение которых не
направлено на дальнейшее развитие и прогресс области, здесь не находит
поддержки. Это с одной стороны.
С другой стороны, выполнить задание "отца народов" надо, не важны методы и
формы достижения цели.
Для этого решили пойти другим путем - каким-то образом убрать из
руководства области самого неудобного, но самого влиятельного человека -
Идриса Зязикова.
И вот 12 апреля 1929 года на бюро Северо-Кавказского крайкома партии
рассматривается вопрос "О посылке на курсы марксизма товарищей Зязикова,
Дорошева, Купцова и Цехера". Из всех четверых кандидатов на учебу
окончательное решение было вынесено только в отношении первого:
"Командировать т. Зязикова слушателем на курсы марксизма"* [*ПАРО. Ф. 7, оп.
1, д. 860, л. 58.]. Судя по формулировке, можно сделать вывод, что в этом
постановлении выражено не столько стремление командируемого на курсы,
сколько желание крайкома партии таким путем избавиться от неугодного
секретаря обкома ВКП (б), действительного лидера не только коммунистов
области, но и всего народа Ингушетии.
Кстати, ровно через три месяца там же рассматривался подобный вопрос и в
отношении бывшего в то время секретаря Адыгейского обкома партии И. М.
Черноглаза. Заслушав просьбу т. Черноглаза, бюро Крайкома партии постановило:
"В связи с подачей т. Черноглаз заявление о посылке его на учебу, отозвать его в
распоряжение Крайкома"* [*Там же, л. 164]. Но несмотря на просьбу, последний,
вместо учебы в Москву, попал секретарем Ингушского обкома партии, а его
предшественник Идрис Зязиков - на курсы марксизма, хотя ярко выраженной
просьбы и стремления у него и не было.
И. М. Черноглаз, как известно, проработал в Ингушетии недолго. Его попытка
установить в области сталинско-андреевский диктат потерпела полный крах. По
пути из горного селения Черноглаз и сопровождавшие его были убиты из
устроенной засады.
Вскоре секретарем Ингушского обкома партии стал некий Маурер (немец по
происхождению). Видимо учитывая горький опыт одного из своих
предшественников, он не стал, как говорится, брать быка за рога, а занял
несколько выжидательную позицию. И только в январе 1932 года на седьмой
северокавказской краевой партконференции во весь голос было заявлено
Маурером об объединении Чечни и Ингушетии:
"...Наша последняя партконференция обсудила и разрешила один чрезвычайно
важный для обеих областей принципиальный вопрос о едином литературном языке
для Чечни и Ингушетии, исходя при этом из задач быстрейшего форсирования
темпов культурного строительства, причем необходимо подчеркнуть, что этот
единый язык существует в жизни и общении между чеченцами и ингушами.
Из этого решения вытекает целый ряд важнейших культурно-организационных
мероприятий, как-то: перевод 6-томника Ленина, сочинений т. Сталина, единый
пединститут, общие курсовые мероприятия по выращиванию национальных
кадров, создание и дальнейшее развитие национальной культуры,
социалистической по содержанию и национальной по форме, одновременно с этим
разрешая и ускоряя полную коренизацию аппаратов. Вместо того, чтобы общими
усилиями создавать единый литературный язык и обогащать его на базе
социалистического строительства и роста политической активности масс, мы
теряем много времени и сил на искусственное создание "своего" языка, засоряя его
непонятными для массы арабскими и турецкими словами. В процессе этой работы
попытаются поднять головы националистические элементы и носители
великодержавного шовинизма; партийные организации обязаны дать решительный
отпор этим попыткам..."
Ему вторил и выступивший затем секретарь Чеченского обкома партии тов.
Кариб: "Здесь т. Маурер внес ценное предложение по хозяйственно-культурному
строительству в Чеченской и Ингушской областях. Он совершенно правильно
отметил практические задачи, которые дают возможность Чечне, Ингушетии
объединенными усилиями быстрее поднять их в ряды передовых районов края.
Правильное осуществление ленинской национальной политики в крае дает
прекрасные результаты..."* [*Седьмая северокавказская партконференция ВКП
(б). Ростов-на-Дону, 1932,с. 5-9.].
Вот так два руководителя, не знающие ни специфики областей, ни обычаев,
традиций, культуры, языка народа, могли в то время одним выступлением
поставить и решить судьбоносный для этого народа вопрос, не посоветовавшись с
ним и вопреки его воле. Так в конце концов и случилось с вопросом объединения
Чечни и Ингушетии.
Но до этого, после событий конца 1928 года, по городу Владикавказу наступило
затишье, он оставался на прежних условиях, являясь самостоятельным городом и
административным центром Северо-Осетинской и Ингушской областей.

0

5

Передача Владикавказа Северной Осетии

В 1931 году Владикавказ был переименован в город Орджоникидзе.
В последующие два года за ним сохранялся статус столицы одновременно двух
автономных областей - Ингушской и Осетинской. Об этом свидетельствуют
приводимые ниже факты. Так, выступая на седьмой северокавказской краевой
конференции ВКП (б) в январе 1932 года, делегат от Северной Осетии тов.
Цаллагов говорил: "Следующий вопрос, который я хочу затронуть, касается
городского строительства. Город Орджоникидзе является культурным и
административным центром Северной Осетии и Ингушетии... этот город является
забытым... Его нужно будет подтянуть в уровень с другими городами нашего края,
обратив особое внимание на коммунальное строительство и развитие
промышленности в нем"* [*Там же.].
Через год, 11 января 1933 года, на заседании президиума Северо-Кавказского
крайисполкома рассматривался вопрос об электроснабжении города
Орджоникидзе. В принятом постановлении сказано: "Учитывая тяжелое
положение с электроснабжением коммунального хозяйства и мелкой
промышленности города Орджоникидзе... и принимая во внимание значение г.
Орджоникидзе как культурного и национального центра двух областей (имеется в
виду Северная Осетия и Ингушетия. -А. Я.), признать необходимым и неотложным
расширение городской электростанции"* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 1403, л. 18.].
И тем не менее город Орджоникидзе одним росчерком пера был передан
Северо-Осетинской автономной области без учета, естественно, мнения народа
Ингушской области. Постановление Президиума ВЦИК, вышедшее в свет 20 июня
1933 года, гласило: "Город Орджоникидзе, находящийся в непосредственном
подчинении Северо-Кавказского крайисполкома, включить с 1 июля 1933 года в
состав автономной области Северной Осетии, с непосредственным подчинением
городского совета г. Орджоникидзе облисполкому Северо-Осетинской автономной
области"* [*ЦГАОР. Ф. 1235, оп. 45-а, д. 83, л. 4.].
Здесь явно нет и тени попытки как-то объяснить, обосновать этот акт,
посеявший рознь между осетинами и ингушами на долгие годы. Самым
необъяснимым при этом является то, что данный вопрос на рассмотрении
Президиума ВЦИК внесен не кем иным, как бюро фракции ВКП (б) ВЦИК ?!?!
Поэтому позволим себе заострить внимание на этом факте. Ведь что такое
фракция? Это группа членов какой-нибудь партии в парламенте, общественной
организации или обособленная группировка внутри политической партии, как
сказано в словаре русского языка С. И. Ожегова. А членами бюро фракции ВКП
(б) ВЦИК могли быть и представители обслуживающего персонала, и
представители осетинской национальности в этом органе, которые были тогда
(есть и в настоящее время) в Центре - в аппаратах различных законодательных и
исполнительных органов власти. То есть на решение могли оказать влияние
случайные люди. Поэтому, на наш взгляд, вызывают сомнение законность и
правомочность с юридической точки зрения того постановления, принятого по
предложению членов бюро фракции партии ВЦИК.
И ещё один вопрос: имел ли право выносить решение, принимать какой-либо
законодательный акт Президиум, который является только руководящим органом
собрания, совещания, выборной организации и т.д. Другими словами, этот орган,
который наделен правами вносить предложения на рассмотрение того органа, чьим
представителем он является.
А тем временем Ингушская автономная область более полугода
просуществовала без своей столицы, пока она вообще не перестала существовать
как самостоятельное государственное образование. 15 января 1934 года были
объединены Чеченская и Ингушская области и образована Чечено-Ингушская
автономная область со столицей - городом Грозным.

Заключение

Итак, пятилетняя борьба за город Владикавказ завершилась не поражением
руководства автономной области, а временной победой тоталитарного сталинского
режима, в арсенале которого было много подлых приемов, вплоть до физического
уничтожения неугодных. Но сломить волю людей, заставить их отказаться от
своих справедливых требований, целей и устремлений не удалось никому.
Красноречивые свидетельства тому - возникновение новых национальных
движений, партий, обществ, программной целью которых является возвращение
всех отторгнутых земель своей исторической Родины, создание на новой, более
прогрессивной и демократической основе своей государственности. Порукой
справедливости этих требований ингушского народа является принятие
Верховным Советом Российской Федерации 26 апреля 1991 года Закона РСФР "О
реабилитации репрессированных народов", каждая буква, каждый пункт которого
проникнуты духом полного понимания боли и страдания репрессированных
народов, которые они испытывают более полувека.
Исторические документы, исследования причин межэтнических конфликтов
говорят о том, что процесс установления границ между национально-
государственными образованиями не является раз и навсегда законченным. Он
зависит от многих факторов и обстоятельств: социальных, экономических,
политических, исторических и даже времени, когда происходят те или иные этапы
развития данного общества. И даже от того, кто стоит у власти и каких ценностей
он придерживается.
Эту мысль подтверждает и история с городом Владикавказом. Была независимая
от местных жителей крепость Владикавказ, преобразованная на тех же условиях в
город, переименованный в начале 30-х годов в город Орджоникидзе. Он по
желанию руководства Северо-Осетинской автономной области, удовлетворенному
"отцом народов" Сталиным, становится в 1933 году столицей Северной Осетии. В
1944 году преобразованная в республику Северная Осетия получает Малгобекский
и Назрановский районы от упраздненной Чечено-Ингушской автономной
республики и сбывается вековая мечта осетин - "Малая Осетия", как её именовали
моздокские осетины, а с присоединением Моздокского района Ставропольского
края к "большой Осетии" получается "великая" Северная Осетия. Великая пока в
кавычках, потому что не присоединенной к Северной остается ещё Южная Осетия.
После этого Осетия станет поистине великой.
Но после раздачи по соседям близлежащих территорий от бывшей ЧИАССР
оставались ещё районы. Их решили обозвать Грозненской областью. Если оставить
эту область в чистом виде - только из районов ЧИАССР, то в памяти людей будет
сохраняться Чечено-Ингушская автономная республика, а этого допустить нельзя.
Отсутствие в энциклопедических словарях наименований: Чечено-Ингушетия,
ингуши, чеченцы - недвусмысленно говорило о том, что их нет в природе. Поэтому
Грозненская область, где уже нет ни чеченцев, ни ингушей, расширяется за счет
трех ставропольских районов: Каргалинского, Шелковского и Наурского - и
присоединяется к Ставропольскому краю.
С наступлением хрущевской оттепели Грозненская область преобразовывается
вновь в Чечено-Ингушскую АССР. Все соседи возвращают добровольно когда-то
переданные им территории и районы, кроме северных осетин, которые не захотели
вернуть весь Пригородный район и часть Малгобекского района. Какие только
аргументы, обоснования, обещания не выдвигались руководством северных осетин
тогда: и сделать этот район образцом интернационализма (а сделали с ноября 1992
года образцом "мононационализма"), и создать все условия для жизни всех
желающих, и что вместо этого района ЧИАССР переданы три ставропольских
района, и что это земли казаков и т.д., и т.п.
Конечная цель одна - сохранить Пригородный район в составе Северной Осетии,
состоящая из двух подцелей: первая - оставить под своей юрисдикцией
Моздокский район Ставропольского края, связь с которым Северная Осетия имеет
только по территории не-возвращенных Чечено-Ингушетии малгобекских земель;
вторая - притупить память соседей-ингушей об исторической принадлежности им
пригорода Владикавказа, ставшего впоследствии территорией этого города.
Пока эта цель достигается ценой недоверия соседей друг к другу, ценой
пролитой, особенно обильно в октябре - ноябре 1992 года, крови, других дорогих
моральных и материальных издержек.
Есть немало путей решения подобных проблем. Об одном из них говорил рано
нами забытый В. И. Ленин: возвращение людей, изгнанных войной, в места своего
постоянного проживания и проведение референдума при необходимости
определения статуса того или иного района, области, республики. Этим приемом
по настоящее время пользуется весь цивилизованный мир.
Путем проведения референдума образована в 1992 году Ингушская республика
(ныне Республика Ингушетия) в составе Российской Федерации.

Якуб Патиев
Город Владикавказ
Я вернусь в этот город,
Что бы ни было там.
Вновь пройдусь по знакомым
До боли местам.

Кто-то встретит приветливо,
Кто-то взгляд отведет.
Только верю я твердо:
Это время придет.

Вопреки заклинанью
И потугам любым,
Я вернусь в этот город,
Что с детства любим.

Здесь рабочую юность
И студенческий рай,
Как счастливые годы,
Я постиг через край.

Здесь, друзей обретая,
Был я весел и юн,
И судьбу предрекала
Мне без бед Гамаюн.

Как живешь ты, мой город,
Без одних сыновей,
Без привычных от века
Их гортанных речей?

От кого закрываешь
Свой простор площадей
И на долгие годы 
Разлучаешь друзей?

Не тебя ли, мой город,
Возводили они
И твоих новостроек
Зажигали огни?

Твои камни и стены
Помнят рук их тепло...
Почему же сегодня
Всё как будто смело?

Будто не было вовсе
В гордой книге твоей
Ни имен, ни заслуги
Тех твоих сыновей.

Не тебе ли служили
Их сердца и умы?
Как же стал ты сегодня
Воплощением тьмы?

Отряхнись поскорее
От наносных идей,
Чтоб вернулся в свой город
Каждый из сыновей.

Приложения
№1
На заседании бюро Северо-Кавказского РКП (б), которое состоялось 18 мая 1925
года (присутствовали члены бюро товарищи Микоян, Эйсмонт, Позерн,
Беленький, Убаревич, Володин), был рассмотрен вопрос "Ходатайство Чечни и
Ингушетии о награждении орденом Красного Знамени". Докладывали
председатели облисполкомов этих областей Эльдарханов и Мальсагов. Принято
постановление:
"Предложить фракции краевого исполнительного комитета возбудить перед
Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом ходатайство о
награждении народов Чечни и Ингушетии орденом Красного Знамени. Вручение
ордена Красного Знамени Чечне произвести после поимки Гацинского.
Предложить фракции крайисполкома проработать вопрос о представлении к
награждению орденом Красного Знамени Кабарды, Балкарии и Дигории.
Секретарь крайисполкома РКП (б) А. И. Микоян"* [*ПАРО. Ф. 7, оп. 1, д. 125, л.
7.].

№2
Перечень пограничных земельных споров между округами и автономными
областями Северо-Кавказского края
"1. Адыгейская автономная область и Кубанский округ:
а) Спор между аулом Эдежунай 2-й Адыгобласти и ст. Старокорсунской
Кубокруга о праве пользования участком "Антонов Кут" площадью в 116 дес. Дело
находится на рассмотрении в Понежукаевской райземкомиссии Адыгейской
области; 
б) Спор между аулом Псейтук и пос. Стефановский о праве пользования
участком в 30 дес. гражданами четырех дворов аула Псейтук в пределах
землепользования пос. Стефановского. Дело находится на разрешении
крайземкомиссии;
в) Спор между хут. Урусовым (Адыгея) и ст. Васюринской о праве пользования
участком в 45-50 дес. Дело находится в Адыгейском областном земуправлении;
г) Спор между аулами Старый и Новый Бжегокай и городом Краснодаром о
праве пользования рядом участков общей площадью до 70 дес. Дело находится в
ОКВК (Особая Комиссия Высшего Контроля. - А. Я);
д) Спор между аулом Козет и городом Краснодаром о передвижке суходольной
границы в районе "Панский Кут". Дело находится в ОКВК.
2. Адыгейская автономная область и Майкопский округ:
а) Спор между аулом Бжедухабль и селом Вечным о праве пользования
участком в 209 дес. Дело находится в Майкопской окружной земкомиссии;
б) Спор между пос. Братский (Адыгея) и с. Архиповским о праве пользования
260 дес. (бывших частновладельческих участков), расположенных в Адыгее, но
включенных в землепользование Архиповцев. Дело находится в Адыгейском
облземуправлении;
в) Спор между аулом Хакурате и с. Новосеверским о праве пользования бывшим
частновладельческим участком Речмидилова площадью в 207 дес. Дело находится
на рассмотрении Дондуковской райземкомиссии Майокруга;
г) Спор между селением Натырово (Адыгея) и ст. Ярославской о праве
пользования участком в 596 дес. Дело находится на рассмотрении
Адыгоблземкомиссии.
3. Адыгейская автономная область и Армавирский округ:
а) Спор между аулом Кожехабль и ст. Михайловской о земельном участке в
связи с изменением русла реки Лаба. Дело находится в Армавирской
окрземкомиссии.
4. Ингушская и Чеченская автономные области:
а) Спор о принадлежности участков в 292 дес. в районе сел. Ачхой-Мартан и
Бомут. Дело находится в краевой административной комиссии.
5. Сунженский автономный округ и Кабарда:
а) Спор о принадлежности участка в районе сел. Кизлярского мерою в 600 дес.
Дело находится в Сунженском окружном земуправлении.
6. Ингушская и Северо-Осетинская автономные области:
а) О принадлежности участка в 2300 дес. в Курпской лесной даче. Дело
находится в крайадмкомиссии;
б) О принадлежности земельных участков У-1, А-1 и М-1 в районе южных садов
общей площадью в 124 дес. Дело находится в крайадмкомиссии.
7. Чеченская автономная область и Терский округ:
а) Спор о принадлежности ряда земельных участков в связи с изменением русла
реки Терек в районе станиц Мекенской, Савельевской, Калиновской и аулов
Мекен-Юрт и Кень-Юрт. Дело находится в крайадмкомиссии.
8. Кабардино-Балкарская автономная область и Терский округ: а) Спор о
принадлежности земельных участков в связи с изменением русла реки Малка.
Дело находится в крайадмкомиссии.
9. Кабардино-Балкарская и Северо-Осетинская автономные области:
а) Спор о принадлежности ряда участков общей площадью в 1200 дес. в районе
участка Ю-18 и поляны №39 по р. Даргон. Дело находится в крайадмкомиссии.
10. Черкесский автономный округ и Армавирский округ:
а) Спор о принадлежности земельного участка Д-30 в 1000 дес. в районе
Баталпашинска. Дело находится в крайадмкомиссии.
11. Карачаевская автономная область и Армавирский округ:
а) Спор о принадлежности участка У-13 мерою в 1975, 87 дес. Дело находится в
ОКВК в Москве;
б) Спор о принадлежности участков "Учкульки" и "Куцай" мерою в 785 дес.
Дело находится в ОКВК;
в) Спор о принадлежности участка А-52. Дело находится в ОКВК.
12. Карачаевская и Кабардино-Балкарская автономные области; а) Спор о
принадлежности участка в районе урочища "Шитжитмас". Дело находится в
крайземуправлении.
Ответственный секретарь крайадмкомиссии Брюховецкий"* [*ЦГАОР. Ф. 1235,
оп. 123, д. 125, л. 18-19.].

№3
Из письма Северо-Кавказского крайисполкома в административную
комиссию ВЦИКа от 16 сентября 1929 года "Об укрупнении округов
Ингушской автономной области"
".. .В экономическом отношении Ингушетия делится на две зоны с двумя
центрами экономического тяготения - г. Владикавказ и с. Назрань. К первому на
все 100 % как по сбыту сельхозпродуктов, так и по покупке промтоваров тяготеют
Пригородный и Галашкинский округа, а по второму - с. Назрань - Пседахский и
Назрановский округа. Эти два экономических центра почти полностью растворяют
экономику всей области, и иных пунктов экономического тяготения Ингушетия не
имеет ни внутри своей области, ни за пределами её, если не считать весьма редких
поездок населения исключительно для реализации сельхозпродуктов на рынки в
Моздок и ст. Слепцовскую. Материалы экономического обследования Ингушетии,
произведенного СКОМЕСом, показывают, что к г. Владикавказу как по сбыту
сельхозпродуктов, так и по покупке промтоваров на все 100 % тяготеют 64 %
общего числа хозяйств, затронутых обследованием, а к с. Назрань - 36 %.
Названное экономическое обследование охватило почти 82 % наличного числа
хозяйств Ингушетии (обследовано 12190 хозяйств из 14947 значащихся по
переписи 1926 года)...
В состав Пригородного округа в новых границах, проект предусматривает
включение следующих сельсоветов, ныне существующих Галашкинского и
Пригородного округов: Ахки-Юртовский, Ангуштский, Галгай - Ниж. Джерах,
Дл.-Долинский, Камбилеевский, Редантский, Шолхинский, Базоркинский,
Джерахов-Мецхальский, Арштинский, Галашкинский, Мужический, Цоринский,
Чернореченский, Яндиево-Гадаборшевский, Алкунский, Алханстынский,
Бомутский, Самогачинский, Хамхинский (с. Пуй), Датыкский.
В составе же Назрановского округа в новых границах проектируется включение
следующих сельсоветов Пседахского и Назрановского округов: Альтиевский,
Барсуки, Гамурзиевский, Далаковский, Кантышевский, Насыркортовский,
Плиевский, Сурхохинский, Экажевский, Кескемский, Пседахинский, Яндырский,
Верхне-Ачалукский, Средне-Ачалукский, Нижне-Ачалукский, Сагопшинский,
Зязиковский...
Заключение: Учитывая все положительные стороны проекта укрупнения
округов (районов) Ингушской автономной области, Президиум Северо-
Кавказского крайисполкома, считая вполне целесообразным и необходимым
перевести Ингушскую автономную область на укрупненную с четырех до двух
округов (районов) сетку, сконструированную в результате всех вышеизложенных
соображений, просит Административную Комиссию ВЦИКа утвердить его
решение по данному вопросу от 16 июля 1929 года.
Заместитель председателя Крайисполкома Балахнин
Заместитель ответсекретаря Седов".* [*ЦГАОР. Ф. 1235, оп. 125, д. 121 (2), л.
109.].

0


Вы здесь » Настоящий Ингушский Форум » Этническая чистка 1992 года » -=К Владикавказ. Неизвестные страницы истории города - Яндиев А. Д.