쿺

Настоящий Ингушский Форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Настоящий Ингушский Форум » Ингушский Тейп » Прения сторон


Прения сторон

Сообщений 1 страница 20 из 124

1

Я начну потихоньку писать,во первых мне не нравится книга Дахкильгова,хотя он и знает больше моего,но считаю её не полной,а местами удивительно не полной,потому буду сам писать и ваши дополнения конечно же.

0

2

САЛГИ

Много ингушских фамилий берут начало от этого малоизученного исторического персонажа. Сегодня мы расскажем лишь об одной ветви, берущей начало от Маго – салгхоевцах.Салги – один из крупнейших башенных комплексов Горной Ингушетии.Правда, добраться до него не так-то просто из-за бездорожья.

Центральная дорога, связывающая горный район с плоскостной Ингушетией, поднимаясь по кручам вверх, уходит стороной от поселения, где особняком в гордом одиночестве стоит боевая башня салгинцев, окруженная полуразвалившимися жилыми башнями и могильниками. Колея, по которой можно в хорошую погоду передвигаться, расположена в стороне, в двух километрах от нее. Ответвляясь около села Хьули, она круто уходит на юг. Но и эта тропа вскоре теряется в высокой траве. А дальше лишь к Салги ведет узенькая тропка, протоптанная животными в поисках корма или водопоя. А зимой здесь вообще ни проехать ни пройти.Жизнь в горах замирает чуть ли не на полгода. Однако, наши предки здесь жили и выживали, храня честь, достоинство и обычаи своих предков.

«Будет война или нет неизвестно, но зима придет, это точно», – повторяли они и заранее готовились к ее встрече.

В одной из последних поездок в Салги – это было летом – нас сопровождал старейший из рода Дзауровых – Т1ахир, который родился и вырос здесь. После депортации в 1944 году он опять вернулся сюда, и до конца своих дней сохранил горячую любовь к этому краю.

- Все годы, проведенные в ссылке, я жил надеждой, что однажды вернусь сюда. – И я счастлив, что буду похоронен у себя на родине, – не раз говорил он. Так и случилось. Этот замечательный человек, большой патриот своей Отчизны, похоронен в горах – в своем родном селении Салги. Многое мы успели записать из того, что он рассказывал.

Позже нам довелось встретиться еще с одним уважаемым представителем этого рода – Эльджаркиевым Абдул-Г1апуром Белановичем из рода Дзауровых – Эльджаркиевых. Его рассказ стал живым и ярким дополнением тому, что рассказывал Т1ахир.

Абдул-Г1апур тоже уроженец Салги и отсюда был депортирован в Казахстан. На тот период в этом селении жили 7 семей этого рода. После реабилитации много было желающих вернуться сюда, но им не разрешили. Любой ценой государство стремилось не допустить бывших спецпереселенцев в горы. Поэтому и Салги в последние годы был безлюден. Т1ахир Дзауров – «последний из могикан» – тоже был вынужден перебраться со своей семьей в Армхи.

- В Салги я построил хороший дом, хозяйственные постройки, но нам здесь жить не дали. Под предлогом укрупнения населенных пунктов выселили, – сетовал горец.

По словам старцев, салгинцы – потомки Маго – пришли из Шаьми приблизительно более 850 лет назад. На Кавказе они вначале поселились там, где сейчас расположено Эльхотово, затем переехали в Эльми, Маготе, Салги. Таков исторический путь движения салгинцев с юга на восток.

Поднявшись довольно высоко в горы, они поначалу остановились в местечке, названном именем Маго. Их было четыре брата: Сикким, Ч1инхо, Маг1о, Гий. Гий – самый младший из братьев – отличался сильным физическим развитием. Рассказывают, что в один присест он мог съесть целого трехгодовалого быка и потом целую неделю спать. Братья его считали обузой, и как-то решились сбыть «также» сокровище с рук – продать соседям в Грузию. В то время ингуши и грузины между собой очень дружили и часто ездили друг к другу в гости. На этот раз братья поехали вместе с Гием. Гостили целую неделю. Все ели, пили и клялись в верности друг другу. Гий, съев целого быка, безмерно много выпил и уснул. Тогда братья предложили грузинам купить его, объясняя, что Гий – человек недюжинной силы и из него получится хороший работник. Грузин-хозяин, видя его могучую фигуру, согласился. Буйволиными ремнями накрепко связав Гия, братья ушли домой. Прошла неделя. Богатырь проснулся. Увидев себя крепко связанным, он удивленно спросил у грузина:

«Что это такое?!»

- Твои братья тебя нам продали, – был ответ.

Гий рванул ремни всей своей мощью. И они разлетелись на куски. Плененный поднялся во весь свой могучий рост.

- То, что вы заплатили моим братьям, возьмете с них, – сказал Гий и крупным шагом пошел домой по горам.

Поднявшись на самую высокую вершину, он крикнул: «Эй, вы! Я возвращаюсь. Куда вы теперь от меня денетесь?!»

Испугались братья и разбежались. Так гласит предание.

В то время каждая гора, каждый клочочек земли или родничок имели конкретное название, а люди не употребляли еще фамилии. Вместо фамилий называли земли, которые они занимали.

Так Сикким ушел к землям, названным «Оздой». Ч1инхо ушел в Чечню. Гий сказал, что не будет жить с такими братьями и поселился в Тумг1е. А Маг1о остался на прежнем месте.

В Маготинском башенном комплексе была одна боевая и восемь жилых башен, несколько могильников и святилища, где совершались различные обряды. Один из них – знаменитый храм-святилище Сеска-Солса – Ерда возведен, по преданию, сыновьями Маго.

Потомок Маго – Т1ахир Дзауров, проживший до самой смерти в горах, рассказывал нам об одном обряде этого рода, который звучит так:

Лучшая из девушек и лучший из парней, предварительно выкупавшись в молоке и одевшись во все белое, в определенное жрецом время года отправлялись на ночь в этот храм. Сон, который они видели там, считался вещим и горцы таким образом определяли, что ждет их в ближайшем будущем.

Рассказывают, что свет, исходивший в эту ночь из святилища, был настолько ярким, что можно было даже шить.

Интересна и другая легенда, рассказанная Т1ахиром Дзауровым.

В Маготе он нам показал большой плоский камень, на котором отпечаталось копыто коня.

- Когда наши предки поселились здесь, камни были еще мягкими. Это означает, что маготинцы здесь жили с древнейших времен, – рассказывал Т1ахир.

Абдул-Г1апур Эльджаркиев в своем рассказе также отметил, что они здесь живут по меньшей мере более 850 лет.

- Я сам видел старинную книгу, которая хранилась у нас. Раньше она была в святилище и жрецы рода пользовались ею. Письмена этой книги никто из ученых не мог расшифровать. По рассказам я знал, что этот фолиант, написанный на коже или коре дерева, точно не помню, был очень древним. Им пользовались старейшины рода, пока письменность и некоторые обряды не были забыты окончательно. Ее затем увезли грузинские ученые. Обещали вернуть по первому требованию, – рассказывает Абдул-Г1апур.

Место, где расположено Маготе, было не особенно благоприятно для земледелия и пастбищ. В день по несколько раз здесь менялась погода: то дождь, то палящее солнце. Жители ущелья периодически собирались в Маготе, приносили жертвы и просили своего Бога, чтобы он даровал им хорошую погоду. Молитвы бывали услышаны, но затем снова все повторялось. Наконец, они вынуждены были перебраться на противоположный склон. Здесь были хорошие пастбища, устойчивая погода.

Когда маготинцы заложили новый аул – Салги, они еще не были мусульманами.

Впервые ислам в горах принял Эльджаркъа. Язычники, в том числе из рода Дзаура, были очень недовольны им. Они считали, что Эльджаркъа своим нововведением нарушил религию предков и его нужно убить или выслать. Возможно так оно и случилось бы, но на помощь пришли Тумгоевцы. Отсюда начинается деление Дзауровых. Одна часть по имени Эльджаркъа взяла фамилию Эльджаркиевы, другие – Дзауровы, Пугиевы, Марзиевы, Додовы, но все они Салгхой по названию села Салги.

Эльджаркъа был одним из первых ингушей, кто привез в горы керосиновую лампу. До этого дома в горах освещались лучиной – бага и пламенем очага.

Башенная крепость замкового типа Салги расположена у начала Хулхоевского ущелья. Потомки рода считают, что ущелье правильно было бы назвать Салгинским, так как они намного раньше других племен появились в этом краю.

Здесь были две боевые башни и десять жилых с различными хозяйственными пристройками. Обе боевые башни 5-этажные. Вторая, квадратная, полуразрушена. В Салги имеются различного типа могильники, святилища, ядрообразный мавзолей. В позднем средневековье Салги считался административным, политическим и культурным центром всего ущелья. Были здесь знатоки народной медицины, мудрецы, священники и жрецы, храбрые воины, мастера по изготовлению оружия.
в Орджоникидзе (Владикавказ).
Сабля Зелимхана

Вы спрашивали, как сабля Зелимхана из Харачоя попала в Салги?

Вернемся немного к истории тех лет.

И снова звучит рассказ грустный и волнующий. У 85-летнего Абдул-Г1апура прекрасная память и, вспоминая события тех далеких лет, он заново переживает их, как будто все было только вчера.

Не было человека в горах, кто не знал знаменитого абрека. Царь посылал целые армии на его поимку, но безрезультатно. Погубило его предательство и алчных трусливых людей.

Мой отец Билан воевал на стороне советской власти. В годы гражданской войны он командовал красной сотней.

Как-то, отбивая город Орджоникидзе от бичераховцев, отряд, которым он командовал, занял дом одного белогвардейского офицера Кибирова. Сабля Зелимхана висела на стене и якобы была преподнесена ему в подарок за это подлое убийство.

Кибиров, спасая свою шкуру, бежал, забыв обо всем на свете, в том числе и о драгоценном подарке. И она досталась отцу за заслуги, как военный трофей, и с тех пор бережно хранилась в нашей семье.

Когда нас высылали, сабля красовалась на боку гарцевавшего перед нами на коне Михаила Сизова.

По возвращении из ссылки я рассказал обо всем, что знал об этой сабле Тугану Мальсагову, который тогда собирал материалы для ингушского краеведческого музея. Рассказ взволновал его. Туган Мальсагов начал активные поиски пропавшей реликвии. Куда он только не обращался с просьбой оказать содействие в поисках знаменитой сабли, но все безрезультатно.

Эти рассказы двух уважаемых представителей рода Салгхой – Т1ахира Дзаурова и Абул-Г1апура Эльджаркиева – лишь крупица истории об ингушах, о потомках Маго. И это часть того, что сохранила память старика Г1апура.

увеличить

0

3

КЯЗИ

    Некогда аул Кязи основал Эрзи, сын Жогастка. До этого Эрзи жил в замке Таргим. Как-то Эрзи пас овец и вздремнул. Тем временем овцы потравили чужой ячмень. Возмущенный хозяин поля бросился на Эрзи, началась драка и Эрзи убил его.

    Пришлось ему скрываться в ауле Кест, родом из которого была его мать. Тергимхоевы предъявили претензии Костоевым, чтобы они выдали им их кровника Эрзи. Костоевы заявили: «Сейчас он является нашим гостем. Подождите до утра, пока мы его проводим; тогда вы вольны свершить свою кровную месть». Тергимхоевы согласились. Но Костоевы задумали другое: в течение ночи они разослали гонцов, созвали родственников и приготовились к бою. Утром Костоевы заявили Тергимхоевым: «Эрзи наш племянник и к тому же гость. Мы его не выдадим. Если нападете, – мы готовы к обороне». Тергимхоевы решили не ввязываться и отложили свое кровомщение.
    Семь лет Эрзи прожил в Кесте. Глава рода Костоевых сказал ему: «Останься у нас. У меня шестеро сыновей. Я дам тебе равную с ними долю наследства». Эрзи не согласился и сказал: «Если останусь у вас, то я обрекаю всех своих потомков, чтобы их называли приемышами2.Лучше я буду сам по себе». Сказавши, он ушел от Костоевых.

    Некоторое время он обитал в разных пещерах. Наконец, он определил себе место под горными вершинами Цели-лам. Но это место принадлежало роду Салги. Эрзи пошел к ним и попросил продать ему только самую верхушку облюбованной им горы. Это было Салгиевым не в тягость, и они продали эту верхушку. Эрзи тут же начал строить башню у подножия этой горы. Пришли салгинцы и возмутились: «Кто дал тебе право строить башню на нашей земле?». А Эрзи им ответил: «Если вы продали мне верхушку горы, значит, и вся гора является моей собственностью». Завязалась тяжба. Дело передали в Третейский суд («мехка-кхел»). Он признал притязания Эрзи правильными и порешил: «Голова владеет телом, а раз верхушка горы принадлежит Эрзи, значит и вся гора принадлежит ему».

    Эрзи достроил башню и стал основателем аула Кязи. Умыкнул он грузинскую красавицу и от них повелся род Кодзоевых.

увеличить

0

4

Хьули

Побывайте в Хьули и вы воочию убедитесь в этом. Склоны гор здесь усыпаны камнями взорванных карателями башен, силой оружия насаждавших в горном краю чуждые ему взгляды и верования.
Интересно предание об основателе села Хьули - бесстрашном Хазе. По рассказам старожилов, село Хьули было заложено им в дремучем лесу. Сам он был выходец из села Эги-Кхал, зятем рода Аушевых. Долго бродил Хаза в поисках места для жилья, обошел все окрестности Ингушетии и, наконец, остановился на том месте, где сегодня расположено село.
Здесь были хорошие пастбища для скота, пахотные земли, леса для постройки жилья, вода для скота. И самое главное - места были еще никем не заняты.
Обосновавшись на новом месте, предприимчивый горец вскоре разбогател. Тучные стада паслись на горных склонах, возводились башни, начали съезжаться родичи. Село стало расти. Но однажды беда подкралась незаметно.
В отсутствие Хаза увели его семью и стадо.
Хаза в то время был в гостях в соседнем ауле. Были времена, когда крупные фамилии враждовали между собой и разоряли друг друга. Когда Хаза возвращался домой, его встретил слуга, который сообщил ему о случившейся беде.
Разгневанный этим недобрым известием, он зарубил пастуха, сам же немедля отправился в погоню. Обогнав грабителей, он за камнями устроил засаду.
Хаза был метким стрелком и стрелами он уложил многих врагов. Но вдруг у него лопнула тетива лука. Жена-красавица - догадалась, почему он перестал стрелять, и крикнула ему:
- Ты, видно, голоден. Поищи у себя в карманах еду.
И муж, к своей великой радости, обнаружил запасную тетиву. Быстро натянув ее на лук, он перебил оставшихся врагов и с женой возвратился домой.
Интересна и другая легенда, где Тамаш-Ерда является горцу из Хьули Борцу в облике козла. От него исходит сияние - "лир". Козел, поднявшись на вершину далекой горы, объявляет горцу, что является богом Тамаш-Ерды и объясняет, где, когда, как проводить религиозные праздники и обряды в его честь.
По сообщению старожилов, здесь жили: Илиевы, , Халухаевы, Борзиевы,Чахкиевы, Хадзиевы, Дзауровы, Укуровы и многие другие позднее отпочковавшиеся фамилии.
Хьулинцы были опытными мастерами-строителями, оружейниками, воинами-наездниками. Они строили не только у себя дома, но и в Чечне, Грузии, Осетии, в других местах, сообщают многие источники.
Хьули делится на две части: Верхний и Нижний. По сообщению кандидата исторических наук Д. Чахкиева, в Верхних Хьули на сегодняшний день сохранились только основания и части стен 4-х боевых и 15-ти жилых башен с различными пристройками.
Много здесь храмов-святилищ: Зодцах-Ерда, Ткъамыж-Ерда и др. Имеются столпообразное святилище, штольни-карьеры, где добывались известь, сера, селитра. Серу и селитру использовали для приготовления пороха.
Нижний Хьули находится около 1 км. юго-западнее от Верхнего. Когда-то бывший единый замковый комплекс с боевой 5-этажной башней и 6-ю жилищными башенными пристройками полностью разрушен. По склонам до сих пор видны камни, разлетевшие во время взрыва. Правда, жители села недавно собрали часть этих камней и возвели постройку наподобие башни, но, к сожалению, невооруженным взглядом видно, что мастера были далеко не те.
В Нижнем Хьули также имеются культовые сооружения, склеповые могильники, фиксируются основания и части стен одной боевой и 6-ти жилых башен с пристройками.
Разрушение Башен

С незапамятных времен среди ингушских племен складывались свои религиозные верования: языческий период, который длился сотни лет, христианство - на короткое время, и, наконец, мусульманство навсегда.
Ислам - вера в единого Аллаха и его Пророка, во многом соответствовала вайнахским понятиям о верховном Боге - Даьла - и это способствовало быстрому укоренению мусульманской религии в Ингушетии. Но политики царского самодержавия неоднократно предпринимали попытки внедрить в самосознание ингушского народа догмы христианского учения.
Для этой цели в Горную Ингушетию неоднократно направлялись специальные миссии. Не зная местные условия жизни, не имея представления об обычаях и нравственности горцев, миссионеры попирали нормы морали и обычного права. В результате христианские миссии одна за другой терпели неудачи. Погрязшие в пьянстве и разгуле "миссионеры" считали, что им все дозволено, в горцах видели "дикарей", и за это лишились жизни. Когда после очередной ночной пьяной оргии служители "Христа" уснули крепким сном, хьулинцы обложили башню соломой и подожгли. До сих пор, говорят, вокруг этой башни не растет трава, а сабля, уроненная одним из них, когда выпрыгивали из окон, до сих пор находится у горцев.
(Непонятно только, зачем служителям церкви понадобилось с собой носить оружие?!)
Разумеется, царское правительство не могло потерпеть такое непослушание.
Генерал Розен в своем донесении военному министру Чернышеву писал: "Сего 15-20 июня остаюсь я при Хьули в ожидании присоединения вьючного парка с запасными патронами и для получения известий, куда скрылись жители Хьули, дабы по возможности отыскать их… Для истребления сей деревни посылаю команду. Жителям деревень Ляляги и Салги объявил я также, что отдаю им земли хьулинцев, коим никогда не будет дозволено поселиться в нынешнем их местопребывании…"
Ошибся генерал. Как бы он ни старался одни племена натравлять на другие, посеять между ними рознь и вражду, веками вместе жившие народы провокации не поддавались. Хьулинцы вернулись на родные земли, возродили свое родное село, и жизнь народа продолжается вопреки воли царских сатрапов.
Правда, башни Хьули обезглавлены. Высоко в горах они стоят как памятник мужеству одних и как бессилие других. Мне неоднократно приходилось бывать у стен этих мощных башен, беседовать с жителями этого села, восхищаться силой духа этого народа. Каждый раз седобородые старцы с интересом рассказывали легенды и предания этого края.

Хьули Сегодня

Хьули, по горским меркам, одно из крупных населенных пунктов Джейрахского района. Сегодня здесь проживает более 300 человек и около 50 домов. Несколько лет назад здесь были ветхие дома, абсолютное бездорожье, была проблема с водой и топливом.
За последние годы село неузнаваемо преобразилось. Вместо полуразваленных домов появились новые кирпичные дома, вместо непролазных ухабов широкой лентой протянулась асфальтовая дорога, жители обеспечены водой, пришел природный газ, что немаловажно для сохранения заповедного леса. В селе построены красивая мечеть, начальная школа, имеется фельдшерско-акушерский пункт.
Бывший высокогорный глухой аул имеет связь с внешним миром. Жители смотрят и слушают как местные, так и центральные радио и телепередачи, в селе недавно появилась и телефонная связь, имеется и автобусное сообщение с плоскостной Ингушетией.
Хьулинцы могут гордиться как своими предками, так и потомками. Отсюда вышли многие широко известные люди: ученые, литераторы, журналисты, врачи, учителя, лесоводы, инженера, военные, в том числе и генералы.

0

5

Основные принципы Тейпа

1. Первый принцип: Единство и незыблемость тайповых
обычаев (законов) для каждого члена тайпа и его родственни-
ка.
2. Второй: Право на общинное землевладение. Если в XVII
веке мы наблюдаем в горной Чечне и Ингушетии общее вла-
дение всем тайпом пахотными землями, то позже, в XVIII веке,
происходит раздел земли между отдельными семьями, что по-
рождает имущественную и социальную дифференциацию в
обществе.4 Л. Ильясов считает, что земли таиповой общины
делились на 3 вида:
а) общие нераздельные земли (горные пастбища, берега рек
и выгоны);
б) общие делимые земли (пахотные и покосные земли из
древле);
в) собственные земли по праву первого завладения через
очистку лесов. В недрах таиповой общины зарождалась част
ная собственность на землю или право исключительного вла
дения, когда земля могла перейти к частным владельцам в
бессрочный залог, либо продана или обменена и т. д.5
3. Третий: Объявление всем тайпом кровной мести друго
му тайпу за убийство и общественную дискредитацию члена
своего тайпа. В этом случае собирался Совет старейшин тай
па погибшего члена и принимал решение об отмщении за
убийство. Тайп убийцы также собирал свой Совет старейшин,
который искал все способы и средства для достижения при
мирения с тайпом погибшего. Если две стороны не приходили
к согласию, то собирался Совет племени из нейтральных тай-
пов и вырабатывал условия примирения. Условия были раз-
личные, в зависимости от положения того или иного тайпа. В
случае отказа от примирения пострадавшая сторона объявляла,
кого она намеревается убить. Убийством виновника обычно
заканчивалась кровная месть.
4. Четвертый: Безусловное запрещение брака между чле-
нами одного тайпа. «Если вступающие в брак из одного тайпа,
то у них не будет многочисленного и здорового потомства», -
утверждали вайнахские старейшины, чьи наблюдения и опыт
доказывали об отрицательном влиянии браков на потомство
между родственниками внутри одного тайпа.6
5. Пятый: Оказание отдельным членам тайпа помощи в слу-
чае бедствий или несчастий. Традицией таиповой помощи и
сегодня являются так называются «белхи», сохранившиеся у
вайнахов.
6. Шестой: В случае смерти члена тайпа - объявление тра-
ура всем родом. Строгое воздержание от участия в увеселени-
ях. Для близких родственников такой траур длился долго, а
дальние же родственники снимали траур через определенный
промежуток времени с разрешения ближайшего родственника
умершего.
7. Седьмой: Тайп возглавлял предводитель тайпа или, как
принято говорить, «тайпанан тхьамада».7 Тамада руководил
Советом старейшин и участвовал во всех делах тайпа. Однако
решающую роль в управлении тайпом играл не тамада, а Совет
старейшин тайпа - демократическое собрание. Исследователь
Л. Ильясов при этом замечает, что предводитель тайпа (тамада
- Ш.А.) при принятии решений имел равный со всеми голос.8
8. Восьмой: Выбор предводителя, производивпшйся свобод-
ной договоренностью членов Совета старейшин, который со-
стоял из взрослых мужчин тайпа, не носил наследственного
характера. Предводитель или военачальник (баьчча), имел свод
дружину (rlepa), выбирался на эту должность за его личные
качества - храбрость, мудрость и красноречие. Военачальник
(баьчча) пользовался властью только во время войны.
9. Девятый: Каждый тайп имел свой представительный
орган - Совет старейшин (Тайпанан кхел). Решение Совета
старейшин было обязательным для всех членов данного тай-
па. Также обязательным и беспрекословным было для каждого
члена тайпа решение предводителя тайпа (тамады).9
10. Десятый: Совет старейшин тайпа избирался из числа
мудрых и уважаемых людей пожилого возраста, но независимо
от имущественного ценза. Хотя номинально должность члена
Совета старейшин и была пожизненной, однако существовало
правило, при котором его могли сместить.
11. Одиннадцатый: Совет старейшин тайпа заседал откры-
то: каждый  по своему желанию мог присутствовать на
нем, получить слово и высказать свое мнение. После окон-
чательного решения вопроса на Совете право голоса имели
только выборные члены.10
12. Двенадцатый: Все члены Совета старейшин имели рав-
ные голоса.
13. Тринадцатый: Тайп имел право назначать и смешать
своих предводителей (тайпанан тамада) и военачальников
(баьчча). Хотя юридически закреплено было правило выбора и
назначения собранием членов тайпа - предводителя тайпа,
однако фактически он сам выдвигался на эту должность в силу
его особых личных качеств. Предводитель тайпа нес полную
ответственность за проступки своих членов и моральную от-
ветственность за свое неправильное решение по отношению к
ним. В свою очередь все члены тайпа должны были беспре-
кословно слушаться своего руководителя. Для разбора любого
вопроса собирался Совет старейшин во главе с предводителем.
Его решению подчинялись все. Молодежь и женщины в
решении данных вопросов участия не принимали.
14. Четырнадцатый: Бесправное положение женщины под-
тверждалось при решении правовых вопросов. Женщина ли-
шена была права голоса в общественно-политической жизни
тайпа. С одной стороны, женщина в семье пользовалась боль-
шим авторитетом, а с другой - она же была лишена граждан-
ских прав.
В рассматриваемое время внутри тайпа хозяином отцовс-
кого права являлся муж. Жена полностью подчинялась нео-
граниченной власти мужа. Однако убийство женщины в про-
шлом осуждалось и по сей день остается величайшим позором
у вайнахов. Гражданские права женщины, кроме права голоса,
оберегались наравне с мужчиной.11
15. Пятнадцатый: Право на усыновление посторонних лиц -
принятие в состав своего тайпа нового члена. Тайп с большими
торжествами принимал в свой состав нового человека. При
этом вступающий обязан был в честь этого зарезать быка.
Принятые в тайп не перенимали названия тайпа, никто не
принуждал их к этому.
16. Шестнадцатый: Переход имущества умершего к членам
тайпа. Имущество умершего после его смерти делили между
собой члены его семьи и ближайшие родственники. И это
право сохранялось среди вайнахов долго.
17.Двадцатый. В прошлом, надо полагать, каждый тайп имел
свое божество с определенным обрядом религиозного культа. В
данном случае имеется в виду период до утверждения ислама в горах
Чечни и Ингушетии,
18.Двадцать второй. Тайп имел отдельные тайповые
кладбища. На таких кладбищах хоронили, как правило, толь-
ко членов данного тайпа. Жену также хоронили на кладбище тайпа
мужа. Обычай, связанный с тайповыми кладбищами, у ваинахов
существовал давно и долго.

увеличить

0

6

Шоан - гнездо ласточки

В самом деле этот башенный комплекс напоминает гнездо ласточки прилипшее к крутой скале.
По-разному произносят название этого поселка: «Шуан», «Шон», «Шуани», а сами выходцы из этого аула – Шоан. Живущий напротив башен С. Гетагазов свою новостройку увековечил, крупно написав на фронтоне «Шоан», по-видимому, он прав, и мы будем говорить Шоан.
Шоан расположен неподалеку от реки Армхи, около трех километров от с. Ольгетти. Здесь некогда была одна боевая и 11 жилых башен. Башни сегодня разрушены в обеих частях поселка.
Как и во всех башенных комплексах горной Ингушетии, имеется на втором этаже боевой башни сводчатый дверной проем, а на 1 этаже – мешки-отсеки для хранения сельскохозяйственных припасов, а также для содержания пленников.
По рассказам старожилов, в Шоани жили мастера-оружейники, девушки славились ткацким мастерством, умением вышивать золотом, серебром, бисером.
Учеными историками и археологами отмечены и описаны Шоанский одиночный полуподземный склеп, склеповые могильники, каменно-ящичный могильник. Особенно отличается так называемый «Городок мертвых» («Мохде»). Здесь находится Шоанское святилище Тушоли, поминальные камеры. На восточной стороне Шоан находится два столбообразных святилища.
На левом берегу речки, разделяющих Шоан на две части, у входа в шоанское ущелье на высоком склоне находится сторожевая башня, она сегодня почти разрушена. Рядом находится кладбище тех далеких времен. Надмогильные камни (чурташ) заросли зеленым мхом. Здесь, по словам старожилов, похоронен Эльмарза-Хьажа, признанный в Ингушетии святым.
Шоанхоевцы чтят память своих предков. Кладбище огорожено, сюда часто приезжают шоанхоевцы. А к ним относятся Шанхоевы, Гетагазовы, Итазовы, Хаутиевы, Хажкиевы, Дарбазановы, Марзабековы и другие.
Шоан сегодня безлюден, если не считать С. Гетагазова, поселившегося здесь в 1992 году после известного конфликта.
Сегодня шоанхоевцы, как и другие фамилии, живут разбросанно по всей республике. Чтобы как-то оживить материал, узнать о событиях, происходивших в этих местах, я решил встретиться со старожилами. Мне посоветовали поехать в с. Гайрбек-Юрт, где сегодня компактно живут выходцы из Шоани, и я не пожалел, что встретился с ними.
В кругу многих шоанхоевцев проходила наша беседа. Во вновь возникшее село Гайрбек-Юрт они попали в разное время и с разных мест. Об этом мне рассказывал Хаутиев Микаил. Прежде всего я спросил, откуда берется название села?
- Мы выходцы из Оздика и имеем родственные связи с Баркинхоевцами, – сказал Микаил. – Оттуда мы переселились в эти места. Местные жители, узнав об этом, друг друга начали спрашивать: «Шоана хой лоалахой баьхкалга», т.е. вы знаете, что у нас появились соседи? Отсюда и Шоанхой, т.е. знаете ли вы? До нашего выселения в 1944 году в Шоани жили 17 семей. Прекрасно помню тот день, когда нас лишили родины и всего, что у нас было, – рассказывает Микаил. – Помню издевательства над больными, немощными. Был свидетелем, как их расстреливали и сбрасывали в реку Армхи.
И со слезами на глазах называет их имена: Хаутиев Барза, Хаутиев Марза, Чахкиев Лир-Алий, Хаутиева Хохке и другие.
- Слава Всевышнему! Мы выжили и вернулись домой. В Шоани, в дорогие сердцу места вернулись и поселились 10 семей. Но и здесь не пришлось нам жить. Опять началась очередная реформа. По стране началось укрупнения населенных пунктов. Нас всех согнали с родных мест. И вот мы разъехались кто куда, – сказал с грустью старец.
Безлюден сегодня Шоан. Изредка приезжают старцы посидеть возле родных башен – руин, вспомнить о былом.
В разговоре собравшиеся шоанхоевцы были довольны тем, что Президент республики, правительство в первую очередь уделяют внимание образованию и здравоохранению.
- Наше будущее зависит от того, как сбережем здоровье людей, какое поколение мы вырастим, – говорили они.
И еще говорили, что с соседями мы должны жить в мире и согласии, не поддаваться авантюристам. И не согласиться с ними было нельзя.

увеличить

0

7

Фяппи ( Харп,Духургишт и башни Дудара)

В этом материале  мы расскажем о башенных комплексах Харпе, Духаргишт и фамильном башенном комплексе Дударовых.
Селения  эти расположены у подножья  Маьт-Лоам  (Столовой горы) и представляют собой руинированные, частично сохранившиеся  каменные строения. К Харпе и Духаргишт можно подняться по дороге со стороны Армхи, и должен сказать вам, что этот подъем дался нашей  машине с большим трудом.
Дорога изобилует  резкими поворотами, при проезде которых автомобиль опасно кренится то в одну, то в другую сторону, а в сырую погоду лучше по этой дороге не ехать. Мы посетили эти башенные комплексы в сухую погоду, но даже в таких условиях подъем по серпантину к подножью Маьт-Лоам  впечатляет не меньше чем восхождение пешком. Дорога привела нас в селение Кашиети. Людей здесь живет немного.  В селении занимаются животноводством, земледелием,  разводят пчел. Надо отметить, что живут здесь сердечные и хлебосольные люди. Нас приглашали в каждый дом, предлагали свою помощь. Отсюда очень хорошо просматривается все Джейрахское ущелье,  представляющее собой в хорошую и ясную погоду великолепное зрелище. 
Далее по дороге, мимо начальной школы села Бейни мы проехали по дороге влево, в сторону Фуртоуга. Чтобы попасть в Харпе надо по дороге объехать ущелье, внизу которого расположен башенный комплекс Дударовых, и через километр, а может и меньше, расположен башенный комплекс Харпе, за ним, на соседнем отроге, – Духаргишт.
Как рассказал Батыр Мальсагов - директор «Центра по изучению памятников истории и культуры при правительстве РИ», руководитель нашей экспедиции,  башенный комплекс Духаргишт  расположен на южном отроге горы  Маьт–Лоам и в прошлом  состоял из  одной полубоевой и четырех жилых башен, которые были обнесены высокой каменной заградительной стеной со сводчатым проемом. Сегодня комплекс  лежит в развалинах. Наибольший интерес, по его словам, представляет полубоевая  башня, на первом этаже которой устроены 4 крупных каменных отсека для хранения припасов.
  Недалеко от замкового комплекса на горном склоне возвышаются коллективные солнечные могильники - два наземных склепа: трехъярусный и двухъярусный. Склепы в плане прямоугольные, покрыты двускатно-ступенчатой сланцевой крышей. На каждый ярус ведут квадратные лазы, устроенные в центральной части каждого этажа.
Было у духаргишцев в древности  и  своё  небольшое святилище. К сожалению, в настоящее время от него остались только руины. Поучительную историю, связанную с этим культовым памятником, поведал нам научный сотрудник «Центра  по изучению памятников  при правительстве РИ» Магомед-Башир Кодзоев. По старинному  народному  преданию  в святилище хранилась золотая надочажная цепь, обладавшая  особой чудесной силой. Золотая цепь очень почиталась жителями Духаргишта. Раз в год женщины выносили ее из святилища и под растянутой буркой обмывали в кобыльем молоке. У жителей селения было поверье, если цепь увидит небо, то пойдет дождь. Так случилось, что  один алчный человек    украл    эту цепь и захотел единолично пользоваться  благодатью, исходившей от этой цепи. За  святотатство он был жестоко наказан – он ослеп. После чего    священная цепь  была возвращена обратно в святилище.
На соседнем с  Духаргишт горном отроге   расположен  средневековый башенный комплекс Харпе. Замок состоит из полуразрушенной 4-х этажной  боевой  башни  и около десятка  жилых башен с разнообразными хозяйственными пристройками и   оборонительной стеной.
О предках жителей с. Харпе известно множество  интересных  легенд. В одной из  них, записанной известным  фолклористом И.Дахкильговым, говорится о предке харпехойцев,  встретившимся однажды с чертом.  Как-то, работая в поле на покосе, оглянувшись назад, он увидел, что за ним идет черт пятками вперед и косит деревянной косой. Тогда человек остановился, и черт тоже остановился, человек сел, и черт сел, человек начал есть, и черт стал обедать. Харпехоец перевязал себе веревкой ногу, но сделал вид, что связывает обе ноги. Черт повторил все за ним и связал себе обе ноги. В этот момент человек подскочил с ножом к черту и обрил ему голову.  Считалось, если удастся обрить голову черту, то черт должен покориться человеку и выполнить все, что он пожелает. Пришлось черту покориться харпехойцу. Всем известно, что черт упрям и никогда не делает того, о чем его просят, а делает все наоборот. Вот и этот черт  говорит своему хозяину: «Хочешь, я пойду,  возьму своего быка, поведу его в Ларсское ущелье и оттуда привезу брус дерева? Или пойду в балку, добуду воды и построю мельницу? Что мне сделать?» Хозяин вместо того чтоб сказать  «Не делай», сказал: «Построй мельницу, какой еще никто не строил». Черт, конечно, сделал все наоборот и пошел за брусом. Впрягся он вместе с быком, и так вдвоем стали они  тащить брус, но на подъеме к  с. Харпе черт совсем выбился из сил.  Черт крикнул, чтобы ему из селения пришла помощь, но ни один человек не вышел. Тогда он крикнул в другое  находящееся поблизости селение – Духаргишт, но и там никто не откликнулся. Не дождавшись помощи, черт крикнул в сторону третьего селения - Гоуст, но оттуда так же не было помощи. Тогда черт в сердцах проклял жителей этих трёх селений и  скрылся под камнем.
Южнее Харпе в лощине, на берегу горного ручья расположен   замок   Дударовых, состоящий из одной  боевой 4-х этажной и 3-х  разрушенных  жилых  башен, опоясанных оборонительной стеной.
Как заметил научный сотрудник  «Центра по изучению памятников при правительстве РИ»  Амир Гадаборшев,  комплекс окружал  ров, который, возможно, в прошлом заполнялся водой  из ручья. Западнее  комплекса возвышается интересный наземный склеп с зубчатым завершением крыши.
Интересное предание дошло до наших дней об основателе Дударовского  замка.
Как гласит народное предание, Дудар был предводителем  небольшой дружины, он был храбрым воином, обладал большой силой воли и властолюбием.  Чтобы избежать столкновений с местным населением, он двигался по горным  хребтам, и поселился в селении Биср. Здесь у Дудара произошла ссора из-за земли, и  теснимый местными жителями   он  переселяется     в Салги, затем - в  Мекалте, и окончательно поселился близ селения Харпе. Здесь, у подножия утеса, он воздвиг крепкий замок и  подчинил себе ближайшие селения и брал с них дань. Как–то один юноша из Галгая приехал в Харпе погостить к своему дяде. Когда юноша остался  один, Дудар захватил его в плен и заковал в цепи. Пленнику удалось как-то дать весточку  своим   родственникам и сообщить, что когда его  повезут через долину продавать в рабство,  он закричит, подражая крику черного ворона, и тем самым даст знак. Узнав об этом, родственники пленника  устроили засаду в условленном месте. Они  напали на сыновей Дудара, убили их и освободили пленника.  Победители  отрубили головы врагам и на следующий день с вершины горы бросили их Дудару. Головы сыновей покатились к ногам отца, одна из них упала в ручей, и ее унесло течением.   Дудар сказал: «Не буду пить воду, смешанную с кровью моих детей». После этого он  покинул свой  замок и  переселился в другое место. Так доносит народная  память.
Вместе с сотрудниками ГУ «Центр по изучению памятников истории и культуры при правительстве РИ» в ходе полевого сезона 2007 года  мы исходили и объездили  немало исторических мест, вновь открыли старинные заброшенные  селения, побывали  в глухих  горных  ущельях, любовались неповторимыми  горными ландшафтами, увидели много интересного. Но наряду  с положительными впечатлениями от увиденного при каждом посещении нового места возникает чувство горечи за состояние разрушенных башенных комплексов. Разрушены башни не временем и не стихией – это сделали люди, в разное время. Такой была цена за свободу и независимость, и как говорят наши историки, много башен было разрушено в период депортации ингушей 1944 года...
Практически нет в горной Ингушетии башенного комплекса, который не пострадал бы от людей. И неважно, кто это был: солдаты генерала Розена в XIXв. или бериевские пособники в  XX в. Так, в Эгикале целой стоит всего одна боевая башня. Остальные – в руинах. Не может так быть, чтобы они разрушились  естественным путем, а солнечные могильники оставались бы целыми. Время  одинаково бы разрушило и башни, и склепы… Но при всем при этом горная Ингушетия продолжает удивлять и восторгать. На этом наши очерки об истории ингушей не заканчиваются.
п.с.
селение Харп родовое гнездо Матиевых,Амирхановых .
Духургишт - Куштовы и Воделовы.

увеличить

0

8

Бейни - цветущий луг

Название села Бейни трактуют двояко: село мертвых или Бей-луг+ний-корыто = Бей-ний. Так ли это? Надо видеть весной луга вокруг села Бейни! Море разных цветов! Как только матушка земля могла породить такую красоту!

Можно днями любоваться творением Всевышнего!

А "ний" - вторая часть слова, обозначает корыто, так необходимое в горском быту. Бейни расположен на южном склоне Столовой горы и весь этот склон весной до поздней осени покрыт зеленым ковром. Вдоволь здесь пастбищ для скота, места для сенокоса, родниковые воды.

И раньше, и сегодня жители этих мест разводили скот, и основное их занятие было животноводство.

Есть и третье название этого села. По преданию, некогда здесь было село Иоарх1аче ("сорняки") и жили Г1ам-наькъан "племя ведьм"). Если это так, ни название села, ни жители ничего хорошего не могли сулить окружающим. Рассказывают, что Г1ам-наькъан отличались жестокостью и коварством.

И не было покоя от них. Основное их занятие было грабежи и разбои. Только для набегов и ведения войны в условиях гор этот род имел 63 всадника-воина. Г1ам-наькъан уводили скот у соседних племен, не давали проходу и женщинам-горянкам.

Горцам, наконец, надоело их коварство и они решили искоренить род грабителей. Братья Дзарах, Марзбик, Шовхал из села Фалхан, скрыв истинные свои намерения, пригласили на пир мужчин их рода и отравили.

Только двое мужчин из их рода остались живыми -они в то время были в отъезде. Корень Г1ам-наькъан был основательно подорван и они с женщинами и детьми покинули эти места.

Так исчезло село Йоарх-1аче и со временем на этом месте возник аул Бейни. Рассказывают, что село свое новое название получило от убитых Г1ам-наькъан, т.е. от мертвых -"Бейнараш" - Бейни, а рядом лежащее другое село стали называть Кашат1е -место захоронения их.

Историю села Бейни мне поведал старейший житель из села Бейни, 100-летний Дзарахов Султан, предки которого жили в с.Фалхан.

От села Бейни вверх к Столовой горе идет тропа.

Здесь, на вершине, находятся величественные храмы - святилища:

Маьтт-Сел, Маьтер-Дяла, Сусан-Даьла, Бейни-Села и другие.

В храмах-святилищах проходили общенациональные торжества, на которых приглашались и представители других народов Кавказа.

Горные грузинские племена и ингуши проводили совместные моления. Первые при грузинских, вторые при ингушских культовых сооружениях.

Старожилы помнят эти народные торжества. О них нам рассказывал С. Дзарахов.

- Я помню, после окончания весенних и осенних работ люди поднимались на вершину Маьтт-Лоам и здесь проводили неделю, а иногда и больше времени, отдыхая от нелегких забот горцев, - говорил он. - Еще мальчишкой я не раз поднимался на эту гору с сумкой на плечах. Отдыхающим мы доставляли еду.

Идрис Базоркин в романе "Из тьмы веков" так описывает осенние праздники в честь божьеликой Тушоли и Маьтт-Село.

- "Когда со всеми работами было покончено, когда обмолоченное зерно осыпали в амбары, а побуревшие луга покрылись бесчисленными копнами, Эльмурза (верховный жрец) объявил праздник на первое воскресенье в месяц "Сей 1аьха бутт" - "месяц, когда кричал олень". К нему с радостью начали готовиться все…

- К середине следующего дня под деревьями священной рощи вокруг Элгаца-Елта не было место от множества людей. Девушки собирались на окраине своих аулов и группами шли сюда с песней солнцу "Гелой". Пожилые мужчины и женщины грузили на осликов корзины - с едой, бурдюки, войлоки и шали для ночевки, и, прихватив детей, отправлялись на гору, подгоняя жертвенных козлят. К вечеру процессия дошла до первых пещер, где обычно ночевали и оттуда на заре поднимались на вершину горы и начинали моление..."

-В 1890 году Башир Далгат, посетивший горную Ингушетию, записал текст молитвы, с которой обращались к Богу-Даьла.

Молитву эту на ингушском языке пропел ему бывший жрец при святилище Маьтт-Села Ганыж Абиевич Келигов - Фалханов, а на русский язык перевел ее профессор И. Дахкильгов.

Молитва эта, как по содержанию, так и по художественному исполнению, представляет собой не только давно ушедшие врет мена, но и сегодня ценна собой, как память о давно минувших дней.

Ниже публикуем эту молитву.

"О-о высокопочтимый Даьла! Свое хорошее дай нам. Как тобою возлюбленным и людьми уважаемым князьям и горным ханам в ответ на их молитву и прославление твоего имени ты даешь свою милость, так и нам дай ее!

Даьла! Пусть гость наш будет мирным, пусть хозяин у нас живет благополучно.

Во имя гостя и его хозяина дай нам жечь чистый огонь. Пусть пиршественное блюдо будет у нас благодатным. Даруй нам, чистое потомство, которое содержало бы очажный огонь в чистоте для хозяина и гостя!

Даьла! Своею пулею порази все неправедное и все несчастье, которые кружат над нашим домом, над нашим селом.

Села! Порази их молнией, ударь саблею, прострели своим ружьем и избавь нас от них!

Да не войдет в наш дом и да не пребывает в нем гость, который бы нашу пищу превращал наши напитки обращал в желчь!

Даьла! Мы прислужники Твои, мы стоим за Тобой, как телок за маткой, как ягненок за овцою. Власть свою чрезмерно проявляя, нас без внимания не оставь Ты. Дай нам благодать подобно тому, как мать кормит своих любимых детей. Приласкай нас так, как отец ласкает любимых своих сыновей. Если что мы сделаем не так, поправь нас. Укрепи у нас в жизни то, что мы правильно делаем.

Великий наш Даьла! Что посеем мы на земле, умножь у нас, что сеем в землю, пусть будет плодотворным. Дай нам хозяйствовать на этой земле. Путнику дай доброго пути, хозяйствующему во дворе дай благодать!

Золотой Маьтт-Села, свою благодать дай нам! Соседствующий с ним Бейни-Села свой достаток дай нам. Ведь от тебя, говорят, идет размножение всего живого и все живое ты кормишь.

Божьеликая Тушоли, и приплода и пастбищ дай нам много, и более дай. Скорым шагом своим пойдя к отцу своему, явись и от него, Даьла, умелыми речами проси для нас, божьеликая Тушоли. Пойди к своим братьям - цувнаш и у них тоже проси для нас.

"Славя имя мое, лучшее мне жертвовали, в честь мою высоко соблюдали обряды" - говоря так. Даьла и цувы-святые, будьте довольны нашим поклонением.

Жертву прими от нас с желанием и воздай нам с радостью, о-о, Всемогущий Даьла!"

Сегодня башенный поселок Бейни пуст. Но часть жителей не уехали с родных мест. Неподалеку от своих башен заложили новое село с тем же названием.

Основное занятие их, как и в древности, скотоводство.

Правда, добраться сюда крайне тяжело. Дорога, которая в свое время была проложена по склону Столовой горы, занесена осыпью, местами смыта потоками дождевой воды.

Есть и другая дорога. Она проходит недалеко от с. Джейрах. Нужно проехать по ветхому мосту через р. Армхи и круто подняться в гору. Не всякая машина осилит этот путь, а зимой в гололед вообще не возможно ни на каком транспорте туда добраться. Можно сказать, как и в прежние года, жители ведут здесь натуральное хозяйство. Правда, некоторые плоды цивилизации коснулись и Бейни. Сюда дошел свет, газ, недавно построили новую начальную школу, есть возможность смотреть центральное и местное телевидение. Не так уж много затрат нужно бы, чтобы зачистить и дороги. Было бы желание.

Башенный поселок, как мы сказали, безлюден, стоит в стороне, как гнездо, заброшенное улетевшими ласточками. Под воздействием времени, нередко и человека, самобытные и неповторимые постройки разрушаются.

Кандидат исторических наук Д. Чахкиев в научном издание "Древности горной Ингушетии" пишет:

"... Он (поселок - М-Б. Ц.) включает в себя уже полуруинированные или сильно поврежденные позднесредневековые полубоевые 8 жилых башен с различными пристройками и каменными оборонительными стенами. Причем каждая башня входила в отдельный комплекс сооружений".

Далее он перечисляет фамилии, которые вышли из Бейни:

Шаухаловы, Мурзабековы, Келиговы, Берсановы, Местоевы, Ехаловы. Ученый указывает места по добыче селитры, где были штольни-карьеры, рассказывает о Бейнийских храмах-святилищах.

0

9

Эбанхой

Замок Эбан стоит на правом берегу реки Арм-хи

Родоначальником рода убанхоевцев – Цицкиевых, Ахильговых, Балхаевых, Джамбулатовых считается Эги. Эба (Уоба) – сын Эги. По преданиям Эги пришел с востока и поселился в Таргимской котловине. У него было четверо сыно­вей. Трое из них возвели башни в Эги-Кхале, Хамхи и Таргиме и остались здесь жить.

О расселении сыновей Эги рассказывает Цицкиев Магомет Адиевич, 1895 года рождения, житель села Джейрах.

«Старший сын Эги пере­шел реку Ассу и в Таргиме построил башню. Он был лихой наездник.

- Я поселюсь на той сто­роне реки, чтобы ежеднев­но вплавь бросать коня в эту бурную реку, – сказал он.

Второй сын сказал:

- Я поднимусь на тот вы­сокий склон. Там всегда светло и внизу большая поляна, где гость сможет гарцевать на лихом коне.

И он поднялся по склону вверх и построил башню в Хамхах, и остался здесь жить.

Третий же сын остался а Эги-Кхале.

- Здесь всегда свежий воздух и простор. Я оста­нусь на склоне этой горы, – сказал он.

Уоба (Эба) со старшим братом перешел на правый берег Ассы. В Таргиме он заложил фундамент и до половины возвел башню. Возвел и солнечный мо­гильник, но жить двум бра­тьям здесь было тесно. И он решил уйти в другое место. Он сказал:

- Брат, я ухожу с отцом по Ассинскому ущелью. Здесь я оставляю, то что уже возвел. Когда-нибудь, если я вернусь сюда, моя доля сохранится?

Брат согласился: – В любое время, когда тебе захочется, можешь вернуться сюда, – сказал он.

Эги со своим младшим сыном Эбаном ушел вниз по Ассинскому ущелью, в поисках удобного места для поселения».

Предание об Эги и его сыне Эбане приводят и ученые-литераторы А. Мальсагов и И.Дахкильгов.

Вот как рассказывается об этом в «Сказаниях и преда­ниях чеченцев и ингушей».

«…Взял Эги с собою сво­его младшего сына Эбана и пошел вниз по Ассинско­му ущелью. Остановились они на том месте, которое называется Эрш. Хотели они там обжиться, но земли было мало, а трава чахлая. Решив, что жизни у них здесь не получится, они переселились на то место, где сейчас стоит село Алкун. Но тут им не давали покоя. Надоело отцу и сыну проливать кровь, и переселились они туда, где стоит сейчас с. Балта.

Первыми, кто поселился в этом месте, были они. Здесь умер и похоронен Эги. На стада Эбана посто­янно нападали шайки разбойников. Надоело это Эбану, и он переселился в с. Джейрах, где и побратал­ся с Льяновыми. Там, где теперь стоит аул Эбан, он сделал землянку и стал жить. Эбан дал зарок, что не будет строить башен, пока не вырастут сыновья.

…Старший сын Эбана пас овец на склоне горы между Эбаном и аулом Говзткъ. Однажды глянув вниз, увидел, что в их дом вошли гости. Взял лучшего барана, спустился к дому, зарезал и освеже­вал барана, поставил котел на огонь, а сам вернулся к стаду.

Вышел Эбан во двор и увидел котел с мясом, а по склону вверх уходящего своего сына. Вошел он в дом и сказал гостям:

- Я давал зарок не стро­ить башни пока не вырас­тут мои сыновья. Сегодня я понял, что мой старший сын уже вырос настолько, что может принять гостей. Начну я строить башни!

Бывшие у Эбана трое го­стей положили три больших камня в основание будущей башни, четвертый положил сам Эбан. Эти камни и сегодня видны…»

О происхождении фами­лии Цицкиевых ученый-эт­нограф Чах Ахриев пишет следующее:

«…Эбан был взят врага­ми и разорен дотла. Толь­ко один мальчик остался в живых, да и тот был бро­шен с высоты берега, но он не погиб, хотя получил девять ран.

Мальчик этот был под­нят и взят женщиной, воз­вращавшейся с мельницы в аул Харн. Ему дали имя Циск (кошка). А почему ему дали такое название, так это потому, что он живуч как кошка, хотя и имел девять ран.

Циск жил у той женщины, которая его подняла. Когда он вырос и имел уже такую силу, что мог поднять ружье, приехал в Харн один из тех убийц, кто участво­вал в разорении Эбана.

- Вот этот гость убил твоих родных! – сказала Циску, вскормившая его женщина. – Ступай, возьми ружье и стреляй в него!

Циск еле-еле поднял ружье и сделал выстрел в гостя.

- Откуда, в кого и кто сделал выстрел? – посыпа­лись со всех сторон вопросы.

Враг, узнав, что из разо­ренного аула Эбан остал­ся один в живых, поспешил домой и дал знать о будущей опасности мщения со стороны Циска.

Циск вскоре после этого случая оставил Харн и перешел на жительство в свой аул Эбан. Здесь он женился, и от него произош­ли четыре сына…»

Но на этом беды Циска и его потомков не закончи­лись.

Как и у многих горных сел Ингушетии, трагична была судьба аула Эбана и убанхойцев. Первые удары неприятеля, стремившегося прорваться вглубь Ингу­шетии, всегда принимали на себя убанхойцы.

Некогда в ауле Эбан были четыре боевые и не­сколько жилых башен, но от них сегодня остались только одни развалины. Последний решающий удар по аулу Эбан нанес отряд русских войск под командованием генерал-майора Абхазова. О карательной экспедиции ге­нерала против горных сел Ингушетии наместник Кав­каза Паскевич, доносил в августе 1830 года военно­му министру: «…Со­ображаясь с положением сих народов, я сделал сле­дующие распоряжения для действия отряда: ген.-м. князю Абхазову предписано устремиться сначала на восток от Военно-Грузинс­кой дороги и усмирить джейрахов, кистинцев, галгаев…

…Войска, сделав весьма трудный переход, в продол­жение которого несли на плечах артиллерию и вью­ки, ночевали 10 июля близ с. Обина.

На другой день с рас­светом, все окрестные высоты были заняты тол­пами неприятеля. На горе, по карнизу которой проле­гала тропинка к дальнейше­му следованию колонны, устроены были завалы и приготовлены камни, дабы, спускать оные на проходя­щие войска.

Перед выступлением село Обин совершенно разорено, и мост, соединя­ющий оное с левым бере­гом Макалдона (Арамхи – авт.), истреблен, через что неприятель, на­ходившийся на левом бе­регу, не мог вспомощество­вать толпам своим, зани­мавшим высоты правого берега.

…После дела на Обине колонна не встречала уже  неприятелей, но были мир­ные граждане, изъявляющие покорность…».

15 июля 1830 года отряд генерал-майора Абхазова соединился в Таргимской котловине с колонной под­полковника Плоткина, кото­рая двигалась по Ассинскому ущелью, а 17 июля карательная экспедиция начала движение в обрат­ный путь к Тереку. Убанхойцы опять встретили кара­телей и оказали им упор­ное сопротивление.

В донесении на­местника Кавказа военному министру России говорится об этом так:

«…18 июля, подходя к развалинам с. Обин, аван­гард был встречен ружей­ными выстрелами из селе­ния и уцелевших башен. Посланная рота Севасто­польского пехотного полка при одном орудии немед­ленно вытеснила непокор­ных, но часть сих возмуща­лась, запершись в крепкую башню, не переставала производить стрельбу по отряду.

Артиллерия, подвезен­ная на весьма близкое расстояние, не смогла сбить верха башни, пехота не смогла сжечь окон, и по­этому князь Абхазов решился сделать мину и взорвать башню эту  с ее дерзкими защитниками. Подкоп был заложен ночью под руко­водством офицеров гене­рального штаба, бывших при отряде, и окончен к утру. Башня с окрестными каменными саклями взле­тела на воздух и погребла под развалинами отчаян­ных защитников, а главный из них Маркуст (особенно известный производимыми шалостями на Военно-Грузинской дороге) взрывом был выброшен из башни и к удивлению найден живым под грудой камней…». (Акты Кавказской археографической комиссии об Ингу­шетии и ингушах). На­зрань, 1995г.).

Карательные экспеди­ции в горную Ингушетию предпринимались и в последующее время. Интересные сведения об Эбане содержатся в донесении генерала Розена о завершении военной экспедиции против галгаевцев, направленном им военному министру Чернышеву 29 июля 1832 года:

» …23-го числа истребле­ны 8 деревень.

24-го числа прибыл я к вагенбургу (Временный военный лагерь из укрепленных повозок, расставленных особым порядком – авт.) при сел. Таргим, истребив еще 9 деревень.

25-го числа войска име­ли дневку.

26-го числа отряд выс­тупил обратно к Тереку.

27-го перешел оный и 28-го прибыл к Владикавказу.

Челхойцев, кистинцев, джерахов нашел я всех на местах, они изъявили пол­ную покорность.

Одна из оных, непос­лушная деревня Обин, вы­дала аманата и возврати­ла захваченного в плен сына одного преданного нам джераховца.

Таким образом, кончи­лась предпринятая мною экспедиция против галгаевцев. Надеюсь, что она будет иметь полезные по­следствия для спокойствия Военно-Грузинской дороги.

…Осетины же и горские грузинские жители, нахо­дившиеся при отряде, при­обрели богатую добычу, что служит им наградою, а нам обеспечением, что они, возобновя вражду свою с соседними племенами, по необходимости должны держаться нашей стороны и искать нашего покрови­тельства».

Наше прошлое наглядно иллюстрирует, что события происходящие в последнее десятилетие XX века не случайность, а продол­жение все той же захватнической,  колониальной политики российского государства на протяжении ве­ков завоевывало и удерживало народы и их территории с помощью политики двойных стандартов, стравливания народов, давая одним воз­можность наживаться за счет других. Но живы ингу­ши, жива и Ингушетия.

Невозможно покорить народ, борющийся за свою свобо­ду и независимость. Об этом пишет в поэме «Поток Арамхи», посвя­щенной мужеству и стойко­сти убанхоевцев профес­сор Дошлако Мальсагов:

Мчится поток в ущельях.

Как и он сам – свободны­ми.

Как и он сам – могучими.

Как и он сам – в несчастье

Гордыми, непреклонны­ми,

С пламенными сердцами

Вынянчил горных соколов,

Тихих в движеньях – соко­лов,

Быстрых в решеньях – соколов!

* * *

Здравствуй, поток Арам­хи!

Ты еще помнишь ясно,

Как хорошо стояли,

Как высоко стояли,

Шлемы каменных башен,

Как в них укрылось пле­мя.

Племя, обинцев храбрых,

Чтобы не подчиниться…

* * *

Крепкие эти башни,

Грозные для врага,

Подлой измене ночью

В черные руки доста­лись…

Черная эта подлость

Разве она не труслива?

А победившая трусость

Разве она не жестока?

Враг в рукопашном

Злобно решил все племя

Честных, храбрых обин­цев

Искоренить, уничтожить.

Зная, – коль сохранится

Славный корень джигитов.

То не избегнуть мести,

Ибо тогда пощады

Черная подлость не знала.

* * *

Помнишь, Арамхи, как подлые

Выхватили ребенка

Из колыбели тихой

И, нанеся ему раны,

Бросили в твои воды…

Утром пришли на берег

Люди и удивились

И, удивляясь сказали:

«Выжил! Живуч, как кошка

Пусть же отныне мальчик

Так и зовется «кошкой»,

А сыновья и внуки

Этого Кошки – снова

Подняли на утесах

Те высокие башни.

Страшных для врагов…

Безлюден сегодня Эбан.

Как и многие века назад несет здесь свои воды Арамхи. Через овраг, на склоне горы покоятся убанхойцы, ушедшие в мир иной. Отдавая последнюю дань уважения уходящим, изред­ка здесь появляются и потомки убанхойцев. Мед­ленно и неуклонно исче­зают остатки некогда слав­ных и грозных башен. Где же убанхойцы? Этим же вопросом задается и поэт А. Хашагульгов в своем стихотворении «Эбан»:

«…Мичаб эбанхой? Яьсса

я Эбане.

1очуух, г1аппа т1ера т1с…

Кхаь бетта лаьттаб Эбане,

Биъ бетта лаьттаб т1ом…

Бер ага чу дийлхад,

Эбане йоаккхача хана…

Ага ахка дахад

Г1ала т1ера, кхера сан­на…

Морх – лоама маж.

1арамхи чоаж

Эбанхой ч1ож

Морх – лоама маж,

Хиво 1одихьад ага,

Ага, хьо тарка, ага, хьо ага!

Ма гулда сона хьа во

Хиво 1одихьад ага,

Ага чу даьллад Циск

Ийссазза чов яь вола,

Ийссанахьа са доаллаш вола…

Шун во ма гулда сона,  эбанхой.

увеличить

0

10

ЦОРИ

На десятом километре тропа сворачивает влево - в боковое Цоринское ущелье. Здесь протекает небольшая горная речонка, которую приходится переходить 18 раз. В четырех километрах от входа в ущелье на порядочном подъеме расположен Аул Цори, один из живописнейших и труднодоступных аулов Ингушетии. Цори занимает небольшую покатую площадь гребня. Сакли и башни стоят вплотную. Общая картина дает впечатление монолитности, единства. Над всеми постройками высится стройная боевая башня с угловыми зубцами и машикулями. Здесь можно наблюдать всю незатейливую и тяжелую жизнь горцев. Некоторые из жилых башен обитаемы. В ауле две боевые башни, порядочное количество надземных склепов. В 1928 году в одну из боевых башен заперся кровник, защищаясь от нападающих, и только прибывавшей на место происшествия милиции он сдался, выйдя из башни, где провел два дня. В шести километрах от Цори расположен аул Гул, стоящий на границе с Чечней и Хевсурией. Путь к нему идет через перевал Ордзул-Корт (2.315 м.). На самом перевале каменный столб. С перевала открывается красивая панорама. На запад - снеговые горы. В бинокль можно различить тропу от селения Чми (у Джейрахского укрепления на Военно-Грузинской дороге) через Санибанский перевал. К Ассинскому ущелью из Цори можно пройти той же дорогой и другим путем, идущим по отрогам Скалистого хребта на большой высоте. Тропа проходит через аулы: Оасег, Никоты, Ный, Пялинг и выходит в Ассинское ущелье к аулу Хайрах, близ развалин "Тхаба-Ерды".

Цхорой

1. Цороевы – прож. в г. Назрань, с.Альтиево, Н-Корт.
2. Амиевы – птр. от Цороевых, прож. в г.Назрань.
3. Бадиевы – птр. от Цороевых, прож. в с.Галашки
4. Ганижевы – птр. от Цороевых, прож. в с.Ляжги, Али-юрт, Экажево, с.Шолхи.
5. Батыровы – птр. от Цороевых, прож. в с.Галашки.
6. Чегиевы – птр. от Цороевых, прож. в с.Альтиево.
7. Ботажевы – птр. от Цороевых, прож. в с.Алхасты, Галашки, Али-юрт. ,Цороево(Донгарон)
8. Хашиевы – птр. от Цороевых, прож. в с.Алхасты.
9. Батыровы – птр. от Цороевых. Прож. в г.Малгобек.
10. Чомаков – птр. от Цороевых, прож. в с.Н.-Корт.
11. Чориевы – птр. от Цороевых, прож. в с.Экажево.
12. Гайтукиевы – птр. от Цороевых, прож. в с.Галашки.
13. Исмаиловы, Хасиевы, Татиевы, Черкиевы, Гатиевы, Хапановы птр. от Гайтукиевых, прож. в с.Галашки, Алкун.
14. Гелажевы – птр. от Гайтукиевых, прож. в с.Галашки.
15. Ганижевы – птр. от Цороевых, прож. в с.Али-юрт, с.Экажево, с.Шолхи, с.Ляжги.
16. Гелиевы – птр. от Цороевых, прож. в с.Алхасты.
17. Героевы – Говрой – птр. Цороевых, прож. в с.Галашки.
18. Гудиевы – птр. от Ханиевых, прож. в с.Мужичи, Алхасты.
19. Зангиевы (Дзангиевы) – птр. от Цороевых, прож. в с.Алхасты, Н.-Корт.
20. Дзейтовы – птр. от Цороевых, прож. в с.Галашки, Алхасты, г.Назрань.
21. Дзугаевы (Дзугиевы) – птр. от Цороевых, прож. в с.Алхасты.
22. Даурбековы – птр. от Цороевых, прож. в с. Н.-Корт.
23. Исламовы – птр. от Гайтукиевых, прож. в с.Галашки.
24. Мейревы – птр. от Цороевых, прож. в с.Галашки, Алхасты.
25. Миниевы – птр. от Цороевых, прож. в с.Даттых.
26. Гебоевы – птр. от Цороевых, прож. в г.Малгобек.
27. Хампиевы – птр. от Гайтукиевых, прож. в с.Галашки, Мужичи.
28. Татиевы –птр. от Ганижевых , прож. В с. Галашки, ст. Орджоникидзевской
29. Ханакиев – птр. от Цороевых, прож. в с.Н.-Корт

увеличить

0

11

Селение Лелях

В одном километре от Хани расположен аул Лялаг с тремя громадными боевыми башнями. Две из них не имеют крыш. Помимо боевых, в ауле много жилых башен, которые отличаются большей величиной по сравнению с виденными ранее. Аул красиво расположен амфитеатром на фоне Скалистого гребня. В самом ауле и близ него имеются надземные склепы. Один из них уже полуразрушенный, имеет на боковой стене различные изображения, нанесенные краской коричневого цвета: концентрические окружности, лук, всадники. От аула Лялаг тропа пробирается оврагами среди зарослей азалий и других растений. Грунт здесь глинистый и во время дождей путь делается несколько затруднительным. Недалеко, с левой стороны, развалины заброшенного аула Кязи. Выбравшись из оврага, тропа выходит на пологий склон и поляну, в конце которой вертикально поставленные каменные плиты. Это высшая точка перевала "Цей-лом". Вокруг сплошь поляны с альпийскими лугами.
Виды отсюда очаровательны, один лучше другого.

увеличить

0

12

Гвилети (Гелатхой)

Гвелети (Гелате-инг.), расположенно у подножия горы Казбек, по левому берегу Терека, недалеко от древнего замка грузинской царицы Тамары (Тамар) и входящего ныне в состав Грузии. Ингушей - выходцев из этого селения, объединяющих несколько тейпов, в народе называли галатхой.
Гвелети - одно из древнейших ингушских поселений, упоминание о котором в некоторых письменных источниках датируется периодом царствования грузинского царя Давида (1293-1311 г.г). В более поздних русских источниках Гвелети упоминается под названием Черебашев кабак, что вполне созвучно его расположению на Военно-Грузинской дороге.
Гвелетцы-ингуши дважды выселялись царскими властями. К середине XIX века Гвелети целиком состоял из ингушей.
В мае 1888 года произошло второе выселение ингушей из Гвелети в Ахалцихский и Ахалкалакский уезды Тифлисской губернии, причем не более двух-трех семей в один населенный пункт. В 1895 году гвелетцам-ингушам разрешили переселиться в Ингушетию, тоже не более двух-трех семей в село, согласное их принять. Гелатхой (гвелетцы) в 1861 году последними среди ингушей приняли ислам.
В истории Ингушетии, Грузии и России гелатхой оставили заметный след, в том числе и в спорте.
Как отмечает ингушский исследователь, историк Берснако Газиков: "Выдающимися достижениями гелатхой является то, что первым, кто поднялся на вершину Казбека, был житель Гвелети, ингуш Иосиф Бузуртанов. Произошло это во время царствования Ираклия II (1744-1798 г.г). В 1868 г. Цогол Бузуртанов, Анзор Досхоев и еще двое гвелетцев привели на вершину Казбека английских альпинистов Д. Фрешфильда,
В. Мура, К. Туккена и швейцарского проводника француза Девуасси. В 1873 г. Цогол Бузуртанов вновь покорил Казбек. На этот раз с Владимиром Казьминым - первым русским альпинистом, взошедшим на эту вершину. Славу Цогола затем продолжили и его сыновья - Муса, Яни, Исакх, Инарко, Абзи. Последним из гвелетцев, совершивших восхождение на Казбек, был сын Инарко - Якуб Бузуртанов. В 1960 г. он покорил Казбек в 9-й раз".
Гвелети - великолепная природная крепость, могущая играть роль военного форпоста на Военно-Грузинской дороге на границе с Грузией. Вместо того, чтобы вернуть Гвелети в состав России бывший премьер-министр Е. Примаков вдобавок передал в районе Верхнего Ларса 1504 м. важнейшего для России участка Военно-Грузинской дороги, в состав Грузии. Непонятно, чьи интересы отстаивало руководство в тот период. Во всяком случае, не интересы Ингушетии, которой издревле принадлежит и Гвелети и Верхний Ларс, вместе с участком дороги переданной Грузии.

0

13

Дали написал(а):

А интересно Далаковы кто,что за тейп

кажется я тебе уже отвечал на этот вопрос в другой теме,Долаковы разные бывают,есть Погоровские,есть Цхороевские..есть и другие,какие именно интересуют?

0

14

Это С.Гетагазов живущий в с.Шоан,мой даь вош. Честно говоря он лучше любого спец-та знает нашу историю,но ленится нам рассказать, ссылаясь на занятость)))

0

15

Дударовы(Мохлой)

Исстари среди Дударовых - Мохлой бытует предание о том, что их родоначальник Дудар со своим младшим братом Шам пришел на Кавказ из Шама (территория современной Сирии, Иордании, Палестины) (Информаторы: Дударов Мурат-Хаджи Магометович, 1926 г. р., с. Кантышево; Дударов Зелимхан Гургобоевич, 1938 г.р., с. Редант). На вопрос возможности переселения братьев с области Шамах, которая была на территории Кавказа, Дударовы говорят, что «они были по происхождению арабами». Среди ингушей есть и другие роды, возводящие свое происхождение к арабам. Ряд ученых, в том числе и Е.И. Крупнов, предполагают, что подобные утверждения некоторых ингушских родов, возводящих свою генеалогию к арабам, могли появиться после принятия ислама ингушами (Семенов Л.П. Археологические и этнографические изыскания в Ингушетии в 1925-1932 гг., Грозный, 1963, стр. 5).

Дударов Мурат-Хаджи, проживающий в с. Кантышево, ссылается по этому поводу на известного во всей Ингушетии Кори, сына Аьли (Аьле К1ори) Дударова (Мохлой), жившего в начале-середине 19 века. То, что в свое время говорил Кори, Мурат-Хаджи передает со слов его племянника, сына брата Кори, Гад-Хаджи – Батала.  Кори проживал в селении Ангушт, а затем, с 1859 года, после изгнания ингушей с Ангушта, когда одна часть ангуштинцев ушла обратно в горы, а другая часть переселилась в селения Кантышево и Дахкильгово (ныне Долаково), он, вместе с частью своего рода, перебрался в Кантышево  (Материалы по истории осетинского народа, Орджоникидзе, 1942 г.,  т.2, стр. 313).

По утверждению Мурат-Хаджи, Кори, сын Аьли, всегда отвечал так на вопрос о происхождении Дударовых: «Я чистокровный араб из Шама. Мой предок Дудар и его брат Шам из старинного арабского княжеского рода, а пришли они на Кавказ с миссионерской целью, через лет сто пятьдесят, двести после пророка Мухаммеда, так как были учеными».

Такого же мнения придерживается и Дударов Зелимхан, который утверждает, что «Дудар был арабом, и что пришел он на Кавказ по берегу Черного моря вместе со своим братом Шам» (Информатор: Дударов Зелимхан Гургобоевич, 1938 г.р., с. Редант).

На вопрос, а где потомство Шама, Дударовы отвечают, что он остался жить по их просьбе, среди народа, жившего на территории современной Карачаево-Черкесии.

Новый оборот это родство получило после того, как к Дударову Руслану Усмановичу из с. Кантышево приехал на похороны его отца сослуживец из Карачая Гочияев Омар Джагафарович. После того, как гостю Дударовы рассказали предание о том, что у них есть среди карачаевцев родственный род, родоначальником которого был Шам, брат родоначальника Дударовых, Омар признал в нем карачаевский род Шамановых и дал номер телефона знакомого ему представителя этого рода – Амыра Шаманова. Таким образом, сослуживцы стали причиной восстановления старой дружбы между родственными родами – Шамановыми и Дударовыми-Мохлой. (Здесь речь идет о Дударе – родоначальнике всего рода Дударовых-Мохлой, которого нельзя путать с Дударом, от которого род Дударовых-Мохлой вновь возродился после его уничтожения кабардинцами в Тагаурии) (Информатор: Дударов Мурат-Хаджи Магометович, 1926 г. р., с. Кантышево).

Завязалась новая дружба. За один прошлый год представители Шамановых дважды, летом и осенью, приезжали к Дударовым. Дударовы также в начале осени прошлого года ездили к Шамановым. Нельзя словами передать радушие и теплоту, которые царили при встречах старейшин Шамановых – Ханипа, Хызра, Биляла, Амыра, профессора Ибрагима и старейшин Дударовых – Муссы, Мурат-Хаджи, Юсупа, Магомет-Гирея, Магомета.

Сегодня представители этих родов ездят друг к другу не только на торжества, но и на похороны, как это было совсем недавно, 9 апреля сего года, когда Дударовы Мурат-Хаджи, Мусса, Хаджи-Бикар и несколько представителей молодого поколения ездили  на похороны Хасана Шаманова, брата Ханипа в с. Новая Джегута. В этот же день состоялось также посещение и старых кладбищ, где были похоронены представители многих поколений Шамановых.

Со слов ингуша Дударова Султан-Гирея Идрисовича и карачаевца Шаманова Хыса Махмудовича, в Сибири, куда были высланы ингушский и карачаевский народы в сороковые годы, брат Султан-Гирея – Дударов Зяудин Идрисович и отец Хыса – Шаманов Махмуд Адрахманович, работали вместе на одном тракторе в колхозе им. Ленина Пахтаральского района Чимкентской области Южного Казахстана. Узнав родословную Зяудина и место проживания его на Кавказе, Махмуд сказал, что он помнит, как ему отец его, Адрахман, говорил о том, что ингуши Дударовы и карачаевцы Шамановы – братья по происхождению и что корни у них одни и те же. Недалеко от Зяудина жил один из старейшин Дударовых – Мухтар Патиевич. После того, как Зяудин поведал ему о том, что рассказал Махмуд, Мухтар подтвердил, что у Дударовых есть в Карачае родственный род, который ведет свою генеалогию от брата родоначальника Дударовых-Мохлой – Шама, и что раньше Дударовы об этом родстве знали и поддерживали связь с родом Шама из Карачая.

Вскоре двое старейшин встретились. И здесь Адрахман рассказал Дударовым, как в давние времена, случайно по тавру, которое стояло на крупе коня, один из представителей Дударовых признал своего брата из Шамановых и стал причиной примирения между Шамановыми и неким другим родом, враждовавшим с ним. Примерно такой же рассказ, который бытовал среди Дударовых о примирении двух родов, враждовавших из-за умыкания невесты, рассказал Шамановым и Мухтар. Узнав о родстве, дальше в Казахстане эти семьи жили, как родные братья. А Махмуд, после возвращения на Кавказ, дважды приезжал к Дударовым, в 1959 и в 1966 годах (Информаторы: Дударов Султан-Гирей Идрисович, 76 лет, с. Кантышево и Шаманов Хыса Махмудович, 50 лет, г.Черкесск).

Сегодня старейшины и Шамановых, и Дударовых подтверждают, что раньше эти два рода поддерживали родственные связи между собой и действительно считали свое происхождение от одного корня. Более того, они признают, что и родовой герб («тхьамаг1») Дударовых-Мохлой соответствует родовому гербу Шамановых. Кстати, Шамановы и сегодня на некоторых своих надмогильных памятниках ставят такие гербы, в чем Дударовы убедились во время последней своей поездки.

При встречах старики Дударовых смеются, говоря о Шамановых, что они и внешне ничем не отличаются друг от друга: «Хьажал, г1алг1ай дараш мо хоза сибаташ долаш беций вай вежарий!»-«Смотрите, какая у нашей родни красивая внешность, как у ингушей!»

Шамановы считают себя благородного происхождения и называют своих предков уже несколько поколений «ханами», как и Дударовы-Мохлой, которые считают себя «аьлий», т.е. правителями (слово «алан» происходит как раз от инг.: «аьла» - правитель)  (Информатор: Зурабов Исраил Зурупович,  90 лет, ст. Серноводская).

У Шамановых есть в Карачае родовое селение «Кхарт-чурт», которое расположено в ущелье реки Кубань («Къобан-ъёзен»), с родовым кладбищем, где сохранились старинные захоронения рода Шамановых, как и у Дударовых-Мохлой (Элий-пхьа, Мохал, Чми, Ларс, Дудар-г1ал и т.д.). Раньше каждый благородный род у карачаевцев должен был иметь свой источник нарзана. Такой источник нарзана есть и у Шамановых, и оно находится выше с. Кхарт-чурт, в Учкуланском ущелье (карач.: «Учкулан-ъёзен»), рядом с «Кертмели-тала» («Грушевой поляной»). Собственный источник нарзана у карачаевцев примерно то же самое, что и боевая башня для ингушского рода – показатель силы, благородства и достоинства (Каменная летопись страны вайнахов. Москва, «Русская книга», 1994, стр. 12).

0

16

Алхаста Ч1одж из Салги

Среди ингушей род Салгхой один из самых больших. Название этот род   получил   от  башенного  замкового   комплекса   в   горах  Ингушетии – «Салги». Очень много интересных преданий записано про этот старинный замок. Среди них и предание о некоем Mlaгlo (Маго), который поселился здесь, и у которого была своя «замечательная священная книга, из которогй он обыкновенно черпал свою мудрость и знания»1.

Сегодня выходцы из Салги известны в Ингушетии под несколькими фамилиями, которые проживают почти во всех населенных пунктах  республики. Одной из них является фамилия Дзауровых, основная часть которых живет в селении Кантышево. Этот род салгхойцев ведет свое начало от родоначальника Дзаура, который также известен в Ингушетии по народным преданиям.

Интересные истории о своих предках рассказывает ныне здравствующий, один из старейшин этого рода Идрис Хусенович. Про Дзаура им рассказывается предание, как он заставил смириться Орасха К1арцхала (Карцхала, сына Орасха) с потерей своих владений, где Дзаур выстроил «башню Дзаура» - «Дзаур-г1ала»2.

Наиболее интересной представляется личность Алхаста Ч1одж (Чодж, сын Алхаста), являвшегося внуком Дзаура. Он известен в народе по двум преданиям, рассказанным старейшиной.

Первое из них про то, как   Ч1одж отстоял свои владения в «Топпар-ч1одж» (букв.: «Глиняное ущелье»), которое находится у начала реки Г1алми (Камбилеевка)3,  рядом  с  селом  Ангушт  (ныне  с. Тарское),  от  которого и произошло название «ингуш».

Второе предание, с небольшими сокращениями, мы приведем со слов Идриса Хусеновича. «Моему предку Алхаста Ч1оджу была известна наука -«хар». Он умел писать «йоазув» - письмо. Владея таким великим даром, Ч1одж переписал своей рукой Коран. После того, как переписывание закончилось, он оказался достаточно большим по объему. Этот рукописный Коран хранился среди Дзауровых, как самое дорогое из всего, что было в нашем роду, вплоть до выселения ингушей в 1944 году в Казахстан.

Жил и творил Ч1одж примерно 350-400 лет тому назад. Это по моим собственным вычислениям. Мой прапрадед 1аб, сын Чоджа, которому было, по рассказам старших, 225 лет, умер в день прихода в Ингушетию Устаза Хаджи (святой проповедник) из Иласха-Юрта. В этот день у него состоялась с ним встреча, и он не поехал провожать Устаза обратно. По велению святого Хаджи,   он   быстро   возвратился   домой,   где   и настигла   его   смерть.

Рассказывали, что у Ч1оджа 1аба (Аба, сына Чоджа) трижды седели голова и борода и трижды опять чернели. Иногда, когда волосы у него чернели, тот, кто не знал его, говорил, что 1аб моложе других за столом (в данном случае своих внуков), и выражал недовольство  тем, что он сидит на месте тамады в трапезе. У него трижды вырастали новые зубы. Узнав, сколько лет прожил Ч1оджа 1аб, я вычислил, когда творил мой предок Ч1одж, переписавший Коран. Таким образом, оказалось лет 350-400 назад. Был в нашем роду известный ученый Элбазкъий Махьмад-мол (Махмад-мулла, сын Элбазуко), который умер после возвращения из ссылки. В доме этого ученого, как рассказывали наши старшие, как раз и хранился этот Коран. Я много раз слышал от нашего старейшины Ра1сий 1аьл (Али, сын Palca), который рассказывал, что рукописный священный Коран, написанный рукою Ч1оджа, не успели взять при выселении, и он остался в доме у Махьмад-мол, как и большая его библиотека, в селе Кантышево. Больше его никто не видел». Идрис привел имена своих предков от Зовра: Зовр - Алхаст - Ч1одж - 1аб -Оарснакь - Исма1ал. -Хьусен - Идрис»4.

Ч1одж, когда он работал над переписыванием Корана, жил в самом сердце Ингушетии - башенном замке Салги. Судя по преданию, он владел арабской грамотой и был знаком с арабской каллиграфией. Не подлежит сомнению то, что Ч1одж владел арабским древним литературным языком «фусахьа», на котором написан сам Коран. Так как без знания арабского языка практически невозможно правильно переписать Священное писание, ибо это очень сложная и ответственная работа.

Здесь напрашивается еще один вывод о том, что определенная часть ингушей, еще задолго до середины второй половины XIX века исповедовала ислам. Если предание доносит до нас интересные сведения о творении подобного рода Ч1оджа, вероятно, что это был не единичный случай, когда среди ингушей встречались ученые мужи со знанием теологических наук, арабской письменности, арабского и других языков. Одним словом, это были достаточно образованные люди, которые могли оставить неизвестные нам доселе и другие  доказательства  их учености, как и рукописный Коран Ч1оджа, которые нужно искать и выявлять. Не исключено также, что подобные ученые, как Алхаста Ч1одж, (сын Алхаста) из рода Дзауровых-Салгхой, могли писать о своем народе и на других языках (в данном случае на арабском языке, наподобие придворных писарей многих неарабских правителей востока).

Конечно, исчезновение (или уничтожение) рукописного экземпляра Корана в трагические годы выселения ингушского народа, переписанного несколько столетий назад до официального возникновения ингушской письменности, это очень большая и невосполнимая потеря для всей ингушской науки. Данная рукопись могла бы пролить свет на изучение вопроса о подготовленности ученого, работавшего над переписыванием Корана и о письменности ингушей на основе арабской графики. Вполне возможно, что эта рукопись и сегодня хранится где-то в недосягаемом   для нас  месте, не для научных целей, как и многое другое, касающееся ингушского прошлого.

У автора этих строк хранятся несколько экземпляров старинных рукописных листков с записями, сделанными  безымянными авторами на ингушском   языке.  Они    написаны   с   помощью   алфавита,  созданного ингушскими учеными на основе арабского письма. В основном эти тексты написаны на различные религиозные темы. При более тщательном анализе этих и других подобных записей, хранящихся у многих ингушей, в них можно было бы найти многие моменты, проливающие свет на некоторые существенные эпизоды из  истории и быта ингушского народа. Хотелось бы нацелить на сбор подобного этнографического материала людей, интересующихся историей ингушей.

Таким образом, по нашему глубокому убеждению, письменность у ингушей возникла намного раньше, нежели официально принято считать.

Вероятно, что ингушская письменность в разные исторические  времена основывалась и на других графиках (греческой, грузинской и т.д.). Тем более, что элементы письма в Ингушетии, схожие с далекой индийской графикой «магадги», в «Ма-гa тэ близ села Салги», в свое время находил большой друг ингушского народа,  один из создателей ингушской азбуки, с помощью которой им были записаны многие тексты на ингушском языке, глубокий исследователь истории, этнографии, лексического состава языка ингушей, составитель первого ингушского словаря - Ф.И. Горепекин5.

Хотелось бы в подтверждение всего сказанного   привести, на наш взгляд, очень интересные данные, которые мы нашли у Федора Ивановича, за большие заслуги в деле изучения  исторического  прошлого народа, прозванного ингушами «Наха  сийдар» (почитаемый в народе). «Во все время работы, - пишет Горепекин, - из многих природных ингушей наибольшую помощь мне оказали Эльбузур Эльджаркиевич Дзауров из сел. Салги  Хамхинского общества и дворянин Магомет-Гирей Анзорович Мамилов (автор: как переводчик) из Джераховского общества. Первый из них с малолетства интересовавшийся стариною своего народа, обладал большим запасом сведений о прошлой ингушской жизни и в совершенстве владел арабским языком. Плохо владея русскою грамотою, он до начала наших занятий родную ингушскую речь изображал с помощью арабской азбуки, он первый применительно к арабскому и грузинскому произношениям указал мне по собственному опыту с возможными для него подробностями, звуковой состав ингушской речи, а теперь свою родную речь со всеми звуковыми тонкостями изображает установленною азбукой»6.

Из текста мы видим, что ученый Эльбузур Дзауров, который указывал Фоме Ивановичу Горепекину «применительно к арабскому и грузинскому произношениям» звуковой состав ингушской речи, владевший несколькими языками, в том числе арабским, грузинским, «плохо» - русским - не был простым ученым. Единственно, что могу добавить к приведенной цитате это то, что Эльбузур Эльджаркиевич Дзауров, который «родную ингушскую речь изображал с помощью арабской азбуки», как раз из того   места   и    из   того   самого   рода   Дзауровых-Салгхой, к  которым  принадлежит неизвестный доселе великий ингушский ученый-теолог, творивший четыре века назад, первый филолог ингушского языка и, вполне вероятно, автор ингушского алфавита, основанного на арабской графике – Ч1одж Дзауров. А Эльбузур-мол, один из замечательных его потомков, писал тексты на родном языке именно тем ингушским письмом, который был создан его великим предком, свидетелем чего стал замечательный друг ингушей Фома Иванович Горепекин.

0

17

Башня Хутиевых

На высоком берегу горной реки Арамхи расположился аул Ляжги. В его центре находится полуразрушенная крепость, украшением которой является гордо возвышающаяся боевая башня. О ее постройке сохранились предания.

По одному из них в горах Ингушетии в башенном ауле Хяни, в давние времена жили прославленные строители башен, храмов и склепов. Основатель аула Хяни и пращур рода Ханиевых по имени Хано и его сын Хинг воздвигли не только свою крепость, но сделали своим ремеслом строительное искусство. Как-то и где-то отец и сын строили кому-то башню. Отец уложил в стену очередной камень, но тут Хинг сделал замечание отцу, что этот камень надо было положить не так а эдак. Камни не кирпичи и поэтому при их укладке нужна определенная сноровка. Отца возмутило это замечание сына, задевшее его профессиональную гордость. Возник спор: кто из них прав и искуснее. В то время род Хутиевых из аула Ляжги обратился к ним с просьбою за плату построить им башню. Отец и сын, не придя к согласию в споре, порешили, что отец Хано построит в их ауле еще одну башню, а Хинг пойдет в аул Ляжг и там по найму построит башню роду Хутиевых.

В те времена было строгое правило – строить башню не более одного года. Понятно, что строителям некогда было общаться. Отец несколько ранее завершил строительство своей башни. Она была стройной и красивой. Все, кто ее видел, славили искусство отца Хано. Гордый и уверенный в своей победе, отправился он в аул Ляжг, чтобы посмотреть на башню, построенную его сыном Хингом. Когда отец Хано подошел к башне, он остановился пораженный ее величавой красотой. Сын же тем временем находился на самой вершине башни и был занят установкой завершающего шпилевого камня. Лишь только он был установлен, отец крикнул вверх: «Ты победил в нашем споре и нет строителя искуснее тебя!»

Хинг настолько был рад этой отцовской похвале, что носками стал на башенный шпиль и простер руки, как это обычно делают в танце.

В боевых ингушских башнях внутри обычно имеется два свода: в середине башни и в ее верху. Хинг же в башне соорудил еще и третий свод, что придало башне большую устойчивость. Ко всему прочему башня была построена  выше и шире других. Также башня была облицована известковым раствором. Говорят, что эта башня вызывала зависть у окрестных жителей.
В 1944 году башню пытались взорвать и уничтожить. Но Хинг в свое время поработал на славу и башню разрушить не смогла никакая взрывчатка. Об этом акте вандализма сегодня свидетельствует трещина-шрам на стене башни.

увеличить

0

18

Ваделовы

Наши предки до 1780 года проживали в хуторах Альтемир-Юрт, Г1алг1ай-Юрт, Умахан-Юрт, вошедших впоследствии при укрупнении ингушских аулов царской администрацией в с. Валерик. Этот район до 1866 года входил в состав Горского участка Ингушевского округа. Ингушами же этот весь район назывался «Г1алг1ай аре» «Ингушская равнина». Под таким именем он дается и у А.С. Сулеманова - «Г1алг1айн аре» (Галгайн арие) - «Ингушская равнина». Урочище на юге села между Шаами-Юртом и Валериком» («Топонимия Чечено-Ингушетии». Грозный, 1980 г., с. 47).

Со слов брата моего деда, Ваделова Алсбика Къаз-Хаджиевича (Къаз-Хьажий Алсбик) (1889-1976 г.г.), части наших предков рода Ваделовых пришлось сняться со своих обжитых мест из-за кровной мести. Два брата, Актамир и Астамир, остались в с. Валерик. От них ведут свою родословную наши братья в Чечне - Вадиловы, Масаевы, Шамаевы, Актемировы, Гайрбековы. Большая часть из них сегодня проживает в с.с. Валерик и Курчалой.

Мой предок в шестом колене Хабир с братьями Алмарз, Хами, Г1астмар, Ханак, Вадельг, Бирх по приглашению названного брата из рода Дударовых-Мохлой поселились в горном с. Духьаргишт, что находится под Маьт-лоамом (Столовой горой), где построили башню. Башня была построена немного с наклоном и от этого получила свое название «Б1аг1ар-г1ала» («Башня с наклоном»).

В то время предки мои с Дударовыми контролировали Военно-Грузинскую дорогу, проходящую через Дарьяльское ущелье, где взимали пошлину за безопасное движение по ней караванов и отдельных путников, тем самым охраняя дорогу вплоть до Мецхит1е (Мцхета). Взимаемая пошлина делилась поровну между всеми «баьрий» (всадники), которые так или иначе были вовлечены в общую систему защиты Дарьяльского ущелья.

Усиление Ваделовых и Дударовых в районе Дарьяла, естественно, многих не устраивало. И с целью раскола между родственными родами, распускались  слухи,  дошедшие  до  наших дней о якобы зависимом положении Ваделовых от Дударовых, которого просто, по рассказам наших предков, не было. Узы родства были настолько крепки, что между представителями родов нельзя было родниться путем женитьбы или выдачи замуж. До выселения, за всю историю этих двух родов, было всего два подобных случая: один раз, когда юноша из рода Ваделовых – Дзоев Хьисе Аьлтий (Альти Хисиевич) из Нижних Ачалуков, младший брат Къаз-Хьажа, женился на девушке из рода Дударовых - Къоти Мати (Мати, дочь Къоти) из Балта и второй раз, когда юноша из рода Дударовых - 1исе Бамат (Бамат, сын 1иси) из с. Т1ой-Юрт – Кантышево, женился на девушке из рода Ваделовых - Tloxa Изахьат (Изахат, дочь Tloxa) из с. Нижние Ачалуки. В обоих случаях, по рассказам наших стариков, оба рода были несогласны с таким родством. При этом они выражали свое  несогласие в очень тактичной форме, говоря, что «тхьовра денз хьадоаг1ача вай дай 1аьдалаг1а тоам боацаш, куст доацаш дар-кх, вошас йиша йоалаяр а, йиша вешийга маьре яхар а» - «по древним обычаям предков наших, некрасиво брату жениться на сестре, а сестре выходить замуж за брата».

До переселения в район Нижних Ачалуков, наш род Ваделовых жил некоторое время в с. Экажево.

В переписи 1886 года проживавшие в с. Нижние Ачалуки представители нашего рода проходят под фамилиями: Хабировых, Астемировых, Хамиевых, Ханакиевых, Хадзиевых, Хадиковых, Губиевых, Дзоевых.

В Духьаргишт еще оставались представители нашего рода под фамилией Фаргиевых (не путать с Фаргиевыми из с. Сагопши). Еще одна часть нашего рода проживала под фамилией Бирихановых в с. Мочкхий-Юрт (Базоркино) и под фамилией Балхаевых в с. Долакх-Юрт (Долаково) (не путать с представителями Оздой и Цицкиевых, некоторая часть из которых также известна под фамилией Балхаевых).

Приведу свою родословную – Хабир - Дзой - Хьис - Къаз-Хьаж - Элмарз – Ахьмад - и я, Юсуп.

Позже  часть  этих  фамилий  была объединена  под  общим названием Ваделовых,  куда  вошли  следующие  фамилии:  Хабировы,  Хабриевы, Хамиевы, Ханакиевы, Арсановы, Хадзиевы, Хадиковы, Арапиевы, Альтемировы,  Амахановы,  Дзоевы, Бирихановы, Балхаевы, Губиевы  и Фаргиевы из Карца.

В 1919 г. в боях за Владикавказ погибли из нашего рода Оздмар (Оздемир) Ваделов и Зоврбик (Заурбек) Ваделов-Дзоев.

Отражая нападение белоказаков на с. Нижние Ачалуки, погиб Терсбот

Ваделов и бывший царский офицер Махьи Ваделов-Амаханов.

Репрессии 30-х годов XX века также не обошли род Ваделовых. Среди репрессированных в 1935 г. был Керим Вадельгов со своими сыновьями, у которых была отара из 1 000 овец. Керим вернулся нелегально на Родину, но затем, повторно, в 1937 году, был сослан в Коми АССР, где и пропал без вести.

Судьба представителей нашего рода Ваделовых из с. Валерик сложилась несколько иначе. Они забыли свой родной ингушский язык и перешли на чеченский язык, но по сегодняшний день считают себя ингушами. Сами чеченцы их также называют ингушами: «Тайпана г1алг1а бу уьш» - (чеч.: «Они - по роду ингуши»).

О близком нашем родстве с представителями нашего рода из Валерика говорит и следующее. В 1930 г. Ваделов Майрби из с. Валерик, работавший председателем сельского совета, защищаясь от нападения бандитов, убил одного из нападавших и вынужден был скрываться у своих братьев по тайпу (роду) в с. Нижние Ачалуки. При депортации в 1944 году он был выселен вместе с моим дедом. Примирение по данной кровной мести состоялось в 2007 г. в с. Валерик. Там участвовали, во главе со старейшиной нашего рода Мухьи Ваделовым и представители нашего рода из с. Нижние Ачалуки, в том числе и автор этих строк. Благодарность от всего рода за прощение крови выразил именно старейшина Мухьи Ваделов, что подтверждает сказанные нами слова о тесных братских отношениях.

В Валерике по сегодняшний день также живут представители и из других ингушских фамилий, в том числе из фамилий Евлой и Кий.

Ю.Ваделов

0

19

Абсалютно верно, одна из легенд гласит, что тейп бейноевых был в тех местах одним из самых воинственных имел свою сторожевую башню, но одни из рядом живущих тейпов не имевших возможность с ними сразится, поступили коварным методом, пригласив к себе в гости всех 12 самых сильных мужчин рода на ужин и отравили ядом, умерло 10 человек, двое оставшихся убили отравителей, в последствии один из них ушел из села на равнину, дальше его след теряется, а один остался жить и продолжил род, тот кто ушел на равнине якобы там не прижился и ушел в горы Чечни построил дом вокруг которого в последствии и образовалось село Бено.
Вторая расшифровка фамилии более проста. Бей - это луг, ной, оно же по всей видимости нах-люди, тоесть люди живущие на лугу или у луга.

0

20

а почему не указано,что Марзабековы относятся к Барханоевым. Нас мало,но все таки факт есть факт. Мы живем в Назране,мы все переселились из Ангушта примерно в 1950.Пожалуйста рассмотрите это.

0


Вы здесь » Настоящий Ингушский Форум » Ингушский Тейп » Прения сторон