http://s7.uploads.ru/EDpFC.jpg

Гарданов Торко-хъаж (тейпа Цъечой), сын мухажира ушедшего в Турцию. После возвращения на родину был поселен в Сагопшах. Получил религиозное образование, был имамом с. Сагопши. Его имя стало широко известно во время гражданской войны 19-20 гг. XX в. Возглавлял отряды жителей Сагопши, Кескема и Пседаха в боях против бичераховцев. В начале 1919 г. один из организаторов обороны этих сел от наступающих деникинцев. В февральских боях 1919 г. сагопшинский отряд под личным руководством Торко-хъаж сыграл большую роль в уничтожении двух деникинских батальонов.
Вошел в правительство Узун-хаджи, который объявил эмират со ставкой в Ведено. Узун-хаджи, был довольно преклонного возраста, в свое время, будучи совсем молодым, он воевал в войске имама Шамиля. Торко-хъаж стал наибом (заместителем) Узун-хаджи по военным вопросам. Узун-хаджи вскоре умер и эмират перестал существовать.


http://s7.uploads.ru/EiTQY.jpg

Живы в памяти народной образы тех, кто отдавал свои силы и энергию борьбе за свободу народа, кто не жалел для этого жизни своей. Таким знают в народе Тарко-Хаджи Гарданова.
Своеобразен его путь в революцию. Т.-Х. Гарданов имел духовное образованние, после паломничества в Мекку стал хаджой.
Победу Октябрьской революции он встретил с радостью и надеждой. Лето 1918 года. Сход в селении Кескем (ныне Инарки). Сюда съехались жители других селений Алханчуртской долины. Присутствовали на сходе и посланцы Серго Орджоникидзе, который в то время находился во Владикавказе.
Это было трудное время. Бичераховцы стремились ворваться во Владикавказ и Грозный.
- Мы не пропустим их, – заявил Тарко-Хаджи.
Его поддержали все присутствующие на сходе. В ингушских селах начали формироваться партизанские отряды. Руководителем их стал Т.-Х. Гарданов.
Надежно охраняли партизаны дороги, идущие из Моздока, где орудовали бичераховцы. К Тарко-Хаджи подсылались сельские богачи и муллы, члены национального Совета, те, кто пользовался царской милостью, кто жил без нужды. Просили его вернуть людей, которые несут охрану дорог: «Белые обещали, что не тронут наши села, пройдут своей дорогой». Не принял Тарко-Хаджи их предложений, надежно преградили дорогу белым партизаны.
После разгрома бичераховщины Моздокский горком РКП(б) обратился к жителям Алханчуртской долины с просьбой прислать на помощь партизанский отряд. Партизаны, не мешкая, откликнулись и на эту просьбу.
Спустя пятьдесят лет председатель Моздокского городского комитета РКП(б) В. Протасов написал в своих воспоминаниях:
«На одном из заседаний городского комитета РКП(б) я как председатель комитета РКП(б) поднял вопрос о необходимости срочно создать воинскую часть, которая была бы в состоянии обеспечить охрану советских учреждений и служить опорой на случай заговоров, белогвардейских восстаний, внезапных нападений. Раздумывать было некогда, нужен был немедленный и положительный выход из сложного и опасного положения. В качестве резерва, из которого можно было почерпнуть такую воинскую силу, я предложил ингушские аулы Кескем, Пседах и Сагопши…
На следующий день, часов в 10-11, в низине Терека я увидел конный отряд численностью в 300 хорошо вооруженных всадников…
С приходом ингушского партизанского отряда в Моздок наше положение намного улучшилось – трудящиеся вздохнули спокойнее…».
В Моздоке партизаны несли охранную и оборонительную службу и покинули его после отхода РВС 11-й армии. Это было в начале 1919 года. Над Терской областью нависла новая опасность – наступала армия Деникина.
Командир белогвардейской дивизии Султан Келеч-Гирей обратился к жителям Алханчуртской долины с предложением пропустить его войско на Грозный. На встрече с генералом вместе с Тарко-Хаджи присутствовал Эдалби-Хаджи Хамчиев из Кескема и другие старики.
Гарданов ответил решительным отказом, его поддержали и другие. Тогда белогвардеец пошел на хитрость:
- Вы мусульмане, и мы мусульмане, нам не хочется воевать с вами.
- Мы мусульмане, – сказал Тарко-Хаджи, – но мы за Советскую власть и защищаем ее от врагов, кто бы они ни были.
Генерал обвел стариков недружелюбным взглядом, задумался.
- Я уйду, – пригрозил он, – но придет такая сила, которая раздавит вас.
Султан Келеч-Гирей уехал в Малую Кабарду, где стояла его дивизия. И повел ее в обход Алханчуртской долины.
И пришла та сила, о которой зловеще говорил генерал. В один из февральских дней с запада стали доноситься пушечные выстрелы: белые вели наступление. Первыми встретили врага жители Кескема. Шестеро из них, охранявшие проход в долину, были убиты деникинцами.
С минарета сагопшинской мечети над селом разнеслись призывные слова Т.-Х. Гарданова. Жители тотчас же собрались на сельской площади. Многие были в боевом снаряжении.
- Люди! Вы слышите выстрелы? – обратился Тарко-Хаджи к собравшимся. – Это деникинцы идут на нас. Хотят вернуть в наши села царские порядки.
- Не бывать этому! – раздались возгласы на площади. Прошло совсем немного времени, и конница понеслась по долине .