По данным 1812 г. (А.М. Буцковский), «аухами называются… «карабулакские и частью чеченские выходцы»

http://mkala.mk.ru/upload/objects/articles/detailPicture/15/81/2b/dd7877983_5460005.jpg

Известно, что ауховские чеченцы или аккинцы, считаются переселенцами из Акки, расположенной в верховьях р. Гехи и других горных частей Чечни и Ингушетии [Лаудаев У. Чеченское племя... С. 4, 11; Берже А.П. Чечня и чеченцы... С. 125; ИГЭД. С. 243, 308, 309; Арсаханов И. Аккинский диалект в системе чечено-ингушского языка. Грозный, 1959. С. 5, 153; Дешериев Ю.Д. Сравнительно-историческая грамматика... С. 74-76].

Всесторонний анализ письменных источников и этнографического материала, на взгляд известного этнографа Н.Г. Волковой, свидетельствует о том, что предки ингушей до начала ХVIII в. жили частично на территории современной Северной Осетии – в Куртатинском и Даргавсском ущельях, откуда под натиском кабардинцев и осетин вынуждены были постепенно переместиться к реке Терек, а затем и на его правобрежье, где в настоящее время и живут [Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII – начале ХIХ века. М., 1974. С. 143]. Подобная же картина имела место и с аккинцами, которые некогда также жили на территории современной Северной Осетии и прилегающего участка Грузии (в районе горы Казбек), но в дальнейшем также переместились на восток – в бассейн реки Ассы (на границе современных Чечни и Ингушетии). Уже значительно позднее, «нападения калмыков» заставили аккинцев поселиться на р. Мичик, но когда вновь на них напали калмыки, то аккинцы переселились в горы к реке Ямансу, где и образовали свои поселения [Там же].

По данным 1812 г. (А.М. Буцковский), «аухами называются… «карабулакские и частью чеченские выходцы» [Буцковский А.М. Выдержки из описания Кавказской губернии и соседних горских областей. 1812 г. // История, география и этнография Дагестана. М., 1958. С. 243]. Орстхоевцы и аккинцы, по свидетельствам этнографов, представляли собой по существу «один народ», живший на границе зон расселения чеченцев и ингушей и впоследствии растворившийся среди этих двух народов [Волкова Н.Г. Указ. раб. С. 167].

Во второй половине ХVI в. значительная часть аккинцев переселилась к востоку, скорее всего, размещаясь у выхода р. Аргун на равнину, где жили под управлением феодала «Ших-мурзы Окуцкого». Этот феодал, будучи тесно связан с Аварским нуцальством, одновременно осуществлял посреднические связи с русским государством, пользуясь его покровительством. В конце ХVI в. Ших-Мурза был убит «кумыкским князем», после чего часть аккинцев бежала во владения русских, в город Терки [Волкова Н.Г. Указ. раб. С. 167] (ныне развалины близ сел. Александрийское Кизлярского района).

Попытки некоторых исследователей показать «окуцкое владение», одним из чеченских государственных образований не совсем правильны, поскольку Ших-Мурза и его родственники, согласно известным русским и иным источникам, обозначаются как «черкесы», то есть – кабардинцы [Белокуров С.А. Сношения России с Кавказом. М., 1889. Вып. I. 1578-1615. С. 18, 29, 137, 242, 243, 348, 520, 557; КРО. Т. I. С. 85; РДО. С. 227, 233].

В.Ф. Тотоев, со ссылкой на У. Лаудаева [Лаудаев У. Указ. раб. С. 2], пишет, что «земельный голод, межтайповые столкновения и развивающиеся внутритайповые противоречия вели к расселению родственных групп и составляющих их семей. Так, половина Аккинской тайпы переселилась под покровительство аварского хана в Аух, где бывшие акинцы стали именоваться ауховцами» [Тотоев В.Ф. Общественный строй Чечни: вторая половина ХVIII – 40-е годы ХIХ века. Нальчик, 2009. С. 173]. Е.Н. Кушева относит переселение акинцев из горного Ауха на равнину (к реке Мичик), под покровительство аварского хана к 1550-1570 годам [Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией в ХVI-ХVII вв. М., 1963. С. 69]. На начало ХVII в. имеются русские архивные документы, позволяющие предположить соседство общин «окочан» и «мичкизов» [Русско-дагестанские отношения в XVII — первой четверти XVIII в. М., 1958. С. 43, 49, 53], живших рядом на реке Мичик.

Как передает, чеченец – офицер русской армии в ХIХ в. У. Лаудаев, «фамилии, образовавшие чеченское племя и происшедшие из различных элементов, находились в неприязненных одна к другой отношениях; они взаимно грабили друг друга. Более других терпела Аккинская фамилия (Акка). Вследствие этого половина этой фамилии уходит под покровительство аварского хана, в Аух, и получает название ауховцев; сами же для себя эти фамилии удержали название прародительской фамилии Аккий, т. е. выходцы из Акки. Чеченцы тоже называли их этим именем; когда же ауховцы приняли магометанство, а первобытная Аккинская фамилия оставалась еще в язычестве, то для религиозных отличий этой фамилии чеченцы называли первобытную Аккинскую фамилию керестан-аккий, т. е. христианские аккийцы, в отличие от ауховцев, принявших ислам» [Лаудаев У. Указ. раб. С. 11].

Видимо, на рубеже ХVI-XVII вв. другая часть аккинцев из владения Ших-мурзы (выход Аргуна на равнину) мигрировала на реку Мичик (Гудермесский район ЧР) [Волкова Н.Г. Указ. раб. С. 167-168]. Отсюда они уже переселились на современное место расселения, но когда это произошло – точно установить сложно. Вероятно это конец ХVII – начало XVIII вв., когда на равнине Северного Кавказа хозяйничали калмыки, от которых аккинцам и пришлось уйти под покровительство аварского нуцала на территорию удельного владения Саламеэр. В конце ХVII – начале ХVIII вв. чеченцы мигрировали с реки Мичик (Гудермес) в двух направлениях – часть поселилась близ Терека и получила название качкалыковцев, «другая часть, поселившись… в ущельях Акташа и Ямансу, получила название ауховцев» [См. Алиев Б.Г., Умаханов М.-С.К. Историческая география Дагестана ХVII – нач. ХIХ в. Махачкала, 1999. Кн. I. С. 158].

Некоторые авторы последнего времени пишут, что якобы граница между аккинцами и саламеэрскими аварцами проходила по реке Акташ (авар. – Ахдач [Сабиев С. Буртунай ва буртинисел (росдал тарих). МахIачхъала, 2005. Гь. 15 (на авар. яз.)]). Однако как видно из источников ХVIII в., эти заявления не соответствуют истине. Якоб Рейнегс, служивший в 1780-х гг. в Тифлисе и Астрахани, пишет: «При источнике реки Акдаш-суи поселился деревнями сильной и многочисленной народ, называемый губар, они не иначе для разбоя говорят совсем особливым и им только одним свойственным языком, которого ниже состоя их авуг не разумеет» [Дагестан в известиях русских и западноевропейских авторов ХIII – XVIII вв. Махачкала, 1992. С. 253]. Таким образом, в верховьях Акташа имелись аварские «деревни», населенные «народом», обозначенным в источнике «губар» или правильнее Хубар (название исходит от аварского хубал – «кладбище»; переход от «р» к «л» и обратно в аварском языке довольно частое явление, чему примером является образование имен Рамазан и Лабазан) – одного из поселений Саламеэра.

Наличие вокруг современного Алмака, бывшего центром западного Саламеэра, множества аварских поселений подтверждается наличием множества развалин на этой территории. В верховьях реки Ахдач-ор (Акташ) были расположены аварские поселения Эшехаб и Тамухъ, сейчас превратившиеся в летние стойбища для скотоводов Гумбетовского района, на территории которого они сейчас и располагаются [Расулов М. Седой Гумбет – мой край родной. Махачкала, 2001. С. 131]. Население этих поселений позже мигрировало в Ичкерию, где перешло на чеченский язык и ассимилировалось, превратившись в ичкеринский тейп Ишхой. Сейчас они в основном проживают в селении Ишхой-юрт ЧР, расположенном на левом берегу реки Аксай, напротив села Тухчар Новолакского района.

Севернее Эшехаба и Тамуха, на территории нынешнего Казбековского района, на северо-западных отрогах Цанта-меэр было расположено поселение Ясазулросо (авар. – «девушек селение»). Это поселение, расположенное к западу от ущелья Циркилкал (авар. ЦIиркъил-кIкIал – «тигриное ущелье»), не следует путать с одноименным поселением Ясазулросо, находившимся на территории чиркейских ныне земель. Жители Ясазулросо, позднее поселились в Алмаке.

Северо-западнее Алмака, на противоположной террасе, разделяемой речкой Ахдач-ор, было расположено селение Гъайлиб (от авар. диал. Гъалимаб – «девственный, дикий лес»). На западной окраине Саламеэра, на границе с Ичкерией располагалось плато, образованное правым притоком Ярыксу (авар. ГIорихъ – «у реки») – речкой Чунчбузул-ор (авар. ЧIунчIбузул гIор, от чIунчIби – названия обитающей в этой речке мелкой рыбы). На этой относительно плоской возвышенности располагались несколько аварских хуторов, чье население в 1944-м г. было переселено в Калининаул и Ленинаул. На водоразделе между ущельями Циркилкал и Чунчубузулкал был расположен хутор Гварда (авар. Гъварда – «у загона для скота»).

Вокруг Алмака были и другие поселения, перечислять которые нет необходимости, а ниже них ко второй половине ХVIII в. (в некоторых преданиях называется даже дата – 1757 г.) образовались два аккинских поселения – Акташ-аух (авар. – Ахдачаб) и Юрт-аух (авар. – Саларосо [Дибиров А. МагIарухъ жумхIурият (Дагъистан республика). Административияб рикьи. МахIачхъала, 2013. Гь. 35 (на авар. яз.)]). Г.-Р. А.-К. Гусейнов полагает, что поселение здесь аккинцев имело место между 1781 и 1797 гг. [Гусейнов Г.-Р.А.-К. К этимологии и историко-лингвистической интерпретации хоронима Аух // Актуальные проблемы диалектологии языков народов России: Материалы XII региональной конференции. Уфа, 2012. С. 53-54]. Ранее аккинцы населяли низовья рек Ямансу и Ярыксу, но видимо в конце ХVIII в. часть их переселилась и на Акташ/Ахдач. Как показывают вышеприведенные источники, Юрт-аух образовалось на месте расположения аварского селения Саларосо. На месте современного Ленинаула, как показывает анализ преданий и письменных источников, располагались аварские хутора Ахдачаб и Буртун (Бурсун), населенные жителями села Буртунай.

Согласно данным вышеприведенного автора 1780-х гг. на территории Саламеэра «находится еще поколение Бортуней, которое знатностию прежним не уступает и языком своим только одному известным от всех других народов отличается. Они имеют 7 стойбищ, которыя из 12 дворов состоят» [Дагестан в известиях русских и западноевропейских авторов ХIII – XVIII вв. Махачкала, 1992. С. 273]. Также этот автор свидетельствует, что буртунайцы граничат «с народом Губар (как мы выше видели, под ними подразумеваются саламеэрские аварцы, живущие вокруг Алмака – прим. Ш.Х.), с коими согласясь почасту грабят четченов, с которыми однако ж и сами нередко на добычу выезжают» [Там же].

В этом сообщении нас интересует свидетельство о распределении семей буртунайцев между 7 хуторами («стойбищами»), в каждом из которых якобы имелось по 12 дворов (около 100 жителей). Возникает вопрос о том, где располагались эти хутора. По преданиям буртунайских старожилов, один из этих хуторов до 1730-х годов располагался на берегу Акташа и назывался Ахдач [Сабиев С. Буртунай ва буртинисел (росдал тарих). МахIачхъала, 2005. Гь. 15, 16, 19 (на авар. яз.)] или Ахдачаб. Название это напоминает другой аварский ойконим Ахатли (авар. Ахакь – «в садах» или «внизу, под горой»), расположенный на правобережье Сулака. По крайней мере, очевидно, что корень у обоих названий один. К нему в случае обозначения реки добавлен суффикс места «-ч» (в аварской топонимии этому есть аналоги – Батлаич, Ахалчи, Арчо, Гадайчи, Харачи и т.д.).

В названии населенного пункта к названию реки добавлен словообразовательный суффикс имени прилагательного «–аб», хотя в ойконимии он играет роль локатива, обозначающего место расположения. К примеру, как и в данном случае, в названии Бакдаб (старая часть села Кахиб), без конечного «-аб» и так обозначено расположение селения, но к изначальному Бакъда (авар. – «на солнце», «на солнечном склоне»), добавлен еще и «-ба», который вкупе дает Бакдаб (этому также есть другие аналогии в аварской топонимии – Арчиб, Гочоб, Ассаб и т.д.). В итоге Ахдачаб – означает в переводе с аварского языка либо «в садах», либо «внизу, под горой». Сейчас аварцы называют «Ахдачаб» современное селение Ленинаул [Дибиров А. МагIарухъ жумхIурият (Дагъистан республика). Административияб рикьи. МахIачхъала, 2013. Гь. 35 (на авар. яз.); Здесь дана форма Ахчадаб].

В связи с этим наше внимание привлекает расположение на северной окраине современного Ленинаула хутора Бурсун, которое некоторые дылымские старожилы называли Буртун. Наличие на северной границе земель старого Ахдачаба хутора Буртун/Бурсун придает большей уверенности локализации одного из буртунайских хуторов ХVIII в. именно на месте современного Ленинаула. В преданиях указывается, что буртунайцы жили на данном месте до 1730-х гг., после чего видимо переселились чуть севернее и образовали сезонный хутор Буртун, который уже в начале ХХ в. заселили аккинцы, а с 1940-х гг. – дылымцы.

Другие хутора буртунайцев располагались в следующих местах [Сабиев С. Буртунай ва буртинисел (росдал тарих). МахIачхъала, 2005. Гь. 16-17, 30 (на авар. яз.)]:

1. Пихъил (авар. – «фруктовое») – на месте современного селения Тухчар Новолакского района, на его восточной окраине.

2. Гъурбахъ (авар. – «у переправы» Гъур?) – близ современного села Боргангечув. На восточной окраине селения в дубовом лесу располагался этот хутор, жители которого также как население Пихила в 1732 г. вынуждены были переселиться в местность южнее современного Узунотара/Тотурбийкала. Здесь на лесной опушке они образовали хутор Алихан-отар.

3. Шабаз – на месте современного селения Кокрек.

4. Буртинаросо (кум. – Буртунай-юрт) – на окраине современного Байрамаула.

5. ТIасияб Буртина (авар. – «верхний Буртунай») – на нижней окраине современного Гелбах. После переселения в начале ХVII в. значительной части коренного аварского населения Гелбаха в Эндирей, их сельхозугодья на арендных началах перешли к переселенцам из Буртуная. Сейчас в Гелбахе один из тухумов (Карщинаби) являются потомками жителей этого хутора.

Жители этих хуторов в большинстве своем были вынуждены переселиться в горы или близлежащие селения, из-за набегов калмыков, привлеченных на Северный Кавказ царем Петром I, а также из-за разлива реки Аксай (авар. Гъуру-гIор?).

Согласно преданиям, рассказанным жителем сел. Ново-Артлух Маликом Маматовым (1934 г.р.) предки буртунайцев до нашествия Тимура жили в селении Нуцабазулросо, развалины и кладбище которого ныне расположены между современными селами Иманалиросо и Бугьахъ (Ахсу). Во время нашествия Тимура жители Нуцабазулросо укрылись близ села Данух Гумбетовского района.

Видимо переселенцы составляли два тухума, поскольку в рассказанном предании говорится, что первые 40 семей образовали современное село Данух (от авар. Даб нохъо – «та пещера»; название местности, где поселились жители Нуцабазулросо). Второй тухум, получивший название Буртаби (авар. – «изготовители бурок») и состоявший из 30 семей, поселился чуть ниже по склону в местности МичIил гохI (авар. – «крапивный холм»). Сейчас это место также называется ЦIулал болъокь (авар. – «под деревянной лестницей»). Здесь, на противоположном склоне, через речушку, имеются и остатки кладбища буртунайцев (Буртабазул хабал).

Предки буртунайцев задержались близ Дануха недолго и переселились по левую сторону ущелья Теренгул. Здесь буртунайцы жили в течение ХVI-XVII вв., после чего в результате расселения буртунайцев по хуторам, на некоторое время единое селение Буртунай перестало существовать, пока снова не восстановилось в ХIХ в. В таком же положении находилась и община села Алмак, за одним исключением – у них постоянным центром на протяжении тысячелетия является старое селение Алмак, которое никогда за всю историю не лишалось населения.

Шахбан Хапизов
http://mkala.mk.ru/articles/2015/03/08/ … incev.html