쿺

Настоящий Ингушский Форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Настоящий Ингушский Форум » Всемирная история » Масуди "История Ширвана и аль-Баба"


Масуди "История Ширвана и аль-Баба"

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ИСТОРИЯ ШИРВАНА И АЛ-БАБА

ПРИЛОЖЕНИЕ III

MAС’УДИ О КАВКАЗЕ

В главе XVII знаменитого историко-географического труда Мас'уди, носящего название Мурудж ад-Дзахаб (“Россыпи золота”), мы находим единственное в своем роде систематическое описание Кавказа и его племен. Оно дает нам возможность вставить некоторые случайные ссылки Та'рих ал-Баб в общую картину. Наш новый источник, написанный около 150 лет после Мас'уди (Как указано во многих местах Мурудж, его сочинение завершено в 332г.х./943, но поправки вносились им и позже. В последней книге (IX, стр. 2) Мас'уди говорит, что пишет в 336г.х./декабрь 947. Свой последний труд—ал-Танбих Мас'уди закончил незадолго до смерти в 345г.х./956, в нем (BGA, VIII, стр. 97 и 175, франц. пер. Сагга de Vaux, стр. 139 и 283) сам автор говорит, что он тогда же закончил пересмотр Мурудж; размер которого увеличен был вдвое. Эта новая редакция до нас не дошла, но вполне возможно, что постепенно вносившиеся в текст поправки и добавления могли постепенно переходить и в современные списки с оригинала), помогает нам также ретроспективно осветить ряд темных мест у Мас'уди. Рассказ об объединении Ширвана фактически совпадает в обоих источниках, и мы можем теперь исправить некоторые ошибки, которые Мас'уди допустил в личных именах. Тот факт, что Мас'уди несколько неуверенно приводит имя правителя Лайзана (которого он из араба племени Шайбан превратил в потомка Сасанида Бахрама Гура), и некоторые другие детали заставляют усомниться, действительно ли сам географ был в Закавказье (особеннно в Ширване), но во всяком случае его источники были разнообразны и интересны.

В моем переводе главы о Кавказе я сосредоточиваю внимание на деталях, полезных для объяснения Т.-Б. Я пользовался изданием Барбье де Мэнара ( (Barbier de Meynard, Paris, 1863, II, стр. 1—76) и булакским изданием 1283г.х./1867 (I, стр. 85—100). Парижское издание было [189] большим достижением для своего времени, но после его опубликования прошло уже около столетия, и это чувствуется в интерпретации текста. В некоторых местах перевод Барбье де Мэнара несколько вольный, и я предпочел более буквальную передачу текста. Булакское издание соответствует парижскому, но пропускает ряд мест и неправильно передает многие личные имена; оно представляет интерес лишь из-за некоторых догадок относительно чтения арабских слов. Изложение Мас'уди довольно запутанное. Автор постоянно отходит от темы и возвращается к ней только после пространных рассуждений по поводу побочных вопросов. Стиль главы небрежен и напоминает компиляцию: автор по меньшей мере четыре раза возвращается к Ширвану и ал-Бабу (см. § 1 — 2, 10, 21, 29, 30). Для удобства ссылок я разделил текст на параграфы и опустил рассуждения Мас'уди, не относящиеся к Кавказу. Мои главные поправки касаются географических названий, таких, как Атил, Итиль (вместо Амол), Хурсан-шах и Вардан-шах (вместо Хорасан-шах и Задан-шах) и т. д. Я внимательно следил за важными комментариями Маркварта к тем местам главы XVII, которые он частично перевел в своих Streifzuege.

Мурудж ад-Дзахаб (Глава XVII)

(Стр. 1). Сообщение о горе Кабх со сведениями о различных народах, таких, как аланы, хазары, различные тюрки и бургары, и сведения о воротах ал-Баб вал-Абваб, и о царях и народах, окружающих их.

§ 1. Мас'уди говорит: гора Кабх (Кавказ) — великая гора, занимающая огромную площадь. Она вмещает много царств и народов (стр. 2). На ней живут семьдесят два народа, каждый из которых имеет своего царя и язык, отличный от других. Эта гора имеет много отрогов (ши'аб) и долин. Город ал-Баб вал-Абваб (Этот сложный термин (см. выше, стр. 119) следует здесь понимать как “город [главного] прохода и [других] проходов”. В дальнейшем мы цитируем альтернативную арабскую форму Баб ал-абваб 'Врата (горных] проходов') стоит на одном из отрогов (ши'аб) (Ши'аб — форма множественного числа и от ши'б 'горная долина', и от шу'ба 'отдел', 'отрог'. В данном случае более подходит последнее), и построил его Кисра Ануширван между горой и Хазарским морем. Он воздвиг ту [известную] стену из самого моря, в которое она вдается на одну милю (3 мили = 1 фарсаху = 12 тыс. дзира (локтей)); затем она [190] тянется вдоль горы Кабх, по ее вершинам, ущельям и долинам на расстояние сорока фарсахов, прежде чем достигнет крепости, называемой Табарсаран (Табаристан—явное недоразумение в тексте. Подстановка Табаристан вместо Табарсаран (см. выше, стр. 107)—обычная ошибка, но расстояние от Дербенда даже до верховья Рубас (реки Табарсарана) —только 65км (от 9 до 13 фарсахов). О стене см. выше, стр. 120. Быть может, Мас'уди имел в виду Дар-и Алан (Дариал), хотя даже по прямой линии от Дербенда до него 360км, т. е. от 50 до 70 фарсахов). Через каждые три мили, или больше или меньше, в зависимости от дороги, для которой служили ворота, Ануширван построил железные ворота. С внутренней стороны у каждых ворот он поселил отдельные племена, чтобы охранять ворота и примыкающую часть стены; все это для отражения опасности со стороны народов, живущих по соседству с этой горой (стр. 3), а именно от хазар, аланов, различных тюрков, сарирцев и других неверных. Протяженность горы Кабх вверх (и вниз?), в длину и ширину — два месяца [пути] и даже больше. Вокруг нее живут народы, сосчитать которых может только Создатель. Одни из отрогов (ши'аб) горы, как мы уже сказали, подходит к Хазарскому морю около ал-Баба. Другой отрог идет к упоминавшемуся морю Майтас (Мэотис, Азовское море), куда (?) выходит Константинопольский пролив. На этом море лежит Трапезонд (Трабзунда), прибрежный город, где ежегодно происходит несколько торгов (базаров), и на них для торговли приходит много народов, таких, как мусульмане, греки, армяне, а также люди из страны кашаков (касак(?), касоги-черкесы, см. ниже, § 38). Когда Ануширван построил город, известный как ал-Баб, с его стенами, тянущимися на море, на суше и на горах (стр. 4), он поселил там различные народы и их царей, которым он дал различные степени, отличив каждого царя особым именем и определив ему границы, как это сделал Ардашир б. Бабак в отношении царей Хорасана (См. перечисление их у Ибн Хурдадбиха, стр. 39). Среди царей, которых Ануширван назначил в этих местах и местностях, граничащих с исламскими землями в районе Барда'а, был царь, называемый Ширван, царство которого в соответствии с его именем называется Ширваншах. Каждый царь, правящий здесь, называется Ширван (В действительности Ширван — страна, а Ширваншах — ее царь. Та же ошибка встречается и у Ибн Хаукаля (стр. 254). Следует помнить, что каждый царь назывался Ширваншахом). Мас'уди говорит: его царство в настоящее время, т. е. в 332г.х./943, тянется на расстояние месяца пути (Это кажется преувеличением), так как он завоевал места, на которые Ануширван не давал ему[191] титула (васм), но он присоединил их к своим владениям. Царем в настоящее время (но лишь один бог всеведущ) (Эта формула указывает, что в данном случае Мас'уди писал по слухам или использовал чужие данные) является некий мусульманин по имени Мухаммад б. Йазид, который происходит от Бахрама Гура, и сомнений в его родословной нет (Тот факт, что Ширваншахи (или, более точно, Лайзанская ветвь их) претендовали на благородное происхождение от Сасанида Бахрама Гура, может объясняться каким-нибудь брачным союзом, заключенчым (уже в этот ранний период) с семьей одного из местных шахов, назначенных Ануширваном в пограничной полосе Дагестана (см. выше, Т. Б., § 48)). Точно так же царь Сарира является потомком Бахрама Гура (стр. 5). Таким же образом нынешний владетель Хорасана (Нух I б. Наср. Согласно Бируни (ал-Асар, стр. 39, пер. Салье, стр. 52) он происходил от Бахрама Чубина, что также явная выдумка генеалогов) является потомком Исмаила б. Ахмада, а Исмаил, несомненно, происходил от того же Бахрама Гура, как мы указали в нашем разделе о родословных.

Мухаммад б. Йазид Ширванский захватил город ал-Баб после смерти своего зятя Абдуллы б. Хашима (Надо: Абд ал-Малик б. Хашим), который был [потомком] одного из сподвижников (ансар) пророка и правил ал-Бабом. Они (эта семья?) поселились в этой области с того времени, когда Маслама б. Абд ал-Малик и другие ранние вожди ислама проникли сюда.

К царству Ширван около горы Кабх примыкает другое царство, которое называется Лайзан (Напечатано: Лайран, но см. другие варианты там же, II, стр. 445), а его царя зовут Лайзан-шах. В наши дни это царство занял царь Ширвана, что он также сделал и с другим царством, называемым Муканийа (Первым впечатлением было бы видеть здесь указание на раннее проникновение Ширваншахов на юг от Куры и Аракса (см. выше, стр. 107), но Мас'уди (см. ниже, § 28) определенно предупреждает нас против смешения двух мест, называемых Муканийа. Согласно Истахри (стр. 193), Лайзан был смежен с Ширваном, Муканийа и Кабала (Анбасийа, т. е. с княжеством Анбасы), а Мас'уди (стр. 68) подтверждает, что Кабала граничила с Муканом; из этого следует, что Мукан тянулся на север от Куры вдоль нижнего течения рек Гардаман, Гёк-Чай и Турийян; не совсем ясно, отличался ли он от грузинского Мовакана (между Курой и устьем Алазани). Под 22г.х./643 Табари (I, стр. 2666) говорит о гарантиях, предоставленных Букайром “Мукану, принадлежащему к горам ал-Кабх”).

§ 2. Оплотом (муаввал) царства Ширван является царство Лакз. Его бесчисленный народ живет в верхней части гор (стр. 6). Среди [лакзов] имеются неверные, не подчиняющиеся царю Ширвана. Они называются язычниками [192] Дуданийа (надо: Дидуванийа, Дидо) и не подчиняются никакому царю. Относительно их имеются любопытные сведения, как они ведут себя в брачных и торговых (?) делах (Здесь название лакз (лезгины) обозначает народы Южного Дагестана. О язычестве Дидо см.: Brosset, Histoire de la Georgie, I, стр. 473, и Вархушт, География, русск. пер., стр. 129).

Эта гора имеет долины, ущелья (ши'аб) и проходы, в которых живут племена, не знающие друг друга ввиду крутизны и недоступности гор, подымающихся к небу, обилия лесов и зарослей, потоков, низвергающихся каскадами, огромных скал и камней. Вышеназванный муж, именуемый Ширван[-шах], захватил в этих горах много царств, тех, что Кисра Ануширван предоставил другим царям, которых он назначил в этих местах. Из них Мухаммад б. Йазид присоединил к своему царству владения Х.расан-шаха (надо: *Хурсан-шаха) и Задан-шаха (надо: *Вардан-шаха?). Мы расскажем позже (см. § 29), как Мухаммад силой захватил царство Ширван [и] другие царства, тогда как ранее он, а до него его отец, правил только Лайзаном, а не другими царствами (стр. 7).

§ 3. За Ширваном в горах Кабх лежит царство Табарсаран (“Головы топорком”. В тексте ошибочно: Табаристан! Возможно, однако, что Табарсаран — народная этимология или переделка, отражающая какое-нибудь переселение в Дагестан колонии табаристанцев (в древности называвшихся тапур)). Правитель его в настоящее время мусульманин, племянник (сын сестры) того Абд ал-Малика, который был эмиром ал-Баба. Табарсаран — ближайший к ал-Бабу народ.

§ 4. Народ ал-Баба терпит много ущерба от царства *Хайдак (в тексте: Джидан), народ которого входит в состав земель хазарских царей (Глава о хазарах была недавно переведена: D. M. Dunlop, The history of the Jewish Khazars, 1954, стр. 204—15). Столицей [последних] был Самандар, город, лежащий на расстоянии восьми дней пути от ал-Баба. Он и сейчас населен народом из хазар; но так как в ранние дни ислама он был завоеван Сулайманом (надо: Салманом) б. Раби'а ал-Бахили, то управление (мулк) было перенесено оттуда в город Атил (Атил, или Итиль (около Астрахани). В тексте: Ам. л, по смещению с мазандеранским городом Амоль. Салман ал-Бахили был современником халифа Османа, см. Баладзури, стр. 198, 203—4) на расстояние семи дней от [Самандара]. Атил, там где теперь живет хазарский царь, состоит из трех частей, на которые его делит великая река [Волга], которая вытекает из верхних частей тюркских земель. От нее [около?] страны Бургаз (Бургар, Волжских булгар) отделяется рукав, который впадает в Майтас [193] (Мэотис) (Наш перевод единственно возможный по смыслу, но Барбье де Мэнар переводит нахва билад ал-Бургар 'рукав течет в направлении страны бургар'. Даже если Дон, по взглядам арабов, являлся рукавом Волги (см. ниже, § 8), он, чтобы впасть в Азовское море, должен был течь не “в направлении Бургар”, а в обратном от бургар направлении; нахва относится не к течению, а к пункту, около которого происходит отделение рукава) (стр. 8). Названная столица расположена по обоим берегам реки. В середине реки лежит остров, где находится резиденция (дар ал-мулк) правительства. Замок царя (То есть замок хакана, см ниже, стр. 195) расположен на одной стороне острова, который мостом из лодок соединяется с одним из берегов. Жители столицы — мусульмане, христиане, иудеи и язычники. Иудеями являются: царь, его окружение и хазары его рода (джинс). Царь принял иудейство во время правления халифа Харун ар-Рашида (170—98 гг.х./786—814). Ряд евреев примкнул к нему из других мусульманских стран и из Византийской империи. Причина в том, что император, правящий ныне, т. е. в 332г.х/943, и носящий имя Арманус (Роман) обращал евреев своей страны в христианство силой и не любил их (Мас'уди обещает рассказать о Романе “позже”)... (стр. 9) и большое число евреев бежало из Рума в страну хазар (Об этом Мас'уди говорил уже “в других своих трудах”)... Здесь не место рассказывать о принятии иудейства хазарским царем, поскольку мы об этом уже говорили в наших ранних работах.

Что касается язычников в [хазарском] государстве, то среди разрядов их находятся сакалиба [славяне] и русы, которые живут на одной стороне этого города (Атил). Они сжигают своих мертвецов вместе с их конями (букв, животными), утварью и украшениями. Когда умирает мужчина, его жену заживо сжигают вместе с ним, но если умирает женщина, то мужа не сжигают. Если кто-нибудь умирает холостым, его женят посмертно, и женщины горячо желают быть сожженными, чтобы с душами мужей войти в рай. Как мы упоминали, таков же обычай у индусов, но их жены без их согласия не сжигаются с мужьями.

(Стр. 10) Большинство в этом городе (или стране) составляют мусульмане, так как из них состоит царское войско. Они известны в городе как ал-ларисийа (арсийа, арисийа и т. д.) (По всей вероятности, аланы, которые жили сначала за Каспием на юг от Аральского моря. Арсийа звучит очень похоже на древнее аорси (по-китайски яньцай). По-персидски имя аорси стало ас (по-грузински оус-ет'и, отсюда по-русски ос-ет-ин). Согласно истории поздних Ханей “Хоу-Хань-шу” (X в.), гл. 118, л. 17б, имя Яньцай было изменено на Аланья (Алан, т. е. первоначально “ариец”), см. Bretschneider, Mediaeval researches,- II, стр. 87. Таким образом, устанавливается тождество аорси и алан. Вполне вероятно, что изменение имени было результатом перехода господствующей роли в объединении племен к другому племени или клану. Об аланах за Каспием см.: Бируни, Тахдид ал-амакин (ср. Худуд, стр. 481 и 445). Следы раннего р в имени ас можно найти, с перестановкой, в титуле хазарского полководца Рас-тархан, которое дает Йа'куби (II, стр. 446), т. е., вероятно, тархан Арсийа; но Табари (III, стр. 338) дает более позднюю (?) форму Ас-тархан. Ср. работу армянского историка VIII в.: Левонд, История халифов пер. К. Патканяна, 1862, стр. 92; “Раж-тархан из поколения Хатирлитбера (* Хазар-эльтебер)” при первых Аббасидах), и они являются переселенцами из окрестностей [194] Хорезма. В давние времена после возникновения ислама в их стране разразилась война и вспыхнула чума, и они переселились к хазарскому царю. Они доблестны и храбры и служат главной опорой (му'аввал) царя в его войнах. Они остались в его владениях (балад) на определенных условиях, одним из которых было то, что они будут открыто исповедовать свою веру, иметь мечети и призыв к молитве; также, что должность царского вазира будет сохраняться за ними, как и в настоящее время вазиром является один из них, Ахмад б. Куйа (или Куба); также что, когда у царя будет война с мусульманами, они будут стоять в его войске отдельно (вакафу муфридин) и не будут сражаться, но что они будут сражаться вместе с царем против других врагов— неверных. В настоящее время около 7 тыс. из них (стр. 11) садятся на коня вместе с царем, вооруженные луками, облаченные в панцири, шлемы и кольчуги. Среди них имеются и копейщики, вооруженные, как обычно у мусульман. У них есть и мусульманские судьи.

В хазарской столице по правилу семь судей (кади); два из них для мусульман; два — для хазар, которые судят в соответствии с Торой; два — для христиан, которые судят в соответствии с Евангелием, и один для саклабэс, русов и других язычников, которые судят согласно языческому [обычаю], т. е. по велениям разума. А когда представится случай большой важности, для которого у них нет знания, они собираются у мусульманских кади, судятся перед ними и следуют тому, что надлежит по шариату. Среди восточных царей этих стран только хазарский царь имеет войска, получающие жалованье (муртазика?) (Булакское издание, стр. 87: мин бурур '(войска) из отдаленных местностей (?)'). Всякий мусульманин в тех краях называется по имени этих лариси (стр. 12).

Русы и саклабы, которые, как мы уже говорили, язычники, [также] служат в войске царя и являются его слугами [195] (абид). В его стране, помимо ларисийа, находится много мусульманских купцов и ремесленников, которые наехали в страну хазарского царя ввиду справедливости и безопасности, [господствующих] там. У них есть соборная мечеть с минаретом, который возвышается над царским замком, а также и другие мечети со школами, в которых дети обучаются Корану. Если бы мусульмане и христиане вошли в соглашение, царь не имел бы средств [противостоять им].

Мас'уди говорит: в том, что мы сообщили, мы собственно имели в виду не царя (малика) хазар, а хакана (См. V Minorsky, Addenda to the Hudud al-Alam, — BSOAS, 1955, XVII/2, стр. 26). В действительности в хазарском государстве имеется хакан и существует правило, чтобы он находился в руках другого царя и в его дворце. Хакан пребывает внутри замка и не может ни выезжать, ни появляться перед придворными и народом, ни покидать (стр. 13) свое жилище, где вместе с ним живет его семья. От него не исходят ни приказы, ни запрещения, и он не принимает решений в государственных делах. Однако царь не управлял бы Хазарским царством должным образом (ла йастакиму), если бы хакан не был при нем в столице и бок о бок (ма'аху) с ним в замке.

Когда Хазарское царство постигнет голод или другое какое-нибудь бедствие, или когда против него обернется война с другим народом, или какое-нибудь несчастье неожиданно обрушится на страну, знатные люди и простой народ идут толпой к царю (малику) и говорят: “Мы рассмотрели приметы этого хакана и дней его, и мы считаем их зловещими. Так убей же его или передай нам, чтобы мы его убили”. Иногда он выдает им хакана, и они убивают его; иногда он убивает его сам; а иногда он жалеет и защищает его, в том случае если он не совершал никакого преступления, за которое он заслуживал бы [наказания], и не был повинен ни в каком грехе. Я не знаю, древен ли такой порядок или нов, но раз должность этого хакана принадлежит членам некой (определенной) семьи из их знати (Вместо ва иннама мансабу хакан мин ахли байтин би-а'йанихим, (булакское изд., стр. 87) дает: йунсабу хакан ли-ахли байтин ва а'йанихим), я полагаю, что власть (мулк?) находилась у них (у этой семьи) издавна, но один Господь бог всеведущ (стр. 14).

Хазары имеют челны (заурак), на которых они плавают из своего города вверх по реке, которая течет в их реку из[196] верхних мест и которая называется Буртас (Возможно, что под рекой Буртас подразумевается просто главное течение Волги, питающее тот рукав ее дельты, на котором стояла столица хазар. Менее вероятно, что название реки Буртас указывает на верхний плес Волги, где она течет с запада на восток. Этот плес арабы считали притоком главной реки Камы—Волги. См. Худуд, § 6, стр. 43—4. Marquart, Streifzuege, стр. 336, ошибочно считал реку Буртас за левый приток Волги, Самару (?). Ср. Бартольд (“Советское востоковедение”, 1940, I, стр. 45).
Возможно, что Мас'уди делает здесь сводку из разных источников); вдоль нее живут оседлые (хадира) тюркские племена, составляющие часть Хазарского царства. Их поселения тянутся непрерывно между Хазарским царством и бургарами. Эта река течет со стороны бургар (Мин нахва билад ал-бургар “по направлению от бургар”. Это разъяснение укрепляет аргумент в пользу того, что река Буртас есть главный (меридиональный) плес Волги, но нельзя вносить в текст больше ясности, чем в нем содержится), и суда (суфун) непрерывно ходят (тах-талифу) по ней между землями бургар и хазар.

§ 5. Буртас (Вероятно, древняя мордва, жившая на запад от Волги (см. Худуд, § 52)) — тюркское племя, живет, как ранее упоминалось, на реке, названной по его имени. Из их страны идут шкурки черных и рыжих лисиц, называемые буртаси. Одна черная шкурка достигает цены в 100 динаров или даже больше; рыжие дешевле в цене. Арабские и персидские цари гордились черными мехами (стр. 15), которые они ценили дороже, чем мех соболей, фанак (куниц) (Зверь все еще не ясен: fenecus arabicus 'маленькая сахарская лисица', по-французски fennec, по это неприменимо к северным районам. В работе G. Jacob, Welche Handelsartikel bezogen die Araber... aus d. nordischbaltischen Landern, 1886, стр. 16, делается различие между фанак и функ(?), который, согласно словарю Камус, является ценным мехом) и других подобных зверей. Цари имели шапки, кафтаны (хафатин) и шубы (да-вавидж), сшитые из них, и немыслимо [было], чтобы царь не имел кафтана (Персидское хафтан. В булакском издании подставлено слово ахфаф 'сапоги', но сомнительно, чтобы обувь делалась из ценных мехов) или шубы, подбитых этими черными лисицами буртаси.

§ 6. В верхней части хазарской реки есть проток (масабб 'устье'?) (За проток принят волок, существовавший между Волгой и Доном, см. ниже, § 9. Сообщение о рукаве не согласовано с другими сообщениями самого Ма'суди (I, стр. 273, и II, стр. 24)), вливающийся в залив моря Нитас (Понт) (Видимо, ошибка, вместо Майтас — Азовское море)— море русов, по которому не плавают другие [племена], и они (русы) обосновались на одном из его берегов (Время Мас'уди кажется слишком ранним для того, чтобы видеть здесь намек на Тмутороканское княжество).

Русы — громадное племя; они не подчиняются никакому [197] царю и никакому закону. Среди них есть купцы, которые постоянно ездят к царю бургар. Русы имеют в своей земле серебряные копи, вроде тех, что находятся в горах Панджхир в Хорасане (продолжение в § 8) (Истахри (стр. 226) и другие говорят о копях свинца (или олова) лишь на земле одного из трех племен русов, называемого ал-арсп, арга(?). Согласно рукописи Истахри в коллекции Chester Beatty, земля Артз прилегала к северной необитаемой пустыне. См. выше, стр. 146).

§ 7. Город Бургар стоит на берегу Майтаса (Мэотис), и я полагаю, что этот народ живет в Седьмом климате (То есть в самом северном поясе земель. В этом параграфе Мас'уди несколько раз путает булгар, живущих на Волге, с булгарами, живущими на Балканах. См. анализ этой главы: Marquart, Streifzuege, стр. 142—55). Они [особый?] род тюрков, и караваны постоянно ходят от них (стр. 16) в Хорезм, что в хорасанской земле, и из Хорезма к ним; но дорога пересекает (кочевья) других тюрков, и караваны [должны] охраняться от них (Махфуза минхум; Е. мухаффара. Дорога описана в полной редакции Ибн Фадлана (§ 17—43), на что Мас'уди как бы намекает). В настоящее время, когда идет 332/943 год, бургарский царь мусульманин; он принял ислам в дни Муктадира-Биллаха после 310/922 года (Это, по-видимому, отзвук посольства халифа к волжским булгарам в 309г.х./922, в котором участвовал Ибн Фадлан), когда он во сне увидел видение. Его сын уже раньше совершил паломничество, достиг Багдада и привез с собой для Муктадира знамя, савад (Савад буквально значит “чернота”. Барбье де Мэнар переводит это как “черные меха”. Д. Кауан предлагает мне толкование “черная одежда” (?). Возможно, в подлиннике говорилось нечто об аббасидских “черных знаменах”. В булакском издании: “И Муктадир придал ему (погрузил) лива ва бунуд ('штандарт и знамена')”) и дань (или деньги, мал). У бургар есть соборная мечеть. Этот (?) царь (Смешение двух булгарских царств: на Волге и на Дунае!) совершает походы на Константинополь с войском в 50 тыс. конников и более и рассылает свои грабительские [отряды] вокруг Константинополя (хаулаха) в страны Рима (билад Румийа) и Андалусии, к бургундцам (бурджан), галисийцам и франкам (ифранджа). От него до Константинополя около двух месяцев безостановочного пути через обитаемые земли и степи (мафавиз).

[Далее (стр. 16—8) идет рассказ от том, как в 312/824 году мусульмане из Тарсуса дошли до Константинопольского пролива, а затем до земель Фанадийа (Венеция?), где к ним примкнули бургары, которые сказали, что их царь находится по близости (Marquart (Streifzuege, стр. 151) вместо Бургар предлагает читать здесь Бажгар (Мадьяры), что сомнительно). По мнению Мас'уди, это доказывает, что бургары могут доходить до Константинополя.] [198]

(Стр. 18). В стране [волжских] бургар в течение части года ночи чрезвычайно коротки. Некоторые из них говорят, что человек не успеет сварить горшок [мяса], как настает утро (См. такой же точно рассказ у Ибн Фадлана, издание А.З.В. Тогана, 1939, § 50; изд. А. М. Ковалевского; 1956, стр. 135).

[Затем идет объяснение этого явления.]

§ 8. Русы состоят из многочисленных племен разного рода. Среди них находятся *урманы (норманны) (В тексте стоит ал-лудзгана, что объяснялось на разные лады как литовцы, лютичи и т. д., но в связи с другими вариантами арабской графики и общим смыслом (***) легко и удовлетворительно восстанавливается как (***) ал-урмана, ср. русскую “Начальную летопись”: урмане — норманны. См. перевод § 7 у Маркварта (Streifzuege, стр. 330—53; Дэнлопа, стр. 209, и A. Melvinger, Les premieres incursions des vikings en Occident, d'apres les sources arabes, Upsala, 1955, стр. 67)), которые наиболее многочисленны и с торговыми целями постоянно посещают страны Андалус, Рим, Константинополь и страну хазар. [Несколько времени] после 300/912 года около 500 судов их (маркаб) прибыли в пролив (халидж) Нитаса (Понта) (стр. 19), соединенный (муттасил) (Место, где стояла стража, можно было бы искать у Белой Вежи (около Цимлянской), но текст показывает, что Мас'уди мог думать о Керченском проливе или об устье Дона (?)) с Хазарским морем (sic!). Здесь находятся хорошо снаряженные люди хазарского царя. [Их задача] оказывать сопротивление каждому, кто идет с этого моря или с той стороны земли, части которой простираются от Хазарского моря до Нитас (т. е. Понта, Черного моря). Это [нужно] потому, что тюркские кочевники— гузы приходили зимовать в этих местах. Иногда рукав, который соединяет реку хазар (Волгу) с проливом Понта (Мас'уди имеет в виду Дон (который он сам, II, стр. 360. называет Тана'ис), впадающий в Азовское море. Он ошибается в том, что принимает волок между Доном и Волгой за рукав Волги, впадающий в Азовское море, но прав в том, что через волок люди могли переправлятся из Дона на Волгу и обратно. Соединение двух рек, воображаемое Мас'уди, было осуществлено на тысячу лет позже открытием канала Волга — Дон 1 мая 1952г.), замерзает, и гузы с их конями переправляются через него. Это большая вода, но она не расступается под ними потому, что [зимой] она крепнет, как камень. Так гузы (По-видимому, они появлялись из степей, тянущихся на запад от Дона) проходили на хазарскую территорию, и нередко, когда люди хазарского царя, поставленные здесь для отражения гузов, не могли удержать их, выступал сам царь, чтобы воспрепятствовать их прохождению по льду и отогнать их от своего царства; но [199] летом для тюрков нет пути для переправы. Когда суда русов доплыли до хазарских войск, размещенных у входа (фам) в пролив (Керченский пролив?), они снеслись с хазарским царем [прося разрешения] (стр. 20) пройти через его землю, спуститься вниз по его реке, войти в реку (канал, на котором стоит их столица?) (П: нахр, Б: бахр 'море или большая река') и таким образом достичь Хазарского моря, каковое, как упомянуто раньше, есть море Джурджана, Табаристана и других аджамских (иранских) областей, с условием, что они отдадут ему половину добычи, захваченной у народов, живущих у этого моря. Он разрешил им совершить это [беззаконие] (Абаха 'счел [недозволенное] дозволенным, доступным для всех'), и они вошли в пролив, достигли устья реки [Дона] и стали подниматься по этому рукаву, пока не добрались до Хазарской реки (Волги), по которой они спустились до города Атиль (То есть от Азовского моря до Дона, а затем, переправившись через волок, вниз по Волге) и, пройдя мимо него, достигли устья, где река впадает в Хазарское море, а оттуда [поплыли] в город Амоль (в Табаристане). Названная река (Волга) велика и несет много воды. Суда русов разбрелись по морю и совершили нападения на Гилян, Дейлем, Табаристан, Абаскун, стоящий на берегу Джурджана, на нефтеносную область (билад ан-наффата — Апшерон) и [на земли, лежащие] по направлению к Азербайджану (стр. 21). [Надо знать, что] расстояние от округа Ардебиль в Азербайджане до этого моря составляет три дня пути. Русы проливали кровь, делали что хотели (истабахат) с женщинами и детьми и захватывали имущество. Они рассылали [отряды], которые грабили и жгли. Народы, живущие на побережьях этого моря, пришли в смятение, так как в прежние времена не видали, чтобы враг наступал на них с моря (Это утверждение достойно внимания, но Мас'уди мог иметь в виду лишь впечатление от ряда вторжений, происшедших около 300/912 года. О них более сведений дают историки Мазандерана. См. выше, в разделе “Русы”, стр. 145) и по нему ходили лишь суда купцов и рыбаков (Мас'уди (I, стр. 274) говорит, что он сам проплыл от Абаскуна до Табаристана и других мест (ва гайриха). См. ниже, упоминание Мас'уди (II, стр. 25) об Алхуме). Русы сразились с гилянцами, дейлемцами (В булакском издании добавлено: “И [с] побережьем Джурджана и с отрядом (нафар) людей Мауди'а (Барда'а?), Аррана и С.флана (*Ширвана), [бывшим] вместе с (ма'а) военачальником Ибн Аби-с-Саджа”) и с одним из военачальников Ибн Аби ас-Саджа, а затем перешли на нефтеносный берег царства Ширван, известный как Бакух (***). По возвращении [с побережья] русы [200] укрылись на островах, которые находятся лишь в нескольких милях от нефтеносной [области] (Имеются в виду мелкие острова у входа в Бакинскую бухту (Нарген, Жилой, Артем и т. д.)).

Царем Ширвана в те дни был Али б. Хайсам. Сделав приготовления, жители на своих лодках (кавариб) и торговых судах поплыли к этим островам, но русы направились к ним (стр. 22), и тысячи мусульман были убиты и потоплены. Русы пробыли на этом море много месяцев, [и], как мы описывали, у народов не было пути к ним (русам?) иначе, как пересекши море. В отношении их люди держались в готовности и настороже, ибо (?) это море обильно (***) племенами, живущими вокруг него (Текст парижского издания нескладен, и булакский издатель переделал его так: “Ни для одного из тех, кто соседит с этим морем, не было пути к ним, и в отношении их люди держались в готовности и настороже, ибо они (русы) [были как] заливающее (***) море для живущих вокруг него”). Когда русы набрали добычи и им наскучили их приключения, они двинулись к устью Хазарской реки (Волги) и снеслись с хазарским царем, которому послали денег и добычи, как это было договорено между ними. Хазарский царь не имел [морских] судов (маркаб) (В отличие от речных челнов (см. выше, § 4, Мас'уди, II, стр. 14)), и его люди не умели обращаться с ними; но будь этого, мусульманам от него было бы больше бед. Ларисийцы и другие мусульмане царства [узнали] о том, что натворили [русы], и сказали царю: “Предоставь нам [расправиться] с этими людьми, которые напали на наших мусульманских братьев, пролили их кровь и полонили женщин и детей”. Царь не мог им помешать, но послал предупредить русов, что мусульмане решили воевать с ними (стр. 23). Мусульмане собрали войско и спустились вниз по реке, ища встречи с ними. Когда они оказались лицом к лицу, русы оставили свои суда. Мусульман было 15 тыс. на конях и в [полном] снаряжении; с ними были и некоторые из христиан, живущих в городе Атиль. Битва между ними длилась три дня, и Аллах даровал победу мусульманам. Русы были преданы мечу, убиты и утоплены. Спаслось из них около 5 тыс., которые на своих судах пошли к той стороне, которая ведет к стране Буртас (То есть по западному берегу Волги, вопреки предположению Маркварта (Streifzuege, стр. 337)). Они бросили свои суда и двинулись по суше. Некоторые из них были убиты буртасами; другие попали к бургарам-мусульманам, которые [также] поубивали их. Насколько можно было подсчитать, число тех, кого мусульмане убили на [201] берегу Хазарской реки, было около 30 тыс. (Это показывает, что первоначально русов было меньше чем 50 тыс.), и с того времени русы не возобновляли того, что мы описали (стр. 24) (Как раз в год, когда, писались эти строки (332г.х./943—4), произошел набег русов на Барда'а, описанный очевидцами, которых цитирует Мискавайх (Eclipse, II, стр. 62—7)).

§ 9. Мас'уди говорит: “Мы привели это сообщение, чтобы опровергнуть (?) тех, которые утверждают, будто Хазарское море соединяется с Мэотис (Азовским морем) и через Мэотис и Понт — с Константинопольским проливом. Если бы это было так, русы нашли бы выход, потому что Понт — их море, как уже упоминалось. Среди народов, соседних с этим (т. е. Хазарским) морем, нет расхождения мнений по поводу того, что море аджамов (а'аджим 'иранцев') не имеет проливов (халидж) для связи с каким-нибудь другим морем (Те же заключения были уже бегло приведены Мас'уди там (I, стр. 273), где он ссылается на своих друзей (торговцев, которые посещали русов и булгар), чтобы отрицать какую-либо географическую связь между двумя морями. Однако здесь Мас'уди как бы противоречит той теории, которую он сам излагал в § 6. Ошибка относительно соединения морей и рек, возможно, восходит к греческим авторам. См. о Птолемее у Маркварта (Streifzuege, стр. 153)). Это небольшое море, и знание его [легко] освоить. Что касается [набега] судов русов, то сведения о нем широко известны разным народам в этих странах. Год также известен: это случилось после 300/912 года, но [точная] дата ускользнула из моей памяти. Возможно, что те, кто говорит, что Хазарское море соединяется с Константинопольским проливом, полагают, что Хазарское море — то же море, что и Мэотис с Понтом, но последнее является морем (стр. 25) [дунайских] бургар и русов, но Бог лучше знает, как обстоит это дело.

Побережье Табаристана лежит на этом Хазарском море, и здесь стоит город Алхум, который является портовым городом, близким к побережью, и между ним и городом Амоль час дневного пути (Возможно, что Мас'уди переставил буквы на арабский лад: ал-Хум (?) вместо Ахлам, как это место называется в Истории Табаристана Захир ад-Дина и в настоящее время. Округ Ахлам лежит на берегу Каспия, в 20 км на северо-запад от Амоля, на западном протоке реки Хараз-Пей (Хар-хаз-пей), ср. Мельгунов, О южном, береге Каспийского моря, 1863, стр. 164, 171, и Rabino, Mazandaran, 1928, стр. 32 (и примечание)). На побережье Джурджана стоит город Абаскун, приблизительно в трех днях пути от Джурджана. У того же моря живут и жили (гилянцы) и дейлемцы, и торговые суда ходят между ними и *Атилем (В тексте вместо Атиль стоит Амоль, но этот город не является портом. Бахр ал-хазар здесь надо понимать не как “море”, а как “большая река”) и входят в Хазарскую реку. Суда также плавают по нему (Каспию), [202] двигаясь между местами, которые мы упоминали на южном побережье до Бакух (***), где находятся копи (источники) белой нефти и других [минералов]. В мире нет другого места, производящего белую нефть, но только Господь всеведущ. Место это лежит на берегу Ширвана. В этой нефтеносной области (ан-наффата) есть вулкан ((***), греческое атмэ 'дых;'. Речь, вероятно, идет здесь- о “вечном огне” в Сураханах внутри святилища, построенного индийскими (пенджабскими) поклонниками. См. А. V. Jackson, Front Constantinopole, 1911, стр. 42—47. Я хорошо помню время когда пламя вырывалось из земли, но теперь выход газа закрыт, как я убедился 28 августа 1960 г.), который является одним из огнедышащих источников; он никогда не перестает бить, и [над ним] взлетают языки пламени (татадарраму ас-су'ада?). Против этого берега на море есть несколько островов (стр. 26): один из них лежит на расстоянии трех дней пути от берега и имеет огромный вулкан (атма), который в разные времена года издает свист (тасфиру) (Булакское изд.: тазфиру/ 'потрескивает'), и огромное пламя вырывается из него и поднимается в воздух на высоту высочайшей горы. Оно освещает большую часть моря, и это явление видно с суши на сотню фарсахов (Быть может, горящий среди моря нефтяной фонтан. На старой пятиверстной карте есть такое указание на пути из Ашурада в Баку). Этот вулкан похож на гору Буркан (“Вулкан”, Этну) в Сицилии, которая лежит во владениях франков и поблизости от земель Ифрикийа (Туниса), относящихся к Магрибу.

(Далее идет описание (стр. 26—7) вулканов во владениях Махараджи (на Суматре) и в Шихре в Аравии (стр. 27)]. В Хазарском море другие острова лежат против побережья Джурджана (См. Худуд, § 4, стр. 38: Дихистанан-сар (видимо, где-то около устья Гюргеня)), где ловятся белые соколы породы, наиболее отзывчивой на зов [хозяина] и в кратчайший срок привыкающей [к нему]. Однако у этой породы есть недостаток: охотники ловят соколов на острове и кормят их рыбой, а когда пища меняется, они слабеют.

0

2

[Затем идет длинное рассуждение о соколах (стр. 27—39)].

§ 10. (стр. 39) Вернемся теперь к описанию ал-Баб вал-абваба и племен, живущих поблизости от Стены и горы Кабх (Кавказ). Мы сказали (§ 4), что вреднейшим (шарр) из таких соседних народов является княжество Хайдак (в тексте: Джидан). Его царь — мусульманин, который заявляет, будто он араб из [племени] Кахтан. В настоящее время, а именно в 332/943 году, он известен как Салифан, и в его государстве нет других мусульман, кроме него, его сына [203] и семьи. Я думаю, что этим прозвищем зовутся все цари этой страны (См. выше, в комментарии к разделу “Хайдак”, стр. 126).

§ 11. Между Хайдаком и ал-Бабом живут мусульмане арабы, которые не говорят хорошо ни на каком языке, кроме арабского (См. приложение V). Они живут в лесах, зарослях, долинах и вдоль больших рек, в селениях, в которых они поселились в то время (стр. 40), когда эти места были завоеваны теми, кто устремился сюда из арабских пустынь. Они живут на границе с царством Хайдак, но защищены от него зарослями и реками. От них до города ал-Баб около трех миль (один фарсах), и жители ал-Баб приходят им на помощь.

§ 12. Со стороны Кабха и Сарира Хайдак граничит с [землей] царя, называемого Б.рзбан (Марзубан?) (Марзубан — “Хранитель пограничной области”. Относительно соответствия б//м ср. Brosset, перевод “Истории” С. Орбеляна, ср. 246: Рум-Кала “аu confluent de la riviere Marzeban, ou Barzeman et de l'Euphrate”. Cp. A. Noldeke, Der Euphrat von Gerger-bis Djerebis, — “Petermanns Mitt”, 1920, LXVI, 53—4 (табл. 3): Merziman), который мусульманин, и город его называется К.р.дж. (*Карах). Они вооружены булавами. Каждый правитель этого царства зовется Б.рзбан (см. выше, стр. 139).

§ 13. За этой землей лежит владение (мулк) Гумик (Позже Гази-Кумух, Кади-Кумух, теперь Лак). Его жители — христиане — не подчиняются никакому царю, но имеют начальников (ру'аса) и живут в мире с царством Алан.

§ 14. Затем в сторону Сарира и гор — владение Зарика-ран (Зирих-Гаран), что означает “Мастера кольчуг” (Жители селения Кубачи, которые продолжают славиться своим древним ремеслом, говорят на диалекте даргинской группы языков (см. выше, стр. 140)), потому что большинство из них делает кольчуги (стр. 41), стремена, уздечки, мечи и другие роды оружия из железа. Они исповедуют различные религии: ислам, христианство и иудейство. Их страна (балад) гористая, и это защищает их от соседей.

§ 15. Затем идет [владение] царя Сарира, который зовется Филан-шах (Килан-шах?) и исповедует христианство (О Сарире см. выше, стр. 132 и приложение IV. Я сильно сомневаюсь относительно отождествления царя Сарира с Филан-шахом (см. выше, стр. 137)). Как мы уже упоминали в этой книге (см. § 1), он — потомок Бахрама Гура и получил титул “Владетеля трона” (сахиб ас-сарир), потому что Йездегирд, последний сасанидский царь, отступая после поражения, отослал в это царство [204] свой золотой трон, свои сокровища и имущество с неким потомком Бахрама Гура, чтобы тот хранил их до его (Йездегирда) прихода. Затем Йездегирд отправился в Хорасан и был убит там в правление халифа Османа б. Аффана, как уже упоминалось. Этот человек поселился в этой области и захватил в ней царскую власть, и престолонаследие (стр. 42) осталось в его семье. Его стали называть “Владетель трона”, а его столица называлась Дж.мр.дж (*Хумзах, или Хунзах). У него было 12 тыс. селений, из которых он набирал столько слуг (или рабов, йаста'биду), сколько желал. Его страна суровая, и по этой причине недоступная, будучи расположена на одном из отрогов Кабха. Царь совершает нападения на хазар и одерживает победы над ними, потому что они на равнине, а он в горах.

§ 16. Затем следует царство Алан (ал-Лан), царь которого называется К.рк.ндадж (?), что является общим именем для всех их царей (Ибн Руста, стр. 142, дает аланскому царю титул багатар, см. приложение IV. К.рк.ндадж — возможно, турецкий почетный титул (кэр-кун-дедж). Элемент кэр встречается во многих турецких именах и словах (Кэр-Буга, кэр-балык); вторую часть имени можно сравнить с родовым именем эмира северокавказского (хазарского?) происхождения Исхака б. Кундаджа (см. Табари, III, 1877) или Исхака б.Кундаджика б.Урхура (?) (там же, III, 1930), упоминаемого в годы 259—69/872—82. Ср. Marquart, Streifzuege, стр. 18, и Dunlop, стр. 61. Ср. титул одного из мадьярских сановников к.нда, приводимый в Худуд, стр. 323), подобно тому как Филан (Килан ?)-шах — имя всех царей Сарира. Столица Алана называется *Магас (в тексте (***)), что означает “Муха” (П: (***) 'благочестие'; булакское издание: (***) 'кротость'. Надо читать: (***) 'муха' (по-персидски магас), см. V. Minorsky, The ancient capital of the Alans, — BSOAS, 1952, ХVI/2,стр. 221—38). Помимо этого города, царь владеет замками и местами отдохновения и [время от времени] переезжает туда на жительство. Между ним и царем Сарира существуют брачные связи, поскольку каждый из них женился на сестре другого (стр. 43). При появлении ислама и при Аббасидах цари Алана приняли христианство, тогда как до этого они были язычниками. После 320/932 года они отреклись от христианства и прогнали епископов и священников, которых византийский император раньше им прислал.

§ 17. Между царством Алан и горой Кабх имеется замок и мост через большую реку (Терек). Этот замок называется “Аланский замок” (кал'ат ал-Лан) (В Дарьяльском ущелье (дар-и алан 'ворота аланов')). Он был построен в давние дни одним из ранних персидских царей по имени [205] *Испандийар б. Биштасф. Он поставил в этом замке людей, которые мешали аланам доходить до горы Кабх, а у них нет другой дороги, кроме как через мост под замком. Замок стоит на крепкой скале, и нет способа овладеть им или войти в него иначе, как с согласия тех, кто находится в нем. Этот замок, построенный на скале, имеет источник пресной воды, который, сбегая с вершины скалы, выходит в середине замка. Последний (стр. 44) известен среди крепостей мира своей недоступностью. В своих стихотворениях персы упоминают [этот замок] и то, как *Испандийар б. Биштасф построил его. [Этот] Испандийар вел много войн с разными народами Востока. Это он ходил в страны самых далеких тюрков и разрушил Медный город (Мадинат ас-суфр — по-персидски Руйин-диз), который был чрезвычайно недоступен и о взятии которого нельзя было мечтать (Буквально: “который имел высокую ступень неприступности”); у персов [его крепость] стала поговоркой. Подвиги Испандийара и то, что мы рассказали о нем, описываются в книге, известной под заглавием *Китаб ал-пайкар (“Книга сражений”) (Как восстановлено Марквартом {Streifzuege, стр. 166). В тексте: ал-б.нк.ш.), которую Ибн ал-Мукаффа перевел на арабский язык. Когда Маслама б. Абд ал-Малик б. Марван пришел в эту страну и подчинил ее народ, он поселил несколько арабов в этом замке, и до наших дней они стерегут это место; запасы провианта время от времени доставляются из благотворительных [сборов] (Я читаю мин ал бирр мин сагр Тифлис. Барбье де Мэнар переводит: “по суше (мин ал-барр)”, хотя поблизости нет морей. Арабисты, к которым я обращался, предлагали мне чтение мин ал-бурр 'провиант из пшеницы', но это слишком сужало бы нужды гарнизона. Я сохраняю свое чтение, особенно ввиду следующего сагр 'пограничье', старая русская украина. Таким же образом из Ширвана и особенно из бакинского нефтяного района шла благотворительная помощь защитникам “пограничной области” Дербенда (см. выше, текст Т.-Б., § 7 и комментарии к § 9)) из тифлисского пограничья (сагр). Между Тифлисом и этим замком (стр. 45) пять дней пути [среди] неверных. Даже если в замке был бы один человек, он мог бы помешать [войскам] всех неверных царей пройти через это место, поскольку замок [как бы] висит в воздухе и господствует над дорогой, мостом и рекой.

Аланский царь выступает [в походах] с 30 тыс. всадников. Он могуществен, мужествен, очень силен и ведет твердую политику среди царей. Его царство состоит из непрерывного ряда поселений: когда утром запоют [где-нибудь] петухи, ответ им доносится из других частей царства ввиду чересполосицы и смежности селений. [206]

§ 18. За царством аланов находится народ, называемый кашак (т. е. черкесы) (Правильнее было бы Касак; ср. по-осетински: Касаг; по-старорусски: касог. См. Marquart, Streifzuege, стр. 161. Мас'уди, возможно, находился под влиянием народной персидской этимологии (см. ниже). Название “черкес”, вероятно, состоит из чахар-Кас 'четыре [клана] Кас'; у Рашид ад-Дина (изд. Березина, VII, стр. 2): джаркас (т.е. чар-Кас)) и живущий между горой Кабх и Румским (Византийским) морем. Этот народ исповедует религию магов (Мусульманские авторы применяют название маджус к древним руссам и норманнам, по-видимому, из-за их обычая сжигать мертвых, описанного у Ибн Фадлана (изд. А.З.В.Тоган, § 88—92; изд. Ковалевского, 1956, стр. 142—6). Это “сжигание на корабле” (ship-burial) могло быть неправильно понято как “огнепоклонничество”, что явствует из слов Марвази (изд. В. Минорского, стр. 22 и 117): “саклабы сожигают мертвых, ибо они огнепоклонники”. См. Melvinger, поправка к стр. 81. Я не смог выяснить,
существовали ли подобные обычаи у черкесов, среди которых ко времени Мас'уди были и христиане). Среди племен этих мест нет народа более изысканной наружности, с более чистыми лицами, нет более красивых мужчин и более прекрасных женщин, более стройных, более тонких в поясе, с более ясной (азхар 'выпуклая') линией бедер и ягодиц, и [вообще] нет народа лучшей внешности, чем этот. Наедине их женщины (стр. 46), как описывают, отличаются сладостностью. Они одеваются в белое, в румскую парчу, в ярко-алую ткань (сиклатун) и в различные парчовые ткани, затканные золотом. В их стране производятся различные ткани из льна (П: каттан, но булакское изд.: канб 'конпля'.?) того сорта, который именуется тала(?) 'золото' и который более тонок и носок, чем сорт дабики; один отрез его стоит 10 динаров, и он вывозится в соседние страны ислама. Такие же ткани вывозятся и смежными народами, но славится сорт, вывозимый этими [кашаками]. Аланы более мощны (мустазхира 'ала), чем кашаки, которые не могли бы справляться (ла тантасиф мин) с аланами, если бы их не защищали крепости на морском побережье.

По поводу моря, у которого они живут, мнения людей расходятся: одни полагают, что это Румское море, а другие— что это Нитас (Понт) (Это показывает, что Мас'уди использовал различные сообщения. Его описание черкесов, видимо, основано на рассказах черноморских купцов. Даже в своем позднейшем ат-Танбих Мас'уди не обнаруживает ясного знания географии черноморского бассейна). Во всяком случае, по морю от них недалеко до земель Трапезонда, откуда товары идут к ним на кораблях (стр. 47) и с их стороны также отправляются [корабли] (См. выше, §1). Причина их слабости по сравнению с аланами в том, что они не допускают (тарк) назначить над собой [207] царя, который объединял бы их слова (объединял их вместе). В таком случае ни аланы, ни какой-либо [другой] народ не мог бы выжить (не потонуть). Их название обозначает по-персидски “гордость”, “хвастовство”, поскольку персы называют высокомерного гордого человека кашак (По-персидски каш 'гордый').

§ 19. За этой прибрежной нацией следует нация, чья страна называется Семь земель (ас-саб'булдан). Это большое и хорошо защищенное племя. Его земли простираются далеко, но я не знаю, к какой из наций (миллат) оно принадлежит и какова его религия (Согласно “Армянской географии”, Европейская Сарматия имеет “семь круглых гор”, воды которых образуют одну большую реку (изд. A. Soukry, стр. 16, 21—22); возможно, что это северные “Рипейские” горы. Ф. Брун (Черноморье, II, Одесса, 1880, стр. 313) указывал, что саб 'семь' может быть легко восстановлено как тис' 'девять' и в таком случае данные Мас'уди можно бы сопоставить с “девятью климатами” Хазарии (Константин Багрянородный, De administrando imperio, изд. Moravcsik, § 10), смежными с Аланией. Оттуда шли все средства к жизни и богатству хазар. Однако эти “климаты” лежали, видимо, между Хазарией и Аланией (быть может, около Беш-Тау — Пятигорска), а не примыкали к черкесам (как будто по прибрежной линии?). В виде альтернативы Брун (II, стр. 316) отождествляет “семь земель” с теми булгарами, которые в 679г. не последовали за Аспарухом на Дунай, а остались с Байаном на старом обиталище около Азовского моря. А. Куник (стр. 316) предполагал, что это русы, которым хазары уступили часть дельты Кубани (?). Все это не окончательные гипотезы. Ясно лишь одно: говоря о землях на северо-запад от аланов и кашаков, Мас'уди теряет твердую почву действительности).

§ 20. К ним примыкает другое большое племя, отделенное от кашаков рекой, которая по величине подобна Евфрату и впадает в Нитас (Понт), на котором стоит Трапезонд. Оно называется Ир.м (Ир.м остается загадкой. Булакский издатель, отождествив это имя с названием рая (Ирем, Эрем) в Коране (LXXXIX.6), прибавил к тексту дзат ал-'имад Ирем, имеющий колонны'! Большая река, отделяющая кашаков от Ир.м, скорее Дон, чем Кубань, ввиду фантастического рассказа о гигантских рыбах, который должен относиться к Азовскому морю. Византийский автор Иоанн Цеце (1110—80) говорит, что “скифским” названием
Мэотиды (в греческой транскрипции) было Кармпалук, т.е. *Кэрбалук, что Цеце объяснаяет как “город рыб”. Маркварт переменил это толкование на “гигантская рыб” (ср. турецкие кар//кэр в таких именах, как Кэр-Буга и т.д). См. “Keleti szemle”, 1910, XI, стр. 1—26, с поправкой в “Ungarische Jahrbucher”, 1924, IV, 3—4, стр. 327, и в “Wehrot und Arang”, 1938, стр. 57, 134, 188. Вероятно, громадные осетры (acipenser huso “по-скифски” аттакайос, см. Геродот) поражали воображение древних авторов. Предания о
рыбах могли связываться даже с древним Боспорским царством, название столицы которого Пантикапея (нынешняя Керчь) В. И. Абаев недавно объяснил, как “путь рыбы”. Рассказ Мас'уди мог относиться к древним булгарам, остававшимся у Азовского моря, или к мадьярам, жившим в местности Лебедиа (в тех же местах), см. Худуд, § 22) и состоит из удивительных (или странных) людей (стр. 48). Их вера (ара 'мнения') [208] язычеcкая. К этой стране на этом побережье относится любопытное (тариф) сообщение: ежегодно к ним приплывает рыба, и они вкушают от нее; затем она приплывает опять и поворачивается к ним другим боком, и они вкушают от него, а мясо уже отросло на том месте, где они брали его в первый раз. Рассказ об этом племени распространен в странах неверных (Рассказ этот отражает и древние предания об Александре Македонском и стене, которую он построил против народов дальнего севера (Гогов и Магогов): по словам Ибн Факиха (стр. 289), море ежегодно выкидывало для их пропитания две рыбы. Как уже говорилось выше, существовали древние поверья о том, что Азовское море где-то соединялось с северными морями. См. Тахир Марвази, изд. В. Минорского, стр. 114. Ср. Ибн Фадлан, мешедская рукопись, л. 208, и Абу Хамид Гарнати, — JA, июнь 1925, стр. 118).

§ 21. К территории, заселенной этим племенем, примыкает побережье, которое тянется среди четырех гор; каждая из них неприступна и выдается высоко в воздух. Между четырьмя горами расстояние около 100 миль по равнине (сахра). В середине последней имеется круглая впадина, как будто ее очертили циркулем. Ее окружность имеет вид ямы, вытесанной в твердой породе. Вокруг этой впадины около 50 миль; она идет непрерывным вырезом вниз, но похожа на стену, построенную снизу вверх. Дно [впадины] находится на глубине около двух миль (стр. 49), и нет способа достичь ровного дна этого круга. По ночам в разных местах ее видно много огней, а днем видны селения, возделанные земли ('ама'ир), реки, текущие среди них, люди и животные. Все это, однако, видно в уменьшенном объеме (литаф ал-адж сам) ввиду большого расстояния до дна. Неизвестно, что это за люди; им нет возможности выйти ни с какой стороны. А тем, кто наверху, нет возможности спуститься к ним (Это фантастическое описание, быть может, внушено степями Северного Крыма, как они видны с вершины Крымского хребта).

За этими четырьмя горами вдоль берега имеется другая впадина, которая неглубока и покрыта лесами и зарослями (Возможно, что здесь речь идет о лесистом южном склоне Крымского хребта. Так как в Крыму нет обезьян, то источник Мас'уди мог употребить слово куруд 'обезьяны' только иносказательно в отношении многонационального населения Крымской ривьеры, а Мас'уди принял рассказ всерьез и разукрасил его). В ней живут различные обезьяны с прямым станом (мунта-сибат ал-камат) и круглыми лицами. Большинство из них похоже на людей, хотя они покрыты волосами. Когда в редких случаях удается хитростью поймать обезьяну, оказывается, что она имеет развитые умственные способности и [209] понятливость; у нее лишь нет языка, чтобы говорить, но она понимает все, что (стр. 50) ей передают знаками. Иногда обезьян везут царям тех стран и учат стоять с опахалами над их головами в часы еды, потому что обезьяна имеет способность распознавать яд в пище и питье. [Царская] пища ставится перед обезьяной, которая нюхает ее; затем часть пищи бросается ей: если она ее ест, царь ест ее тоже; если же она воздерживается, то понятно, что пища отравлена, и царь таким образом предупрежден.

[Рассуждение об “обезьянах вообще” продолжается на стр. 50—9, а за ним следует (стр. 59—64) рассказ о четырех тюркских племенах: баджни (чепни?), баджгурд, биджанак (печенеги) и нукарда (Возможно: Новгородская вольница “бродники”, жившие среди тюркских кочевников (см. выше, стр. 151)), которые жили на запад от аланов и которые в 320г.х./932 напали на Византийскую крепость В.л.н.д.р (См. Marquart, Streifzuege, стр. 60—74, Dunlop, стр. 212)].

(Стр. 64) Мы возвратимся теперь к описанию горы Кабх, Стены и ал-Баб вал-абваба. (Стр. 65) Мы уже приводили некоторые сведения о народах, живущих в этой стране, а сейчас закончим сообщение (На этот раз рассматриваются местности в направлении на юг, вдоль Черноморского побережья, а затем на восток от Черного моря к Каспийскому).

§ 22. Народ, соседний со страной Алан, называется абхаз (Здесь Мас'уди, видимо, описывает вместе народ абхазцев и связанную с его царским домом династию Западной Грузии; резиденцией последней служил Кутаис, но во времена Мас'уди она продвигалась на восток, обходя лишь Тифлис). Абхазцы исповедуют христианство и сейчас имеют своего царя, но аланский царь главенствует (мустазхир) над ними. Живут они около горы Кабх.

§ 23. К ним примыкает царство Джурзийа (Грузия). Это большой народ, они — христиане и называют их джурзан. Они теперь имеют царя, он зовется ат-Таби'и (Здесь речь идет о грузинской династии Багратидов Чорохского бассейна. Как предложил Маркварт (Streifzuege, стр. 186), вместо (***) в изд. Барбье де Мэнара надо читать (***) ал-манбаги, и эта гипотеза подкрепляется той рукописью Мас'уди, которую цитирует Броссэ (стр. 281), в рукописи не дано лишь диакритических точек. Титул этот соответствует грузинскому мам-п'али 'царь-отец', который существовал у ветвей дома западных Багратидов. См. Константин Багрянородный, De admin. imperio, гл. 46. мампалис. Ср. С. Джанашиа, История Грузии, 1946, стр. 160. Форма Мас'уди, в которой л заменено г (мампаги), позволяет предполагать в ней армянского посредника), а столица [210] этого царя называется Масджид дзил-Карнайн (“Мечеть Александра”. Македонский царь, как видно, упомянут лишь для указания на древность города. Масджид — на некоторых арабских диалектах масгид— посильная арабская передача грузинского названия Мцхет. Мцхет (лежащий на запад от Тифлиса) мог принадлежать скорее юго-западным Багратидам, чем так называемой “Абхазской” династии западных грузин). Абхазцы и грузины платили харадж владетелю пограничной области (сагр) Тифлис с того времени, как Тифлис был завоеван и в нем поселились мусульмане, до времени Мутаваккила. В Тифлисе был человек по имени Исхак б. Исмаил (О нем см. комментарии к § 5 Т.-Б.), который с помощью бывших с ним мусульман властвовал над соседними народами, и они покорялись ему и платили подушную подать (джизйа) (стр. 66). Он повелевал всеми, кто здесь был, пока Мутаваккил непослал Буга, который вошел в пограничную область Тифлис. Он оставался там, ведя бои, и наконец взял [Тифлис] силой оружия и предал смерти Исхака за то, что тот был захватчиком этой области. Среди людей этой и других стран, занимающихся историей этого мира, известны предания [об-этом Исхаке], но было бы долго их приводить. Я думаю, что он был Курайшитом из рода бану Умайа или примкнувшим к ним. С того времени до настоящих дней в пограничной области Тифлис страх перед мусульманами исчез, и соседние владения вышли из повиновения и прирезали себе большую часть тифлисских поместий (дийа). Пути проникновения из стран ислама в пограничную область Тифлис оказались прерваны [так как] они шли через земли этих племен неверных, ибо ими была окружена пограничная область (Ср. Abu-Dulaf's travels in Iran (ок. 950 г. н. э.), изд. В. Минорского, Каир, 1955, § 15). Однако [сами] обитатели ее полны силы и смелости, несмотря на то что их окружают упомянутые земли.

§ 24. К царству Джурзан примыкает страна (стр. 67), называемая Самсхи (То есть Самцхе 'три крепости', в районе Ахалциха на левом берегу Куры, до ее поворота на восток. Баладзури (стр. 202) упоминает о покорении Самсхи (написано через “син”, в отличие от “сад” у Мас'уди) Хабибом б. Маслама (после 625 г.). Во времена Мас'уди Самцхе оказался между владениями “абхазской” династии и владениями Багратидов. Несколько веков позже Самцхе именовался Саатабаго от титула его правителей атабеков, обособившихся от Багратидов), которая состоит из христиан и язычников и не имеет царя.

§ 25. За ним, между пограничной областью Тифлис и уже упомянутой крепостью “Аланские ворота” (§ 17), лежит царство Санария (Цанар) (По-грузински ц'анар — мужественные горцы, жившие у Кавказского перевала, позже расширившие свои владения на восток, в Кахетию (см. Худуд, стр. 400). Мас'уди (§ 26) считает их соседями Шакки, т. е. смешивает их с кахетинцами, тогда как основные цанары, вероятно, были чеченского происхождения. Они, конечно, не имели ничего общего с араб-скими племенами. Ср. V. Minorsky, Caucasica(IV), — BSOAS, 1953, XV/3, стр. 505—12), царь которого называется [211] корискус (греческое хорэпископос), что является обычным титулом здешних царей. Они христиане, но претендуют на происхождение от арабов, а именно от Низара б. Ма'адда б. Мудара, а затем от ветви (фахз) семьи Укайл, поселившейся здесь с давних времен. В этой страна они господствуют над многими [местными] народами.

[Далее идет отступление по поводу племени Укайл, его союза (булакское издание: мухалафатун 'вражды') с Мазхиджами, которых Мас'уди встречал в Йемене и которые являются единственными из Низар, поселившимися в той стране]. (Стр. 68) Санары утверждают, что они отделились, от низар в давние времена и что они те, кого мы называли среди народов в стране Ма'риб [в Йемене].

§ 26. За царством Санар идет Шакин (О Шакки см. выше, стр. 117), жители которого христиане, но среди них есть и мусульмане, а именно купцы и, помимо них, ремесленники. Их царь в настоящее время, когда написана эта книга,— Адзар-Нарса б. Хумам.

§ 27. За ним идет царство Кабала, где городские жители мусульмане, а те, кто живет в поселениях и поместьях (ал*-ама'ир вал-дийа),— христиане. В настоящее время имя их царя Анбаса Одноглазый (О его сыне Абд ал-Барре см. Т.-Б., § 13—14), который является укрывателем; разбойников, бродяг (са'алик) и мошенников.

§ 28. Это царство соседит с царством Мукания (стр. 69), которое мы уже упоминали (см. выше, § 1) и которое было покорено и присоединено Ширваншахами. Эта Мукания не то хорошо известное [одноименное] владение (мулк), которое лежит по берегу Хазарского моря.

§ 29. Мухаммад б. Йазид, теперь известный как Ширван-шах, был ранее наследственным царем *Лайзана (В тексте: Лайран-шах (sic!), как будто это название царства, а не правителя). Царем Ширвана (В тексте: Ширван-шах, ср. предыдущее примечание и стр. 190, прим. 7) был Али б. Хайсам. Когда он погиб (В предыдущем тексте Мас'уди данных о смерти Али нет, но по Т.-Б., § 9, его убил Абу Тахир Йазид), Мухаммад захватил Ширван, как мы уже упоминали, убив своих дядей по отцу. Он также захватил царства, которые мы упоминали (см. § 1). Он имеет замок в горах Кабх, называемый [212] Нийал (в тексте Тийал) (В самом деле гора Нийал стоит над современным Лахиджем, который соответствует древнему Лайзану), среди крепостей мира не упоминается более крепкого замка; исключением является лишь крепость Дигдан в области Фарс: она лежит по направлению к округу Сираф на берегу [Персидского залива] в месте Зир-бад, принадлежащем Абдаллаху б. Умара (Tomaschek, Die Kustenfahrt Nearchs — “Sitzugsberichte d. Wiener Akademie”, 1890, стр. 44, отождествляет Дигдан с Кал'а-Листан, около Бандар-Кунг) (стр. 69). В мире много крепостей, о которых имеются удивительные известия, упомянутые (стр. 70) Абу-л-Хасаном Мада'ини в его книге “Известия о крепостях”, в которой он дает любопытные данные о некоторых из них. Мы сами касались этих известий в нашей книге Абхар аз-заман (“Известия времени”). Мас'уди говорит: “(Стр. 70) Все сказанное является краткими данными (джумал) о Баб ал-Абвабе, Стене, горе Кабх и племенах, живущих там”. Подробно мы изложили сведения о них, об их особенностях, об их обычаях ведения войн и о хитростях, применяемых их царями, в нашей книге Ах-бар аз-заман, где описываются древние народы, исчезнувшие племена и сменяющиеся царства. И то, что мы сообщили о них и их государствах, основано на действительности, постигаемой [свидетельством] чувств, а не на том, что не существует. Это признает тот, кто посетил эти страны.

[Далее (стр. 70—72) идет критика географических трудов Ибн Хурдадбиха и Ахмада б. Таййиба, т. е. ас-Сарахси, умершего в 899 г. н. э.]

§ 30. (Стр. 72) Если бы Господь в своем всеведении, всемогуществе и милосердии не помог царям Ирана (мулук ал-Фурс) построить город ал-Баб и его стены на суше, в море и на горах, а также другие замки, а также поселить здесь людей различных народностей и назначить царей различных рангов, то цари хазар, аланов, сарирцев, тюрков и других упоминавшихся народов, несомненно, дошли бы до областей Барда'а, ар-Ран (Арран), Байлакан, Азербайджан, Занджан, Абхар, Казвин, Хамадан, Дайнавар, Нихаванд и других мест, которые мы упоминали среди временных стоянок (мабади), [зависевших] от Куфы и Басры, вплоть до Ирака (Это место (пропущенное в булакском изд..), вероятно, содержит смутные воспоминания о нашествии хазар после смерти Джарраха, когда они дошли до Мосула см. Ибн ал-Асир под 112г.х./730, или при Харун. ар-Рашиде в 183г.х/799. Текст не совсем ясен. Знаток арабскою языка проф. Вильям Марсэ объяснял мабда (от корня бдв) как временную стоянку кочевников во время передвижения племен к махдар (местам обильным водой). Дело в том, что Дайнавар (называемый Мах ал-Куфа 'Мидий Куфы') и Нихаванд (называемый Мах ал-Басра 'Мидия Басры' были как бы колониями двух месопотамских городов. Ссылка на другие “упоминавшиеся места”, видимо, относится к другим сочинениям Мас'уди). Однако Господь преградил им путь (садда) средствами, о которых мы упоминали; [и это особенно важно] в наши дни слабости ислама (при халифе ал-Муттаки-биллахе [213] 329—33гг.х./940—4), когда ислам ослаб и отступил, когда византийцы стали преобладать над мусульманами, когда уменьшилось паломничество [в Мекку], прекратились походы за веру, закрылись и испортились пути и дороги, когда каждый начальник отделяется [от халифата] и захватывает область, над которой он поставлен (Недовольство узурпацией местных правителей (тагаллуб) вероятно, является отголоском роста власти дейлемцев, которая в 332г.х./943 была в полном расцвете (см. добавления Мас'уди в томе IX)),— как это сделали местные цари после ухода Александра Македонского, пока не воцарился Ардашир б. Бабак б. Сасан и не собрал людей воедино (джама'а калиматахум)... А затем Бог ниспослал Мухаммада...

(Стр. 74) Имеется много известий об ал-Бабе и об удивительных сооружениях, которые Кубад б. Фируз, отец Кисры Ануширвана, воздвиг в месте, называемом Маскат, и которые представляют собой город, построенный из камня (Это, по-видимому, город Фируз-Кубад или Фирузабад. См. V. Minorsky, Studies стр. 7. Название современного города Куба, видимо, отражает имя сасанида Кубада); о стенах, которые он построил в Ширване, известных как Сур ат-тин (“стена из глины”); о каменной стене, известной как Бармаки (Бармаки — округ (махалл) в южной части бывшего ханства Куба), и о том, что прилегает к области (ва ма йаттасилу (?); неясно, стены или другие сооружения) Барда'а. Мы воздержались от упоминания всего этого, так как уже говорили об этом в наших прежних сочинениях (В настоящее время предполагается, что против вторжений с севера постепенно воздвигался ряд длинных стен в местах где проходы между горами и Каспийским побережьем сужаются. Стены продвигались с юга на север, пока главной опорой не стала каменная Дербендская стена с ее западными продолжениями. Во время ряда экспедиций (между 1925 и 1936 гг.) Е. А. Пахомов подробно исследовал стену, спускающуюся к морю с пика Беш-Бармак, длиной около 2 км и длинную стену вдоль северного берега реки Гильгин-Чай (30 км длины) которую он принимает за стену Бармаки (?), упомянутую у Мас'уди. См. Е. А. Пахомов, Крупнейшие памятники сасанидского строительства в Закавказье. —“Проблемы истории материальной культуры”, 1933, № 9—10, стр. 37—47, а также Закатальская длинная стена (до 70 км), — “Труды Азербайджанского государственного университета, Серия историческая”, 1950, стр. 68—90. Е. А. Пахомов, говорит еще об остатках стен у реки Рубас и приводит слухи о стенах даже к северу от Дербенда в сторону Махачкалы. Ср. Памятники истории Азербайджана, Баку, 1956, стр. 35. [Имя Беш-Бармак, видимо, является народной тюркской этимологией древнего Бармаки?]). [214]

§ 31. Река Курр (Кура) вытекает из страны Джурзан, принадлежащей царю Джурджину (Гургену) (Мас'уди проводит различие между истоками Куры, которые он помещает в стране Джурзан в царстве Джурджина, и ее последующим течением через “Абхазские” владения (выше Тифлиса). В IX—X вв. центральная часть грузинских земель была раздроблена между ветвями династии Багратидов (Иберии, Тао, Артануджа). Маркварт (Streifzuege, стр. 176) видит в Джурджина Гургена Магистра (прозванного Великим), который правил в Тао в 918—41 гг. Кола, где находятся истоки Куры (см. V. Minorsky, JA, июль 1930, стр. 107—11), обычно принадлежала Иберии, но ввиду ее положения (непосредственно на север от Тао, расположенного на восточном рукаве Чороха) указание Мас'уди на Джурджин хотя и приблизительно, но довольно приемлемо. Ссылка в этом месте на Абхазское царство может быть объяснена тем, что в первой половине X в. Картлия была присоединена правителями так называемой “Абхазской” династии (см. Броссэ, I, стр. 227, 287). Мас'уди или учитывает этот факт, или указывает приблизительно направление, по которому Кура текла между Кола и Тифлисом. Последний был в руках арабского эмира Джафара б. Али. Я очень благодарен проф. К. Туманову (Вашингтон) который сообщил мне выдержки из подготовленной им книги об Иберийских Багратидах, в которой он исправляет ряд недосмотров в грузинских генеалогиях Маркварта), и течет через земли Абхаз (sic!), пока не достигает пограничной области Тифлис, которую она пересекает (стр. 75) посередине. Затем она течет через земли Сийавурдия (Константин Багрянородный (De admin, imperio, изд. Gy. Moravcsik, Будапешт, 1949, § 38) говорит, что старым именем турок (как византийцы называли венгров) было сабартой асфалой 'белые сабарты'. Под нажимом печенегов одна часть венгров двинулась на запад, а другая “поселилась в одном из мест Персии”, вероятно, около середины VIII в. Эти венгры (позже принявшие христианство и арменизировавшиеся! являются народом, который по-армянски называют Севордик (“Черные сыны” народная этимология), а по-арабски — савардийа или сийавурдийа. Центром их был Тавус (между Ганджой и Тифлисом). См. библиографию в работе Gy. Moravcsik, Byzantino-Turcica, II, стр. 223. Ср. I. Marquart, Sireifzuege, стр. 36, 38, и V. Minorsky, Studies, стр. 26, 74), которые являются ветвью армян; они храбры и сильны, как мы упоминали в сообщении о них (По-видимому, в какой-то другой книге). С ними связано [производство] секир, известных как сийавурди; ими были вооружены [воины] *спасиг (*Сибасиджа (из среднеперсидского *спасиг?) должно было означать “воины-стражники”, размещенные Сасанидами вдоль кавказской границы (Маркварт). В тексте Мас'уди (II, стр. 75) дано явно ошибочное чтение сийабиджа, которое является арабским обозначением индонезийского царства Шривиджайа, см. подробности выше, стр. 31. Об употреблении секир (табарзин) см. Т.-Б., § 16) и другие [части] местных войск (джунд). Река Курр достигает места, расположенного на расстоянии трех миль от Барда'а, протекает через Бардадж (Бардедж?), один из округов Барда'а, и затем в местности ас-Санара (Санара (быть может, Чинара?) соответствует современному Джайаду и не имеет ничего общего с Санарией (Ц'анара), лежащей на север от Тифлиса. Возможно, что Санара просто ошибка или искажение вместо Джавад под влиянием предшествующего (§ 25) названия ас-Санарийа) [215] сливается с рекой Расе (Аракс). Последняя начинается у города Трапезонда (Вернее, у Эрзерума) и затем течет до слияния с рекой Курр. Их соединенные воды имеют общее устье на Хазарском море. В своем течении Аракс протекает [между] местностью ал-Бадзайн, которой хуррамит Бабек владел в Азербайджане, и горой Абу Муса (Иca, называемый Абу Муса, — албанский князь, который в своем замке Касйш (Табари, III, 1416, по-армянски Хтиш) оказал сопротивление Буга, а после сдачи был отослан в Ирак около 854г. н. э., см. В. Минорский, —BSOAS, 1953, XV/3, стр. 512), принадлежащей к Аррану. Эти горы (нагорье?) населены племенем из народов Аррана, а этот последний является [особой] страной (сак'). Аракс течет мимо города Варсана (Теперь развалины Алтан на правом берегу Аракса, ср. Рашид ад-Дин, изд. Jahn, Прага стр. 8: Алан, с вариантом Алтан; изд. А. Али-заде, 1957, стр. 102, правильно: Алтан; ср. Abu-Dulaf's travels in Iran, стр. 75), а затем до вышеназванного места слияния с рекой Курр (стр. 76) около селения Санара.

Мы уже описывали (раньше?) и эти реки.

Река, известная как Сефид-Руд (в тексте ошибочно — рудж), носит имя, значащее “белая река”, с перестановкой в составе, [необходимой] на персидском и арабском языках (To есть с перестановкой слагающих его элементов: по-персидски “Белая река”, а по-арабски “река Белая”). Она течет по земле дейлемцев и проходит под замком Саллара, сына Авара дейлемского, одного из царей дейлемских. Он появился во время написания этой книги и захватил силой Азербайджан (Речь идет о второй дейлемской династии Мусафиридов (Салларидов) обосновавшихся в Тароме, на среднем течении Сефид-Руд. Эта династия лишь путем браков была связана с главной династией Дейлема, Джустани-дами. Мас'уди, вероятно, имеет в виду слухи о Марзубане б. Мухаммаде (см. Мурудж, IX, стр. 16). В 330г.х./941 Марзубан и его брат Вахсудан свергли своего отца. Вахсудан остался в Тароме, а Марзубан захватил Азербайджан и часть Аррана. См. В. Минорский, — BSOAS, 1953, XVI/3, стр. 504—29). Дальше Сефид-Руд течет в страну Джил, давшую свое имя Джилану (Гиляну). Здесь в дейлемской стране другая река втекает в Сефид-Руд; ее называют Шах-Руд, т. е. “царь рек”, за чистоту [ее вод], их мягкость и другие качества. Устье всех описанных вод находится у моря Джил, также называемого по именам дейлемцев, хазар и других вышеописанных племен, которые живут вокруг него. На этих [последних] реках (стр. 77) живет большинство дейлемцев и гилянцев, которые, появившись [недавно], захватили землю силой. [216]

Вот мы и представили сообщения о странах Джил, Кабх и обо всем, что в них есть, кто живет в них и вокруг них а также известия об ал-Бабе и Хазарском море. А теперь мы упомянем [древнейших] месопотамских царей “"Сурйани" первых, кто в книгах представил астрономические таблицы и древние истории царей мира...

(пер. С. Г. Микаэлян)
Текст воспроизведен по изданию: История Ширвана и Дербенда X-XI веков. М. Издательство восточной литературы. 1963

0


Вы здесь » Настоящий Ингушский Форум » Всемирная история » Масуди "История Ширвана и аль-Баба"