쿺

Настоящий Ингушский Форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Настоящий Ингушский Форум » Вокруг Света » Я не боюсь сказать. Что общего у тысяч постов флешмоба о насилии


Я не боюсь сказать. Что общего у тысяч постов флешмоба о насилии

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://meduza.io/image/attachments/images/000/030/951/large/juBmQFnebweelCkQ7bJA2w.jpg
Акция против домашнего насилия в Киеве, 2013 год
Фото: Украинское Фото / PhotoXPress

Украинский общественный деятель Анастасия Мельниченко запустила в фейсбуке один из самых впечатляющих флешмобов. Под хештегами #яНеБоюсьСказати и #яНеБоюсьСказать пользователи — и женщины, и мужчины — рассказывают о пережитом насилии; постов, посвященных этому, уже несколько тысяч. С насилием сталкиваются люди разных профессий, возрастов, социального положения, но все они, как правило, предпочитают молчать о случившемся. Один из главных результатов флешмоба заключается в том, что это готовый материал для большой научной и общественной работы, посвященной теме насилия. «Медуза» попыталась определить главные направления для предстоящего анализа.
Масштаб

Не все истории связаны с изнасилованием, но почти все они рассказывают о посягательстве на тело и нарушении личных границ. Известно, что в России 70% женщин подвергались тем или иным видам домогательств, но только во время флешмоба стал понятен реальный масштаб проблемы: статистика была очеловечена, цифра из статистического отчета превратилась в поток живых историй от родственников, друзей и знакомых. Определить, какие именно люди становятся целями для агрессоров, невозможно ни по каким критериям: по итогам флешмоба складывается ощущение, что в зоне риска — абсолютно все. Вне зависимости от пола, возраста, воспитания, семейного положения, общественного статуса.

Неразличимость насильника 

Люди, совершающие насилие, могут быть случайными прохожими, а могут быть и друзьями; могут быть знакомыми, а могут — друзьями родителей, учителями и даже родственниками. Насилие совершается с помощью уговоров, прямых угроз или путем психологического давления. Жертва насилия часто не рассказывает о случившемся, потому что опасается, что ей никто не поверит. Особенно если агрессор — интеллигентный женатый человек. Насильники — люди, не относящиеся к специфической социальной группе; воспитание, образование, национальность, публичность, матримониальный статус — все это не имеет значения; нельзя точно сказать, что конкретный человек никогда не проявит агрессии.

Непонимание родителей

В относительно небольшом количестве историй пользователи извиняются перед родителями за то, что не рассказывали им о своих детских травмах. Гораздо более распространена обратная ситуация: дети приходят ко взрослым, но сталкиваются с недоверием (когда речь идет о насилии со стороны знакомых, стандартная реакция: «не выдумывай»), непониманием («ты, наверное, преувеличиваешь») или прямым обвинением самой жертвы («сама виновата, что так поздно шла одна»).

Учитывая, что жертвы склонны рассматривать случаи насилия как «стыдные» или спровоцированные ими самими, часто неверие и непринятие близкими людьми еще глубже укрепляет чувство вины самой жертвы.

Беззащитность

Даже если взрослые жертвы насилия понимали, что следует делать в экстремальных ситуациях — кричать, бежать, сопротивляться, — в момент угрозы насилия они оказывались беззащитны. Многие пишут о физической невозможности кричать, ватных ногах, подавленной воле и отстраненности.

Дети беззащитны перед взрослыми безо всякой угрозы — просто потому что «надо слушаться взрослых», «нельзя спорить со взрослыми»; список этих правил, заученных с детства, вы можете продолжить сами.

Неразличение насилия

Многие жертвы насилия только во время флешмоба осознали, что в их жизни было много посягательств и нарушения личных границ, которые раньше не воспринимались ими как нечто «ненормальное» или требующее внутренней работы.

Дети часто не знают, что является нормой в поведении взрослых, а что — нет; особенно, когда речь идет о родственниках. Разговоров о границах и правах на собственное тело в детстве не было практически ни у кого.

Взрослые же часто не различают границ своих желаний и обязанностей. Жертвы домашнего насилия не могут разобраться, что доставляет им удовольствие, а что нет, что является обязанностью, а что должно быть добровольным, какая свобода и какие права являются для них комфортными. Многие женщины привыкли, что некоторые виды психологического, физического или сексуального насилия — стандартное явление в отношениях мужчин и женщин.

Мужчины — тоже жертвы

Мужчины меньше рассказывают о попытках насилия, но все же и они, особенно в подростковом возрасте, часто подвергаются домогательствам. При этом мужчины практически никогда не рассказывают об этом — из-за табуированности темы гомосексуальности, а также из-за гендерных стереотипов о мужественности.

Извинения

Некоторые мужчины впервые узнали о том, что их бывшие девушки, подруги, знакомые и родственники пережили насилие. Это вызвало волну ответных постов. Во многих из них мужчины извиняются за себя и анализируют собственное поведение (был пьян и весел, ущипнул, наговорил странных комплиментов, дотронулся). В других — пытаются извиниться за всех мужчин сразу — и за силу, позволяющую им совершать насилие без особого труда.

Замалчивание

Некоторые жертвы насилия молчали о своих историях, потому что боялись неприятия или потому что считали это стыдным, а себя — виноватыми. Другие полагают, что такие истории надо замалчивать сознательно.

Как среди мужчин, так и среди женщин встречалось резкое неприятие флешмоба: «зачем об этом рассказывать», «зачем красоваться», «сами виноваты», «со мной такого не случалось». Идея о том, что не надо ворошить прошлое, не следует вспоминать и не стоит нагнетать, оказалась довольно популярной. Это одновременно говорит нам и о большом количестве непроработанных травм, и о том, что люди отказываются признавать травмы и прорабатывать их.

https://meduza.io/feature/2016/07/08/ya … -o-nasilii

0

2

«По-настоящему страшные истории были на закрытых страничках» Монолог Анастасии Мельниченко, придумавшей флешмоб #яНебоюсьСказать

https://meduza.io/image/attachments/images/000/030/950/large/G8rNLC4L_zsdRd7C5p9xvg.jpg
Анастасия Мельниченко
Фото: личная страница в Facebook

В украинском и российском сегменте фейсбук уже несколько дней проходит акция #яНебоюсьСказати и #яНебоюсьСказать. Идея флешмоба заключается в том, что пользователи открыто рассказывают о случаях сексуального, физического или психологического насилия, с которыми они сталкивались. Автор акции, украинская общественная активистка Анастасия Мельниченко рассказала «Медузе», как ей пришла в голову идея флешмоба и почему он стал таким популярным на постсоветском пространстве.
Меня все называют журналисткой, но это не так. Я долго работала в журналистике, а сейчас уже второй год возглавляю общественную организацию «Студена». В частности, мы занимаемся психологической помощью пострадавшим в военном конфликте на востоке Украины.

Идея акции (я не называю это флешмобом) возникла после того, как я прочитала одно обсуждение, где жертву насилия обвинили в том, что она сама виновата. У нас в стране, да и вообще на постсоветском пространстве, вместо того, чтобы безоговорочно обвинить насильника, сразу же начинают выискивать — а что же женщина сделала не так, что с ней такое случилось? Может, она была в короткой юбке, или шла домой поздно, а может была пьяная. Выходит, что женщина виновата уже просто потому, что родилась женщиной.

Я подняла это обсуждение у себя на странице и получила очень много отзывов от мужчин, которые тоже придерживаются такой точки зрения. Они писали, что женщина, например, должна уметь обороняться. Но это все ерунда — я сама занимаюсь единоборствами и не могу противостоять огромному мужику. Мы физически слабее.

Я общаюсь с женщинами каждый день, и я знаю, насколько распространено это явление — сексуальное домогательство и насилие. И не могу сказать, что акция сугубо против этого. Она в целом против объективации женщин, против отношения к ним как к сексуальному объекту. Я хотела показать, что женщины сталкиваются с домогательствами независимо от возраста, одежды, или того, во сколько они идут домой. Для меня мой первый пост был скорее эмоциональной реакцией, с наездом на мужчин. А потом многие мужчины стали говорить — мы не считаем виноватыми женщин.

Почему такой хэштег? Это очень яркая фраза. В ней говорится о том, что женщина не должна ощущать страх и стыд за то, что с ней происходит. Потому что стыд означает вину. У нас навязывается мысль, что женщина виновата.

К тому, что к акции подключились мужчины, я отношусь очень положительно. Потому, что любое насилие — это плохо. Нет такого, что гендерно мотивированное насилие плохо, а другое — хорошо. Просто я как человек, который работает с женщинами, больше говорю о женских правах.

Мне приходили сообщения о действительно страшных случаях насилия над мужчинами. Им на самом деле, еще тяжелее, чем женщинам. Женщины хотя бы могут рассказать подругам, и получить поддержку. А мужчина никому не может рассказать. Потому что если он скажет другому мужчине, что его, например, изнасиловала женщина, то все, на нем можно ставить крест. Точно так же он не может рассказать об этом женщине. И даже к психотерапевту он не может сходить, потому, что у нас в стране мужики бухают и не ходят к психотерапевту.

Конечно, я не ожидала, что акция наберет такой размах. Хотя, догадывалась, что будет отклик. В какой-то момент я начала переживать за повторную травматизацию — ведь люди прочитают вот эти обесценивающие комментарии, которых было много. На что мне мой психотерапевт сказала: Настя, раз люди уже начали писать такое в соцсети, значит, они готовы к таким комментариям. Поэтому, я надеюсь, что все будет хорошо. И, на самом деле, по-настоящему страшные истории были написаны в закрытых страничках, они приходили в личных сообщениях.

И в России, и в Украине специфичная культурная особенность. Люди, которые столкнулись с насилием, редко могут поделиться этим со специалистом. Культурная традиция не позволяет, гендерный стереотип, или что-то еще. У нас почти нет никаких ограничений на объективацию женщин. Это идет потоком через программы, ТВ и рекламу. И, наконец, и в России, и в Украине развито то, что называют «не выносить сор из избы». И такие установки играют очень негативную роль и для женщин, и для мужчин.

Очень много людей задумалось об образовании детей в этом плане. Как объяснить маленьким девочкам, как сказать нет, и что они имеют право на собственные психологические границы. Как говорить мальчикам, что нет — это значит нет. До какой границы их поведение допустимо.

Один мужчина сказал, что эта акция не решит проблему, но она — необходимое условие начала решения. Нужно было запустить публичную дискуссию. Сначала было по нарастающей — люди много писали о своих историях, на третий день пошел негатив и критика. Но пошло и обсуждение. Все говорят об этом. Идет реакция на тех, кто высмеивал эту акцию. Выяснилось, что если ты публичная личность — например, писатель или политик, то ты не можешь себе позволить открытые сексистские суждения. Очень классно, что все это начало происходить. Люди стали понимать, что если они хотят быть публичными людьми, то они должны двигаться в сторону либеральных, или (хоть это и заезжено), европейских ценностей. В сторону того, когда история каждого человека важна. Люди увидели масштабы проблемы, и они не могут уже закрывать глаза на нее.

https://meduza.io/feature/2016/07/08/po … tranichkah

0

3

Почему важно рассказывать о пережитом насилии? Отвечает руководитель центра «Сестры» Мария Мохова

https://meduza.io/image/attachments/images/000/030/910/large/1lh4QFLZHzXm6rq2qBMH_A.jpg
Участница одиночного пикета, посвященного Международному дню борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, на Невском проспекте. Санкт-Петербург, 2013 год
Фото: Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС

Украинская журналистка запустила на фейсбуке флешмоб: под хештегами #яНеБоюсьСказати и #яНеБоюсьСказать пользователи — и мужчины, и женщины — рассказывают о пережитом насилии. Истории эти многочисленны и разнообразны: они касаются домашнего насилия, насилия взрослых в адрес детей, харрасмента. «Медуза» попросила руководителя московского центра «Сестры» (помогает людям, пережившим сексуальное насилие) Марию Мохову объяснить, почему важно об этом рассказывать — и как на это реагировать.
Мария Мохова

Руководитель центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры»

Про это надо говорить, чтобы люди знали, что это не редкость; что это происходит очень близко, даже если вы про это ничего не знаете; что это происходит с вашими друзьями. Что это недопустимо и что надо бороться. Когда у нас что-то украли, мы почему-то знаем, что это преступление. Когда кого-то избили, мы начинаем разбираться — а что сказал, а что сделал, а кто виноват. Нам надо научиться верить жертве, а не разбираться в сторонах. Жертва насилия — в любом случае жертва, а у нас вырастают люди, которые принимают сторону насильника и еще как-то это умеют аргументировать. Даже депутаты в Государственной Думе принимают сторону насильника. Если человек пострадал, начинают обсуждать, мог ли он это заслужить — и как. Поэтому надо говорить: чтобы люди не проходили мимо, чтобы вызывали полицию, научились требовать расследования.

Я говорю об этом 22 года, и дело движется. Например, сейчас в Госдуме лежит законопроект, касающийся домашнего насилия. Десять лет назад об этом нельзя было мечтать. На Украине, где начался этот флешмоб, закон о домашнем насилии был принят в 1995 году. Но ситуации в наших странах все равно далеки от западной, где соседи реагируют на крики, где всегда приезжает полиция и разбирается. У нас полиция говорит: нет, это семейный скандал, мы не поедем, а соседи и вовсе привыкли к крикам и не реагируют.

Хорошо, что в последнее время в России появились медиа, которые про это пишут постоянно; но остальные говорят редко — раз в год к 8 марту выпустят статью, и всегда обсуждение уводится куда-то не туда — мол, ее избили, но друзья говорят, что она сама выпила; виноват ли кто-то еще — или это она сама. Но надо продолжать говорить, пока поддержка жертвы не станет нормальным явлением; пока насилие, в том числе домашнее, не станет очевидным преступлением.

Когда вы читаете об этом на фейсбуке, когда вам кто-то рассказывает историю о насилии над собой — не надо оценивать обстоятельства. Пожалейте человека, займите его сторону и скажите: я рядом, я с тобой, я понимаю.

https://www.facebook.com/daria.aptekare … 3013782980

https://www.facebook.com/olga.kataeva/p … 8642729557

https://www.facebook.com/mantraalexandr … 1497319229

https://meduza.io/feature/2016/07/07/po … om-nasilii

0


Вы здесь » Настоящий Ингушский Форум » Вокруг Света » Я не боюсь сказать. Что общего у тысяч постов флешмоба о насилии