쿺

Настоящий Ингушский Форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Настоящий Ингушский Форум » История Кавказа » "История царства грузинского" (Вахушти Багратиони)


"История царства грузинского" (Вахушти Багратиони)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ВАХУШТИ БАГРАТИОНИ

ИСТОРИЯ ЦАРСТВА ГРУЗИНСКОГО

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ЖИЗНЬ КАХЕТИ И ЭРЕТИ

И когда пришел Эрос в доставшуюся ему часть земли, построил город у слияния двух Алазани я назвал именем своим Эрети и овладел доставшейся ему землей на юг — от Хоранты до Мтквари и Кавказских гор, границ Мовакани, на север — от Хунани до Гулгула и Кавказских гор, на восток — Кавказские горы, на запад — [река] Мтквари. Земля между ними есть Эрети, на которой обосновался [Эрос], а затем размножились на этой земле родственники и сыновья его. И были сам он и родственники в подчинении Картлоса и мцхетакого мамасахлиса, временами отложившись, как было изложено, так же как Кахос и Кухос и родственники их, до первого Парнаоза.

А царь Парнаоз посадил эриставом Кахети и Кухети одного, затем посадили эриставом Эрети другого и эриставом тушов, дидойцев и хунзахов другого, как и пишется во время 44-го царя Арчила. А иногда цари эриставами ставили своих сыновей, как пожаловал Мириан Реву, и Бакар родственникам и потомкам Рева, а Вахтанг Горгасал сыну своему Дачи. А затем эриставом Эрети был Адарнасе Хосровани, во время царя Гурама курадпалата.

И были они всегда в подчинении и службе у грузинских царей. Но после смерти Иоанна и Джуаншера отложился правитель Григол и завладел Кахети и Гардабани. И было это первым отложением. И после его отложения до единоцарствия Давида Строителя сидели в Кахети 14 правителей и царей. А Эрети захватили племянники Адарнасе Слепого, которые выжгли глаза у брата отца. И пожаловал мученик Арчил ему Шакихи и жену Абухосро. И захватили сыновья его [земли] от Шакихи [126] до Гулгула, а после смерти Джуаншера заняли весь Эрети и назвались царями и посадили эриставов, как и пишется — эристави Штори, эристави Хорнабуджи, эристави Веджини, эристави Мачи. Однако неизвестно, сколько царей сидело и их имена, вплоть до Квирике, 6-го корикоза.

А во время этих смут были они в мире и [на них] приходили сильные, отдавали дань и умиротворяли [их]. А лета Христова 917, грузинского 137 упоминается имя Адарнасе патрикия и сына его, мужа царицы Динар, и сына их Ишханика, о которых по порядку напишем в свое время.

1. Григол, правил 37 лет

А лета Христова 787, грузинского 7 умер Джуаншер эриставтэристави. И отложился после него правитель Григол и захватил он Кахети [и] Кухети и Гардабани. Он же уничтожил имя Кухети и назвался правителем или корикозом Кахети. А в битве с Ашотом курадпалатом потерпел Григол поражение и осталась за Григолом восточная сторона от [реки] Ксани. И правил этот Григол 37 лет в дружбе о царями Эрети, ибо в эту же пору захватили Зрети племянники Адарнасе и воцарился там. А после умер правитель Григол лета Христова 827, грузинского 47.

2. Ваче, правил 12 лет

А после Григола договорились гардабанцы и выдвинули Ваче, сына Кобула, я нарекли корикозом Кахети и правил этот Ваче добром в Кахети и умер лета Христова 839, грузинского 59.

3. Самоел, правил 22 года

А после Ваче выбрали гардабанцы и посадили Самоела Донаури. Этот Самоел бился с Халилом в Гавази. Он же помог Махмеду. Он же встретил с боем Буга турка с гардабанцами у Джвари. Затем умер лета Христова 861, грузинского 81.

4. Габриел, правил 20 лет (В эту пору был грузин Иларион, по происхождению ках (прим. Вахушти))

А после Самоела корикозом сел Габриел Донаури, племянник его же Самоела. И правил он во времена сына Шиха. У него же отняли Гардабани. Затем умер лета Христова 881, грузинского 101.

5. Фадала, правил 15 лет

Потом корикозом сел Фадала Арелманели, мудрец, разумный и сведущий в делах. Он вновь захватил Гардабани. Затем умер лета Христова 893, грузинского 113, (А по последующему изложению видно, что владетели Кахети суть его сыновья и потомки, как и представляю их по именам). [127]

6. Квирике, правил 25 лет

А после Фадалы корикозом сел Квирике. В его время иступил в Кахепи эмир агарян. Взял этот эмир Уджарма и Бочорма. А Квирике пришел к эмиру. А до сих пор имена царей Эрети и дела их ие представлены и не упомянуты, ибо были в мире и для себя. Но теперь этот Квирике, корикоз Кахети, начал враждовать с владетелем Эрети Адарнасе патрикием и, так как эмир агарян принял милостиво Квирике, и стал Квирике сильнее с помощью эмира, и не посмел больше Адарнасе величать себя царем, а только патрикием. А затем привел Квирике против Адарнасе царя абхазов Константина лета Христова 915, грузинского 135. Затем помирились в Веджини, как было описано, и остался Эрети за Адарнасе патрикием, а Кахети за Квирике. Затем умер Квирике корикоз лета Христова 918, грузинского 138. А Адарнасе патрикий сыну своему привел в жены дочь Адарнасе и сестру Гургена эриставтэристава, правнука Ашота курадпалата. А до ее сына Ишханика Эрети, начиная от времен Касре, был еретиком. А эта царица Динар обратила Эрети от армянской ереси к исповеданию православия.

7. Фадала, правил 11 лет

А вслед за Квирике корикозом сел сын его Фадала. В его время пришли арабы саджи и опустошили Кахети и саджи забрали крест израненный. А видя ожесточенность Фадалы, сын Адарнасе и муж царицы Динар вновь занял земли Эрети, присвоенные Квирике и царем Константином, и вновь назвался царем. А этот корикоз Фадала помог царю абхазскому Гиорги, когда осадил [он] сына своего в Уплисцихе. И после того умер корикоз Фадала лета Христова 929, грузинского 149.

8. Квирике, правил 47 лет

И сел в Кахети корикозом Квирике, сын Фадалы. Отложились от него гардабанцы я призвали Гиорги, царя абхазского. Царь Гиорги пленил Квирике и сам занял Кахети. Но после смерти царя Гиорги и сына его Леона вновь занял Квирике Кахети. Затем он передал Адарнасе брату его, царю абхазскому Димитри. Он же Квирике вывел из крепости Уплисцихе царя Баграта и мать его Гурандухт. Сей же Квирике помирился с Давидом курадпалатом. После того умер лета Христова 976, грузинского 296.

9. Давид, правил 34 года

После Квирике корикозом сел сын его Давид. Сей корикоз Давид и царь Баграт вступили в войну и был Давид побежден Багратом. Но после [128] доброго корикозства умер Давид лета Христова 1010, грузинского 230.

10. Квирике Великий, царствовал 20 лет

А после Давида корикозом сел Квирике, сын его. Сей Квирике был схвачен царем Багратом и захватил [Баграт] Кахети сам. А в Эрети умер Ишханик и не осталось никого кроме царицы Динар. Пришел царь Баграт, занял Эрети и ваял царицу Динар и посадил своих эриставов. Но после смерти царя Баграта тот же Квирике захватил Кахети и также Эрети и назвался царем кахов. Хотя эриставы и сидели в Эрети, но царь Квирике более укрепил и посадил троих [эриставов] в Кахети и четырех в Эрети и одного кахетского в Рустави и дал [ему] весь Кухети, то есть Нагеби, Караиа, Чадивар-Самгори, Уджарма, Лило, Марткопи, Грдани, Херки и Тианети вдоль [реки] Арагви до Жинвани. Второго посадил Кветерского и дал [ему] междугорье выше Уджарма, которые [горы] суть Кахетские и Кухетские [и тянутся] до Кавказских гор и за ними. Это есть Эрцо-Тианети, пховы, дзурдзуки и глигвы. Третьего — Панкисского или Марилисского и дал [ему] выше эретских границ до Кавказских гор и Кахетских гор вместе с Тушети. А в Эрети первого посадил в Хорнабуджи или Хоранта и дал [ему] Кисики и Гарекахети до кухетской границы, междуречье Алазани и Мтквари и эретских гор. Второго [посадил] в Веджини и дал выше границы Кисики до ущелья Турдо и [землю] между Алазани и Эретской горы, иже есть внутренний Кахети. Третьего [посадил] Мачинским и дал [ему] низовья [реки] Мачисцкали и к востоку от Алазани вместе с Шакихи и Хунзахи. Четвертого [посадил эриставом] Шторским и дал [ему] от Шторского ущелья до Мачисцкали и к востоку от Алазани вместе с Дидоети, иже есть Заречье.

И он же объединил вновь Кахети и Эрети. Он же воздвиг дворец искусный в Тианети. Он же превратил Телави во дворец и стольный град Кахети и Эрети. Квирике разбогател и стал могущественен и поэтому прозвали его Великим, ибо впервые воцарился он и содеял то, о чем писали [выше]. Он же помог царю Баграту над ранами. На него же, царя Квирике, напал царь осетин Урдуре. Сей Урдуре прошел дорогу дзурдзуков и глигвов и вступил в Тианети и опустошил Кахети. Бился с ним царь Квирике с собранным войском и в сильном бою осетины были [129] побеждены, и убили кахи царя осетин Урдуре и перебили осетин.

И во время доброго правления [и] царствования охотился царь Квирике и отдыхал у Пидарской горы и убил некий раб осетин царя кахов Квирике великого за кровь царя осетин Урдуре лета Христова 1039, грузинского 259.

11. Гаки, царствовал 19 лет

А у царя Квирике не было сына, а усыновил он Гаки, сына сестры своей, сына армянского царя Давида из Самшвилде. И после смерти царя Квирике царем кахов стал Гаки. Сей Гаки помог царю Баграту при нападении на Тбилиси. Он же Гаки бился с царем Багратом на горе Микаел-Гавриила. Он же явился к царю Баграту на прием, когда Баграт взял Тбилиси. Сей же Гаки помогал Липариту Багуашу против царя Баграта. А временами владел царь Баграт Эрети и Гаки [владел] Кахети. И после умер Гаки лета Христова 1058, грузинского 278.

12. Агсартан, царствовал 26 лет

После Гаки на царство Кахети сел сын его Агсартан. Однако при нем в основном захватил Зрети царь Баграт. И после прибытия султана явился Агсартан к султану и стал мусульманином. За это дал султан ему же Агсартану весь Кахети и Эрети, принадлежащий царю Баграту. К нему же Агсартану привели беглеца Фадла [на] Гандзинского и случилось то, о чем уже писали. Он же Агсартан помог царю Гиорги против Липарита и арабов. А после возвращения царя Гиорги от султана и ухода [его] войск от Веджинской крепости ушел сей Агсартан к султану и утвердился и согласился на обрезание по вере Магомета. За это вернул ему же султан Кахети и Эрети. Затем возвратился и захватил обе [земли] и правил сам. А затем умер Агсартан лета Христова 1084, грузинского 304.

13. Квирике, царствовал 18 лет

И сел после Агсартана царем кахов сын его Квирике. Сей Квирике был храбрым, мужественным и достойным царства и истинным христианином. У этого Квирике отнял Давид Строитель Зедазенскую крепость. И после доброго царствования умер царь Квирике лета Христова 1102, грузинского 322.

14. Агсартан, царствовал 3 года

Воцарился Агсартан, сын Квирике. Однако был непристойный, легкомысленный, неуравновешенный и недостойный царства. И после трехлетнего царствования этого Агсартана схватили знатные эры и кахи за его невежественность [и] передали царю [130] Давиду Строителю. Тогда Давид Строитель захватил полностью весь Кахети и Эрети и с тех пор находились в едином царстве, до 78-го царя Гиорги, 363 года. А это описали [мы] коротко, ибо уже изложено в книге единства, здесь же представлено более ясно.

ПОЯВЛЕНИЕ И ЗАВОЕВАНИЯ НЫНЕШНИХ ВЛАДЕТЕЛЕЙ КАХЕТИ

И отложившись от 78-го царя Гиорги лета Христова 1466, грузинского 254, Давид захватил Кахети. А что же касается сего Давида — не считаясь с тем, что говорят кахи — будет правильным предположить, что был сей Давид сыном Александра, сына Давида. И сей Александр разделил сыновей своих: старшему Баграту дал Имерети, второму Гиорги отдал Картли, Сомхити и Самцхе-Кларджети, а этому Давиду отдал Эрети и Кахети. Однако это представляется не совсем так, ибо не было в обычаях царей и, особенно, Багратионов, чтобы расколоть царство, более стремились [цари] к целостности и [даже] не избегали кровопролития, что вполне видно [из этого сочинения]. А сыновей своих они ставили не царями, а эриставами и покорными царям. Ибо не так обширна [страна], чтоб тремя царствами постоять против врагов.

Во-вторых, ссылаемся на жития, грамоты и летописи, что было единоцарствие от царя Гиорги Блистательного до 78-го царя Гиорга, как и во времена царя Баграта, прихода Тимура и Александра, Возобновителя Мцхета. Поэтому не могли они совершить то, о чем написано, а также ничего иное.

В-третьих, не был сей Александр царем Картли, ни сыном Давида, а был сыном Баграта, сына имерского царя Микела; и не было у сего Александра три сына, а только Димитри, и сын этого Димитри отложился от Гиорги, 78-го царя. И они не были сыновьями Александра, Возобновителя Мцхета. А [были] Вахтанг, воцарившийся после него, второй [сын] Гиорги 78-й, [и] третий Димитри, который ушел к шаху и возвратился с честью. И это все подтверждается грамотами и летописями. А если кроме них и Давид был сыном Александра, не дотянут Давид, Гиорги и Александр до Злого Гиорги, так как знаем дату убийства Александра Злым Гиорги — в какое число [131] произошло убийство, ибо с сего Александра до Злого Гиорги прошло 122 года.

В-четвертых, так как мы представили Александра, Возобнонителя Мцхета, знай, что при жизни предшествующих ему царей ни в житиях, ни грамотах и летописях не сможем найти упоминание владетелей кахов, кроме как после Александра 76-го.

А некоторые их считают сыновьями Агсартана. Но это не подобает говорить, ибо родство Агсартана вымерло уже при Давиде Строителе, как было сказано. Во-вторых, не может создаться род за 363 года, если уже не известен он.

В-третьих, их не видно нигде от [Давида] Строителя до 78-го царя Гиорги, однако возможно они происходили от Багратионов, ибо у жителей Грузии тогда было в обычае, что если кто-либо из царского рода был жив, иного никого в правители не приглашали. Но если Григол отложился и в то время никого не было из царского рода; во-вторых, если Давид не принадлежал к царскому роду, не посмел бы тогда назваться царем и сравняться [с царями] и не присвоил бы царскую фамилию, как атабаги и Дадиани и Гуриели и другие. Хотя и они отложились, но [назвались] не царями, а мтаварами, ибо с начала же обосновались они в своих эриставствах. Однако нравы выдают их, ибо кровно враждуют с отцами и братьями своими и дела свои правят по указке своих добродетельных вельмож, а не своим умом. А в житиях нигде подобного в роде Багратионов не встретим.

Но так как жизнь темна и невидима и трудно познаваема, тем не менее насколько возможно должны мы выяснить из гуджаров, грамот и хронографов, что сей Давид есть один из эрских и кахских эриставов, один из отложившихся, вроде правителя Григола. Однако сомнительно, чтобы другие эриставы подчинились бы ему. Если сослаться на пример Григола, то [следует оговориться, что] он сам был эриставом Кахети, а не Эрети, ибо не противился ему Адарнасе.

Но Давида, имевшего эриставство или удел (что в обычае в Грузии) в Кахети или Эрети, пишем мы сыном Димитри, сына Александра Возобновителя Мцхета. Потому, что у Александра Возобновителя Мцхета не было иного сына, кроме названных. И этим [доказывается], что он Багратиони и никто другой. А если кто желает более сего доказательств, обратитесь к другому, а исследованное нами видно ниже. [132] 

ЖИЗНЬ НЫНЕШНИХ ВЛАДЕТЕЛЕЙ

1-й царь Давид, царствовал 5 лет

И когда 78-й царь Гиорги был у Чихори побежден Багратом, а затем Тимуром Тавриж-Гилакским, а после пленил его Кваркваре атабаг, и захватил Картли Баграт, царь Имеров и приступил к захвату Кахети, тогда эр-кахские вельможи договорились и не пожелали Баграта своим царем. Отложились и другие и из бывших там же эриставов выбрали упомянутого нами Давида, сына Димитри, сына 76-го Александра, и посадили царем, чтобы иметь при нем свободу бунтовать.

А когда освободился 78-й царь Гиорги, во главе с атабагским войском пришел на Давида, оставили тогда эр-кахи Давида и перешли на сторону царя Гиорги и захватил царь Гиорги эр-кахов. А Давид с семейством своим бежал в Дидоети, и дидойцы приняли его с почетом и благожелательно. И царь Гиорги не смог причинить ему вреда, так как у самого внутри страны было неспокойно.

А после смерти царя Гиорги вновь привели эр-кахи Давида из Дидоети и посадили царем более прочно, и говорят даже, что благословили его на царство в Бодбийском монастыре лета Христова 1469, грузинского 157. И уверились в свое спокойствие эр-кахи, ибо в то время у царя Константина была смута великая. А при благословении Константина ушли к нему некоторые из епископов и знатных эр-кахов. И царь Константин не отдавал Давиду Марткопи, Сагурамо и Херки, а Давид не смел воевать с ним, боясь своих эриставов, но старался укрепить эр-кахов. Однако после немногого времени занемог и умер лета Христова 1471, грузинского 159.

2-й царь Гиорги, царствовал 21 год

После Давида царем кахов стал сын его Гиорги (или, как иные говорят, Леван) и благословился в Бодбе. А так как царь Константин продолжал стараться объединиться с эр-кахскими эриставами и установить единоцарствие, сей Гиорги стал на стороне Баграта, царя имеров и занял весь Кахети. Тогда уничтожил [он] эриставства у эр-кахав и посадил моуравов на больших и малых землях, как и суть по сей день: моуравы Кисики, Элисени, Цукети, Дидоети, Тианети, Чиаури, Шилда-Кварели, Марткопи, Греми, Панкиси и т. д. и разделил [царство] на четыре садрошо, как было описано, и знамена передал епископам, [133] чтобы правители не укрепились и не владели бессменно. И этим многих сделал верными.

Затем Алавердела, являвшегося до тех пор игуменом монастыря, возвел в епископы и дал ему паству и сан главы епископов Кахети. Потом Греми превратил в стольный город эр-кахов и [построил] большой дворец. Он же упразднил имя Эрети и назвался, как было описано, мтаварам не дал власти и сам захватил [власть]. Но хотя свои и величали его царем, соседние [народы] называли его господарем кахов. Туши и пшавы и хевсуры не подчинялись ему, а Дидоети оставался верным из-за верности к Давиду.

А к приходу Узун-Асана, когда разорили Херки, Сагурамо, Марткопи и Тианети, сей Гиорги преподнес шаху дары большие и пленных юношей и девушек и обещал покорность и избежал войны.

А потом обратился царь Константин к Гиорги за помощью против персов и агарян, и не пожелал Гиорги, боясь объединения [Картли и Кахети].

К приходу Якуб-шаха Гиорги также сумел сохранить мир, старался только сменить непокорных и возвысить своих. [И] застроил [он] и обогатил Кахети, ибо жил в мире. После умер царь Гиорги лета Христова 1492, грузинского 180.

3-й царь Александр, царствовал 19 лет

После Гиорги сел сын его Александр, тоже благословившись в Бодбе (некоторые считают, что в Алаверди).

Сей Александр был прекрасный, мужественный, доблестный, бесподобный в стрельбе из лука и рыцарских потехах, добрый, лишенный злости, милостивый, сдержанный и скромный. У него были сыновья Гиорги и Димитри. Он помирился с царем Картли Константинам и установил границу, уже описанную. И был с тех пор мир и дружба между ними.

И во время [царствования] Александра появился шах Исмаил, сын шиха. И захватил шах Исмаил Адрибежан и Ширван лета Христова 1500, по татарскому хроникону 907, грузинского 188. Сей Александр послал к шаху Исмаилу в Ширван сына своего Димитри с дарами и пленными юношами и девушками и известил о покорности. И шах Исмаил принял с честью и отпустил Димитри с дарами и соглашением о мире.

Сей же Александр еще более умиротворил Кахети и укрепился в нем и застроил и обогатил. Но сын его [134] Гиорги был злой, завистливый и кровожадный, однако, боявшись отца, придерживал себя, только подстрекал отца к нападению на Картли и окрестные земли. А Александр не слушал его и призывал к спокойствию и миру, ибо был уверен, что зачинщика смуты покарает бог. Но Гиорги не слушал его и не терпелось ему замять отцовский престол. И найдя удобный случай в Сапурцле, убил ан отца авоего, царя Александра, не ожидавшего этого от сына. Схватил ом также брата своего, чтобы помешать ему бежать в Персию, ибо давно завидовал ему за прежнюю поездку к шаху, и ослепил его лета Христова 1511, грузинского 199, и с тех пор нарекли его Ав-Гиорги («Ави» (груз.) — злой, Ав-Гиорги — злой Гиорги).

4-й царь Гиорги, царствовал 2 года

И сел отцеубийца и братоубийца Гиорги на престол Кахети и захватил Кахети полностью. Но не удовлетворился он этим злом и вновь восполнился завистью и пытался схватить царя картлийского Давида и начал нападать и разорять единородных и единоверных своих, как уже было описано. И потом убили Ав-Гиорги лета Христова 1513, грузинского 201.

Тогда царь Давид перешел в Кахети и захватил (весь Кахети. А юного семилетнего сына Ав-Гиорги вместе с матерью спрятал Гарсеван Чолакашвили (и доказал верность большую) в своем доме и растил его, ибо мать его [царевича], супруга Ав-Гиорги, была родственницей Гарсевана.

После того царь Давид узнал о местонахождении юного Левана и прислал он по этой причине брата своего Баграта с войском. Прибыл он в Кахети и навел страх на всех и заставил поклясться, что ничего не ведают о царевиче. А Гарсеван поступил с хитростью, о которой уже было написано, и успокоенный Баграт возвратился с войском в Картли же.

А Гарсеван увел Левана в Очанскую крепость. Но к приходу шаха Исмаила лета Христова 1518, грузинского 206 забрали Левана верхние кахи и привели в Кахети. Тогда примкнули к нему все и занял [Леван] весь Кахети.

Узнав об этом, царь Давид с большим войском перешел Гомбори и не смог устоять Леван и отступил в крепость в верховьях Маграни. Царь Давид обложил крепость и тванил его сильно. Однако лукавством архиепископа укрепилась мать Левана в крепости и [135] отступил царь Давид в Картли. Тогда Леван вышел из крепости, собрал кахов, послал тайно нарочного к Мамии Гуриелу и попросил дочь его Тинатин себе в жены и помощи, ибо в ту пору дружили атабаг и Гуриели. И Гуриели выдал свою дочь и обещал помочь. Но когда царь Давид перебил османов, вновь выступил с войском в Кахети и подошел к стоявшему в Магаро Левану, ибо и верхние кахи присоединились к Давиду. Вышел из крепости Леван с малым войском, царь Давид был побежден и возвратился в Тбилиси. Тогда Леван собрал всех кахов и прибыл в Бодбе и благословился на царство лета Христова 1520, грузинского 208.

5-й царь Леван, царствовал 54 года

И сел Леван царем Кахов и занял границы кахетские. В это время узнал, что Гуриели победил царя Давида и пребывал в Мухрани. Собрался Леван наскоро и прибыл в Мухрави. Но Гуриели предложил и настаивал, чтобы свершил бы [Леван] с царем Давидом мир и любовь, так как царь Давид вновь стремился к бою и хотел мстить Гуриелу. Согласился на это Леван и обратились к царю Давиду и отдали все, что он пожелал, и сотворил мир с установлением границ и обязались совместно выступать против врагов и [установилась] твердая любовь.

После взаимного посещения отправился Гуриели к себе, а Леван вернулся в Кахети и послал [людей] за своей женой. А эта женщина видела сон, что «увезет тебя в жены некий вельможа и в пути на одной горе увидишь белый кизил, стоящий на прекрасном месте. Построй там монастырь богородицы».

И когда привезли ее в Шуамта, приостановились на отдых и обед, увидела тогда Тинатин тот кизил, виденный во сне, и дала обет построить церковь. И привезли ее оттуда в Греми и справил свадьбу подобающую Лаван.

И сей Леван послал картлийскому царю Давиду войско на помощь против шаха Исмаила. Он же, Леван, видел во сне икону богородицы, ограбленную шахом Исмаилом, которая валялась в Навтлугской роще, отправился и нашел и украсил и отослал вновь в Тбилисский Сиони.

А после того родила Левану жена его Тинатин сына Александра лета Христова 1527, грузинского 215. Затем еще родила сына Иесе. А после тога отпустил [царь] жену свою Тинатин по ее же воле, ибо Леван был блудник и не пожелала [жить] с ним [136] [Тинатин]. Разгневанный этим Леван отдал ей и сыновей своих. И пришла Тинатин в Шуамта, своим приданым построила там монастырь и поставила игумена и пожертвовала деревни, ею же купленные, и оставалась там до кончины своей.

А после нее привел Леван [в жены] дочь шамхала и справил с ней свадьбу. А потом родила она четырех сыновей — Гиорги, Елимурзу, Вахтанга и Хосро.

И сей царь Леван с царями Гиорги и Багратом отправился в Иерусалим, как было описано.

А после того, как пришел шах Тамаз и разорил Тбилиси, отступил и стал в Карабаг, прибыл к шаху Тамазу Леван лета Христова 1536, грузинского 224. Пожаловал его шах Тамаз и отпустил к себе же.

А владетель Шаки-Ширвана Асанбег подчинялся шаху Тамазу и по наущению шаха старался подчинить Кахети, так как если Левану причинит вред, завладеет тогда Асанбет всеми богатствами его, ибо Кахети был весьма крепко застроен. Видя это, Леван призвал его к миру и не пожелал Асанбег мира. Тогда собрал Лаван войска и напал на Шаки, встретил его Асанбег и в сильном бою Асанбег был побежден и не успел отступить и убили Асанбега и перебили его войско, разорил [Леван] Шаки и пленил и забрал добычу большую и возвратился в Греми.

А пшав-хевсуры и туши не подчинялись больше его предшественникам царям. А сей Леван не силой их покорил, а обещал, что овцы их могут свободно пастись в Кахети и послал дары кресту Лаша в Тианети. И после этого давали [они Левану] войско и [платили] дань.

А когда русский царь Иоанн захватил Казань, Астрахань и Терек и посадил на Терек казаков и в Тарках солдат своих, он, Леван, отправил [послов] и попросил у него войско для защиты крепостей Кахети. Прислал он и поставил [Лаван] русское войско в Крепостях Кахети. Однако, когда шах Тамаз усилился, отослал [Леван] русское войско в Россию и сообщил об усилении шаха Тамаза — «чтоб не истребили ваших солдат в моей стране».

А после разорения Лаваном Шаки лета Христова 1547, грузинского 225 предложили царь Луарсаб и месхи Левану выступить против персов. Тогда из-за дел Асанбега согласился и Леван и начали все трое разорять и грабить Адрабаган неоднократно. [137] 

А шарванцы посадили ханом Давриш-Махмада, сына Асанбега, и не подчинился он шаху Тамазу, и укрепил города и крепости и стал готовиться. После этого, освободившись от других дел, шах Тамаз пришел с войском в Карабаг. И стали в Грузии укреплять города и крепости. Видя это, шах Тамаз клятвенно обещал Лавану дары и свободу его царству, если он изъявит покорность. И Лаван из-за вражды с Давриш-Махмадом и спасения своей страны оставил любовь к Грузии и явился к шаху в Карабаг. Тот пожаловал его и одарил премного. Затем шах послал войска в Ширван, напал на них Давриш-Махмад и истребил полностью войска шаха Тамаза лета Христова 1548, грузинского 236, татарского 955. Узнав об этом, шах Тамаз выступил и вступил в Ширван и предложил Давриш-Махмаду покориться и обещал простить все его грехи. Однако тот не захотел и вновь напал на войско шаха Тамаза и Давриш-Махмад был побежден ими [персами] и бежавший укрылся в Гулистанскую крепость.

Тогда послал шах войска и царя Лавана с его войском для взятия Гулистана. И после недолголо времени трудно стало Давриш-Махмаду и сбежал ои из крепости. Узнав об этом, догнал его Лаван со своим войском и убил Давриш-Махмада и истребил его отряд и голову его поднес шаху Тамазу. За это [шах] одарил Лавана богато и отпустил в Кахети, а шах Тамаз занял Ширван и посадил бегларбега и султанов своих и вновь возвратился в Карабаг. Оттуда выступил на Тбилиси, взял его тоже, связался с атабагом и его также привлек на свою сторону и ушел в Персию.

А Леван был богатым, страна полна была мирам. И хотя кавказские лезгины не подчинялись Левану, однако и вреда ему не могли нанести. Говорили, что когда при Леване некий лезгин из Дагестана напал на Заречье и увел одну корову, узнал об этом Лаван, собрал в Заречье тайно отряд и выступил с проводником, шел день и ночь, напал и схватил того человека с домочадцами и имуществом, привел на третий дань туда же и убил всех, чтобы другие не осмеливались заниматься хищничеством. Он же Леван привел лезгин и поселил в Пипинети для того, чтоб возили они летом лед с Кавказских гор, и это породило зло, о чем будет сказано ниже.

А затем вновь пришел шах Тамаз в Ширван и [138] явился к нему Леван и тот принял его с честью, затем отпустил Лавана, а сына его Иесе взял в Самцхе. Но когда шах Тамаз возвратился назад, отпустил и Иесе к Лавану с дарами. И после нового прихода шаха Тамаза в Самцхе и разорения Картли Леван со своей землей оставался в мире.

А когда убили царя Луарсаба, подумал Леван, что когда пришел шах Тамаз и он не явился к нему, и при смерти Луарсаба побили [картлийцы] воинов шаха многих, шах может мстить, тем более что [Леван] был свояком царя Свимона и отдал [Леван Свимону в жены] дочь свою от дочери шамхала и кахетский троя хотел передать ее сыну, а не изгнанному сыну [своему] Александру. И по этим причинам отправил сына своего Иесе к шаху с поминками и пленными юношами и девушками и известил [его] о своей невиновности лета Христова 1558, грузинского 146. А на следующий год устроил свадьбу своей дочери с царем Свимоном и отпустил [ее] с большим приданым.

После того, лета Христова 1561, грузинского 249 царь Свимон предложил Лавану прислать помощь для изгнания персов из Картли. Однако Леван не захотел ссориться с шахом. Тем не менее, сын его Гиорги ушел с войском к царю Свимону в Дзегви. На них напал Шаверди-султан. Гиорги убили и кахов перебили и оставшиеся в живых возвратились к Лавану. Услышав эту весть, скорбный Леван выплакал сына своего горько, ибо для него хотел трон Кахети.

Но после царствовал [Лаван] все так же спокойно. И возвысил детей своих от дочери шамхала и всех кахов приставил к ним и унизил Александра и Александр вместе с матерью находился в селах Шуамта.

А из-за сношений с кизылбашами кахи переняли их обычаи, стол, роскошь, неподобающее кокетство, одежду. Этим мало по малу оставляли обычаи Грузии и вводили персидские особенно при Александре и Теймуразе.

И после того преставился царь Леван по старости лета Христова 1574, грузинского 262 и оставил страну в полном благополучии. А после него захватили Кахети сыновья его Элимурза, Хосро и Вахтанг. А Александр собрал верхних кахов, пришел в Бодбе и благословился царем. И он, Александр, был женат на дочери Бардзима Амилахора. Его родственником был также Даудхан, царь Картли. Поэтому Александр за помощью обратился [к ним] и с разрешения Даудхана прибыли Бардзим Амилахори и Элизбар Ксанский [139] эристави с войском. Увидя это, кахи оставили Элимурзу и его братьев и присоединились к Александру. А те получили помощь от шамхала и лезгин. И встретились друг с другом в Торга и в сильном бою разбили Элимурзу, Вахтанга и Хосро и убили там всех троих братьев и войско их тоже перебили. И занял Александр Кахети в том же году.

6-й царь Александр царствовал 32 года

И сел Александр царем кахов и захватил весь Кахети. А было у него четверо сыновей — Давид, Гиорги, Эрекле и Константин. И родственница Александра была замужем за Даудханом. А сын его Эрекле за что-то обиделся и украдкой ушел к султану в Стамбул (говорят из-за обиды на брата своего Давида). Услышал об этом шах Тамаз и принял это за отложение Александра, разгневался и выступил на Кахети, пришел в Карабаг и призвал Александра. Тогда Александр начал держать совет. И сказал Отар Чолакашвили кахам: «Возьмите на себя кровь, которая прольется и я спасу Кахети». Тогда поклялись кахи: «Мы дадим ответ Христу, когда явится он судить живых и мертвых».

И так как [в ту пору] Кайхосро атабаг был мертв и сыновья его были малолетними и воспитывала их Дедисимеди в Самцхе и зная ее строптивый характер, написал Отар ей: «Так как добивается Вараза смерти твоей и твоих детей и захвата Самцхе для себя, по этой причине и ведет шаха Тамаза, чтобы истребить непокорных, ибо сама ведаешь, сколько зла на тебя наговаривал». Услышав такое, Дедисимеди не стала устанавливать истину и убила Варазу. А когда услышал о смерти Вараза, опечалился шах Тамаз, ибо был он братом жены шаха, оставил Кахети и разорил Самцхе, особенно Оцхе лета Христова 1574, грузинского 262.

К возвратившемуся [шаху] прислал Александр сына своего Константина с большими дарами и пленными и известил, что «сын мой ушел вопреки меня и я безгрешен перед тобой». Тогда шах Тамаз, остывший от гнева, примял дары и пленных и взял с собой Константина и ушел в Персию и оставил Кахети, не причинив ему вреда.

И после смерти шаха Тамаза жил Александр в мире. И в то время Кахети был так заселен, что трудно было найти охотничьи угодья. И Александр, сильно любивший охоту, говорил: «Как хочется, чтоб разорился бы Кахети, чтобы иметь множество [140] охотничьих угодий», — так, как это было во времена внука его, Теймураза, хотя и ему некогда было охотиться.

В ту пору сообщили Александру сокольничие о появлении в Алони неизвестных птиц. Отправился [царь] немедленно и увидел павлинов [и] пожелал переловить их живыми, однако ни один сокол не справился [с ними], кроме алого сокола и с его помощью переловил всех, привел в Греми, и размножились они, хотя и приняли кахетский облик, подобно тому, как сказано в басне о появлении овцы в стране обезьян.

Выступление Лала-паши

А после того, как пришел Лала-паша лета Христова 1578, грузинского 266, призвал он из Тбилиси Александра и обещал он явиться и сопровождать с (войском в Ширван, если [паша] не тронет Кахети. Тот обещал твердо и встретил с войском [царь] Лала-пашу в Сатисчала и повел его в Ширвае. И взял Лала-паша Ширван [и] Шаки, перебил непокорных и построил в Ширване крепость и поставил свою стражу и посадил пашу. Затем возвратился, прошел по берегу Мтквари и сопровождал его Александр до [реки] Арагви. Затем отпустил Александра и вернулся [царь] в Кахети с миром, а Лала-паша стал в Мухрани.

А царь Свимон возвратился из плена [и] по этой причине Даудхан сбежал в Стамбул, ушел Лала-паша тоже и царь Свимон занял Картли. Затем отомстил Амилахору. Не стерпев это и не желая добра своей сестре, собрал Александр воинов своих кахов и напал неожиданно на Свимона в Дигоми лета Христова 1580, грузинского 268, и обежал Свимон, и натравил [Александр воинов] на сестру свою и ограбил богатства Свимона и ушел, обесчестив сестру свою.

Спустя немногое время напал Свимон [на Александра] в Чотори и встретил его Александр с боем [и] был Александр побежден за непристойное поведение и ушел в Магаро, а Свимон захватил кахов в плен и обошелся с ними так, как уже было описано, однако казну Александра не смог получить.

В том же году вернулся [из Персии] Иесе, брат Александра, так как не отказался он от Христа и отпустил его шах. И спустя немного времени Иесе умер.

А Александр сыну своему Давиду привел в жены дочь Ашотана [Мухранбатона], Кетеван. И был Ашотан единомышленником и верным Свимону. Сей Ашотан добился мира и помирились Свимон и Александр [141] и было после этого между ними единство и любовь большая.

Шах Абаз стал государем

А лета Христова 1587, грузинского 275, татарского 995, схватили персы шаха Худабанду и посадили [на престол] шаха Абаза, сына шаха Худабанды. И начал он завоевывать земли.

И попросил Манучар Дадиани [руку] дочери Александра, Нестан-Дареджан, и выдал [ему] Александр с большим приданым лета Христова 1591, грузинского 279. Однако после рождения сына Левана преставилась Нвстан-Дареджан, и после того взял Александр юного Левана и воспитывал сам.

А после пришел шах Абаз для взятия Еревана лета Христова 1602, грузинского 290, татарского 1012 (Должно быть 1011 год) и призвал Александра со своим войскам. В то время туда же собирался картлийский царь Гиорги, встретились они и выступили совместно. И шах Абаз пожаловал их. Однако после взятия Еревана забрал у него [Александра] Каки и взамен назначил ему семьсот туманов ежегодно, затем вновь одарил и отпустил [Александра шах] в Кахети.

В ту пору присылал иерусалимский патриарх и просил денежную помощь для покрытия долгов. Александр уведомил об этом каков и обещали они и поручили [епископу] Алаверделу, брату Отара Чолакашвили, собрать [деньги] и отвезти в Иерусалим. И собрал он пять тысяч динаров и отправился.

А в Алавердском монастыре жила постригшаяся сестра Александра, с которой тайно сожительствовал Алавердели. И женщина эта, узнав об отъезде Алавердела и своей беременности, забеспокоилась и послала вдогонку человека и известила Алавердела. А Алавердели почти был у цели, и получив такое известие, немедленно возвратился, а женщина эта сбежала [из монастыря] и ушла в Имерети [для встречи с ним], а золото то вернули Александру же. И патриарх проклял Алавердела. После того призвал Александр того монаха, отказавшегося от монашества и женившегося на той женщине, дал небольшое поместье и жил он там [с женой].

И так как цари Александр и Гиорги пребывали во взаимной любви и царь Гиорги был более близок с сыновьями Александра, пригласил царь Гиорги Давида и Гиорги, сыновей Александра, в Тбилиси, [142] встретил прибывших и поселил их в Исани, иже есть Авлабари, и каждый день охотились, пировали и состязались.

И в один день вновь пригласил их царь Гиорги на пир в Тбилиси. Тогда задумал злое дело Гиорги и не пожелал идти, сославшись на отравление вином, и ушел Давид. А оей Давид был горд, дерзок и свиреп и не любили его кахи. А Гиорги был щедрым, спокойным, красивым и ласковым для своих подданных. И когда Гиорги показалось, что Давид захмелел, проявил он безумие и призвал кахов убить брата своего и захватить Кахети, клятвенно договорившись с ними. Узнал об этом Барам Чолакашвили, человек богобоязненный, отправился и сообщил пировавшему Давиду обо всем. Давид немедленно встал и ушел [с пира] и явился в шатер Гиорги и увидел, что вооружались [Гиорги] и его сообщники. Разгневался Давид на Гиорги и оказал: «Вооружаешься для того, чтобы убить меня, и я здесь и твори, что можешь». Взял Давид под стражу брата своего Гиорги и приверженцев его лета Христова 1603, грузинского 291, забрал их и посадил в замок Торга, а 12 человек, поклявшихся Гиорги в верности, выбросил [Давид] из Чоетской крепости, а остальных бросил в тюрьму. Однако свершил злое [дело] и отнял у царя царство и посадил его в крепость [под арест] и сам правил Кахети и был властителем его.

Однако спустя шесть месяцев скончался Давид и вышел Александр из тюрьмы, ибо не осталось у него сыновей, кроме Гиорги. А у Давида с Кетеван остался сын один, Теймураз. И воспитывал его дед в роскоши у матери. Но так как Александр был старым, подумала Кетеван, что «если Александр умрет, захватит Гиорги Кахети и будет мстить сыну моему». Поэтому призвала Шермазана Чолакашвили, взяла у него клятву и отдала сына своего и отправила к шаху Абазу (А метафраст царицы Кетеван считает, что Теймураза отправил дед из-за мести к сыну своему Давиду, ибо хотел Кахети [оставить] сыну своему Гиорги после того, как пленил их сын его Давид. И Теймураза послал для того, чтобы Кахети остался Гиорги (прим. Вахушти)).

И принял шах Абаз Теймураза ласково и относился с уважением и учился персидскому языку и письму. И задумал шах Абаз, так как Теймураз в моих руках и остался Кахети без наследников, если не считать двоих [Александра и Гиорги], прибег он [143] к коварству с целью их истребления, ибо хотел захватить Картли-Кахети и омусульманить их.

Призвал [шах] Константина, сына Александра, раньше посланного [ив Персию], который был всецело мусульманином и почитателем их веры, и сказал ему шах Абаз: «Брат твой Давид умер и остались отец твой старый и брат твой Гиорги. И теперь, так как ты твердо стоишь на нашей вере и верен моему царствию, дам тебе в помощь ширванское войско, халат и дары для отца, иди и убей обоих и захвати Каэтти и сделай мусульманским». И обещал Константин исполнять все и выступил торжественно с большими дарами.

Тогда же прислал Манучар Дадиани вельможу своего, чтобы забрать сына своего Левана. Опечалился Александр, однако одарил его богато и отпустил. В это же время прибыл гонец с вестью о приближении сына. Повеселевший [Александр] собрал войско и встретил Константина в Базаря. И была радость и веселие всюду, и надел Александр халат шаха и радовался вместе с сыном.

И в одинь день сказал Константин отцу: «Имею слово наедине, сказанное шахом». Приказал поэтому Александр всем кахам выйти, остались лишь (епископ) Руствели и брат его Абел. Тогда выскочили из засады воины и направили на них мечи и убили царя Александра и сына его Гиорги и вместе с ними Руствела и Абела лета Христова 1605, грузинского 293 (А метафраст пишет, что убитых отца и сына возложил на верблюде и отправил в Алаверди и там их похоронили (прим. Вахушти)).

7-й царь Константин

И как увидели это, ушли кахи все от Константина. Но Константин обратился к ним и обещал дары большие и некоторые устрашились шаха и стали приходить кахи и приступил [Константин] к захвату Кахети. А потом послал к Кетеван, жене брата своего Давида [с таким предложением]: «Так как мусульманской вере подобает жениться на невестке и захватил я Кахети по воле шаха, будь моей женой и оставайся впредь царицей, а если откажешься, силой этого добьюсь». Услышав это, опечалилась Кетеван и взмолилась кахам, чтоб помогли они ей избежать этой [участи], в противном случае уйдет она на родину свою, в Картли. [144] 

Тогда собрались кахи у Кетеван и поклялись и дали обет богу защитить ее от этого. Узнал об этом Константин и выступил с войском. Находящиеся с Кетаван кахи атаковали его и одолели Константина и убили Константина (А метафраст пишет: «И как стали друг против друга, увидел Константин силу [кахов] и не захотел биться и стал отступать с войском. И сблизившись с ним, узнали кахи его, Давид, Тамаз и Бебур напали и вонзили копья и сбросили с коня Константина и отрубили голову и поднесли царице» (прим. Вахушти)) и перебили мечами воинов его и пришли к Кетеван кахи с победой.

И с этого времени правила царствующая Кетаван, пребывающая в Греми. Она же перенесла [останки] Александра с сыном Гиорги и похоронила в Алаверди.

И узнал шах Абаз обо всем случившемся в Кахети, встревожился и предположил отложение кахов [и] утверждение картлийского царя. Чтоб не допустить захват [Кахети] царем Картли, призвал поэтому немедленно Теймураза и сказал: «Злой Константин убил отца и брата своего, который был послан для установления мира и свидания с отцом [и] братом. Однако и с ним теперь рассчитались кахи и убили и его. Теперь отправляйся ты наскоро, чтобы не разгорелась в Кахети смута», одарил [шах Теймураза] богато и отпустил (Метафраст пишет: «Когда убили Константина, послала царица к шаху Абазу вельможу и попросила [отпустить] сына своего Теймураза. И он, чтоб не допустить отложение и соединение с картлийцами, немедленно прислал его» (прим. Вахушти)). (Узри тут коварство злое!). И прибыл быстро Теймураз со всеми находящимися там кахами в Кисики неожиданно. Гостил [Теймураз] у одного крестьянина, который подарил [ему] девять сыновей своих малолетних, оттуда известил мать свою, царицу Кетаван о своем прибытии, затем прибыл в Греми и была у матери и сына и всех кахов радость большая. Затем пришел и благословился в Бодбе лета Христова 1605, грузинского 293 (царь Арчил наверно говорит, что в Мцхета).

8-й царь Теймураз, царствовал 10 лет

Д когда сел господарь Теймураз царем, было ему 16 лет (Царь Арчил пишет, что воцарился он 13 и в Россию уехал 70 лет. Когда по этим данным подсчитали, оказалось, что воцарился он двадцатилетним. Поэтому считаем мы правильной эту цифру, ибо женился он быстро (прим. Бахушти)) И правил он [царством] Кахети. Потом привел он в жены Анну, дочь Мамии Гуриела и справил славную свадьбу в Торга. И так как Кахети был богатой и густо заселенной [страной], Теймураз все [145] время веселился и охотился и пировал. После зачала жена его и родила сына Левана, вновь зачала и родила сына Александра. И преставилась Анна лета Христова 1610, грузинского 298, и печалился Теймураз премного и сетовал сильно.

Узнал об этом шах Абаз и пригласил Теймураза, чтоб оставил печаль и веселился бы с ним. В ту пору Теймураз доверял шаху Абазу и отправился к нему в траурном одеянии. А когда Теймураз впервые был отправлен к шаху матерью, преподнес он шаху Абазу брата и пленных, а прибыв ныне, [преподнес] сестру свою и пленных дочерей и сыновей знатных кахов. И шах Абаз принял милостиво и пожаловал его и одаривал премного, заставил снять траур, водил ежедневно на охоту и пиры.

Потом сказал шах Абаз Теймуразу тайно: «Женись на сестре царя Луарсаба и будь моим свояком и его родственником, чтоб не было меж вами зависти». Тогда ответил Теймураз с мольбой: «Сын он сына дочери деда моего и вера наша не разрешает это». Разгневался шах Абаз и настаивал на [согласии Теймураза. Тогда, не видя иной возможности, согласился Теймураз. (И сделал это шах Абаз, чтобы найти причину и унизить и прибрать их в свои руки и чтоб поругать их веру, а потом омусульманить, и еще увидеть — какую сестру выдаст за него Луарсаб — старшую, которую не послал к шаху, или младшую).

И написал шах Абаз царю Луарсабу, чтобы выдал он сестру свою за Теймураза, затем отпустил Теймураза с большими дарами. Вернулся [Теймураз] в Кахети и попросил руку Хорашан, выдал ее Луарсаб торжественно и справил Теймураз свадьбу в Греми лета Христова 1612, грузинского 300, и властвовал в Кахети по воле своей.

А лезгины хотя и враждовали, однако [нападать на Кахети] открыто не осмеливались, кроме как скрытно. Поэтому послал Теймураз [на них] Кайхосро Оманишаили, ибо был он [мужественным и смелым. Вступил он в Дагестан и стал в горах, начал разорять и грабить их. И так как никто не противился ему, попросил [Кайхосро] у Теймураза набат, чтоб навести на них больший страх. Однако кахи донесли господарю Теймуразу, что желает он [захватить] Кахети и по этой причине просит набат. Тогда [146] призвал [Теймураз] Кайхосро и убил его изменой. Увидя это, некоторые кахи заколебались в верности к царю.

Приход шаха Абаза

А с тех пор, как кахи убили Константина, шах Абаз носил в себе злобу и не находил удобное время для мщения из-за внутренних дел, ибо не мог устроить дела по своей воле. Но теперь нашел причину, выступил и внезапно появился в Гандже лета Христова 1615, грузинского 303, татарского 1024. Из Ганджи уведомил Теймураза: «Иду я на османов, поэтому пришли в заклад сына своего, чтобы не стал бы ты на стороне османов, как то сделал дед твой, и этим смогу убедиться в твоей верности». Услышал это Теймураз и показалось ему странным, ибо не было войны [у шаха] с османами. Однако знал он бешенный нрав шаха, так как шах Абаз был коварным, хитрым, неверным и врагом всех наследников [грузинских царей]. Посоветовался тогда Теймураз с кахами и все они посоветовали отпустить сына. Теймураз не соглашался, однако настояли кахи и послал [царь] вместе с ним [сыном] и мать юною, Кетеван, и Нодара Джорджадзе, предполагая, что шах Абаз уважит мать, которая мольбой добьется помилования и возвращения.

Но увидев их, разгневанный шах Абаз прислал сказать Теймуразу: «Я не няня и не воспитатель сына твоего, пришли старшего сына, (ибо желал захватить всех), если желаешь быть со мной в согласии, и я уважу мать твою и отправлю назад».

Теймураз опечалился сильно и не хотел отсылать, так как мать также известила его о том, что не следует отправлять и второго сына. Однако кахи настаивали, говоря: «Ты дважды бывал у него, пожаловал [шах] тебя и одарил. Почему уничтожаешь Кахети из-за одного гоноши, ведь знаем мы, что не причинит ему вреда». Тогда вынужденный Теймураз послал и старшего сына в сопровождении Давида Асланишвили.

А когда шах Абаз заполучил их, прислал сказать Теймуразу: «Теперь узнал я, что верен ты весь мне, ибо не пожалел ты сыновей своих для меня. Теперь приходи и ты и одарю богато и отпущу с миром вместе [со своей] страной».

Услышав это, Теймураз и кахи догадались о коварстве шаха Абаза, задумавшего истребить их и разорить Кахети. Поэтому Теймураз обратился к Луарсабу за помощью: «Так как хочет [шах] [147] разорить Грузию и знай, что с ним находится враг твой, моурави, который ведет шаха и против тебя». И Луарсаб обещал твердо помощь. И собрал Теймураз воинов кахав и от Мукузани до Заречья устроил засечную стену и стал ждать.

Узнав о приготовлениях Теймураза, [шах] прислал тайно войска в Жалети, а сам перешел [реку] Мтквари и направился в Кахети. Захваченных кизылбашами пастухов-кахов одарил халатами и отпустил. Увидав это, кахи стали покидать Теймураза И уходили к шаху и он принимал их с большой честью и жаловал подарки. Поэтому Теймураз не смог противостать и ушел с домочадцами. А по дороге, в Жалети, встретился с кизылбашами, атаковал их смело, одолел и перебил многих, а остальные бежали. [Теймураз] захватил имущество кизылбашей и прибыл в Мухрани к царю Луарсабу.

А спасшиеся кизылбаши пришли к шаху, рассвирепел он и пошел на обоих царей, однако они ушли в Имерети, ибо если даже вступили бы они в бой, картлийцы и кахи не захотели сразиться с шахом Абазом.

А шах Абаз прошел Кахети, Картли и стал в Гори, и было то, о чем мы повествовали.

А когда [шах] ушел, правителями Кахети оставил Надара Джорджадзе и Давида Асламишвили, а прибыв в Ашраф, мать и сыновей Теймураза отправил в Ширазскую крепость (их еще из Ганджи отослал в Ашраф).

А Теймураз находился в Имерети в почете у царя Гиорги. Но спустя три месяца прислали Нодар и Давид к Теймуразу человека и велели сказать: «Приди и владей твоим Кахети».

Пришел Теймураз в Кахети, царствовал 6 месяцев

Выступившего из Имерети в Картли Теймураза для охраны до Арагви сопровождали сам царь Гиорги, Леван Дадиани и Мамия Гуриели. А там их встретили кахи все полностью и царь имеров и правители возвратились к себе, и занял Теймураз вновь Кахети.

Узнал это шах Абаз, рассвирепел и выступил с сильным войском, но предварительно выслал наскоро Аликули-хана с большим войском для перекрытия дорог у Арагви, чтобы помешать Теймуразу вновь бежать в Имерети. Услышал Теймураз о прибытии Аликули-хана к Арагви, собрал войско и в полдень напал [на него] у [селения] Цицамури. И после сильного боя бежали кизылбаши и перебили их кахи так, [148] что немногие спаслись. И захватал Теймураз их имущество и оружие и казну.

А сбежавшие кизылбаши явились к шаху и разгневался [шах], яко кит и немедленно выступил. Тем временем кахи понадеялись, что как и прежде, шах Абаз не тронет и одарит их и отказались воевать. Лишившись их поддержки, Теймураз был вынужден вновь уйти в Имерети, и пошли с ним многие [мужи] большие и малые с домочадцами.

А шах Абаз пришел в Кахети и оттуда в Тбилиси лета Христова 1616, грузинского 304, и обратился [оттуда] к лезгинам: «Желаю уничтожить Кахети и которые вступят в ваши горы, истребляйте и плените их и одарю вас щедро». Услышав это, [лезгины] с радостью дали согласие.

Тогда шах Абаз послал из Тбилиси отряды в Херии и Эрцо-Тианети, а сам прибыл в Кахети, [население] истребил, пленил, согнал и разорил, ограбил церкви, уничтожил иконы и кресты, а украшения их роздал своим девкам. Некоторые спаслись в Пшави, Хевсурети, Тушети и укреплениях, скалах, горах и лесах. Однако лезгины поступили с ними так, как обещали шаху Абазу.

Пейкар-хан, (правитель) кахов

Затем [шах Абаз] оставил в Кахети Пейкар-хана с войском, а сам ушел и захватил с собой согнанных пленных кахов и расселил их в Мазандеране, Хорасане и Ферейдане (потом они сопровождали его наследников в качестве стрелков).

А в бытность Теймураза в Имерети настал сильный голод. Обеспокоенный Теймураз послал человека к султану в Стамбул и попросил убежище и помощь. Спустя немногое время [Теймураз] отправился в Гурию, принял его Мамия Гуриели и жил в почете. И туда прибыл посланец из Стамбула и обещал султан помощь и избавление и даровал [Теймуразу] Гонио и несколько сел в окрестностях Ахалцихэ.

Тогда гурийцы возбудили зависть у Мамии Гуриела, говоря — раз султан дал [Теймуразу] Гонио, желает он [захватить] и Гурию. Узнав об этом, Теймураз отправился в Ахалцихэ, в пожалованных ему селах, и принял его там Манучар Атабаг ласково.

После того пожелал [Теймураз] отправиться в Стамбул, ибо султан обещал ему помощь, и известил об этом атабага, а атабаг даровал ему Олтиси. Теймураз прибыл туда и оставил царицу Хварашан и [149] семьи кахов в Олтиси и поставил над ними Нодара сахлтухуцеса, а сам, богато нарядившись, с 700 человек отбыл [в Стамбул].

Услышав об этом шах Абаз и решил, что султан оказал помощь Теймуразу. За это велел привезти сыновей Теймураза в Испаган и оскопить их лета Христова 1620, грузинского 308 (Александр скончался от этого, а Леван сошел с ума и бродил обесчещенным, а затем умер и он). Потом шах Абаз велел ереванскому бегларбегу Амиргуна-хану: «Иди на Олтиси, захвати царицу Теймураза и пришли пленницей ко мне». В ту пору стояла зима. Амиргуна-хану пришлась через снежную гору прорыть дорогу. А царица Хварашан видела сон, будто напали на «ее воины и ограбили. Напугалась она и вместе со всеми своими людьми вошла в крепость и укрепила ее. А на заре напал Амиргуна-хан с войском и, не найдя никого, повернул и ушел. А Нодара в то время там не было. Узнав об этом, собрал тамошних [людей] и бывших с ним кахов, погнался за Амиргуна-ханом, догнал, перебил его воинов и Амиргуна-хан спасся бегством. Захватил Нодар его имущество и возвратился к царице с победой.

А прибывшего в Стамбул Теймураза принял султан Мустафа (А иные пишут султана Ибрагима, однако при этом Ибрагиме не было ни шаха Абаза, ни этих дат (прим. Вахушти)) ласково. Попросил [Теймураз] помощь, но у султана была война на западе и не смог дать войско, хотя и одарил богато и отпустил.

В ту пору в Анатолии жили джалады многие и бились они с Теймуразом многажды, однако всегда одолевал их Теймураз. А в одинь день семь раз напали [на Теймураза] разные, но силою всевышнего истребил всех Теймураз так, что сам ни одного человека не лишился. И возвратился в Олтиси с победой и там также нашел всех в мире и победивших [врагов].

Потом Теймураз вновь прибыл в Гонио и собирался Черным морем отправиться в Россию. А Кахети был иуст и Пейкар-хан застраивал Масабруни и заселял его кочевыми племенами и старался подчинить кахов и добиться их доверия. Хотя некоторые [кахи] все же были с ними.

После того пришел моурави с Карчи-ханом лета Христова 1623, грузинского 311 и стали они в [150] Сапурцле и призвали кахов. Прибывших [кахов] вводили в огороженное перед ханом место, будто для пожалования халата, и отсекали голову. И многих убили. Но потам догадались кахи, взялись за сабли и с боем вырвались и ушли.

Затем моурави и Зураб убили Карчи-хана и послали к Теймуразу, чтобы пришел и занял Кахети. Послушал [Теймураз], пришел и занял Кахети.

Прибытие Теймураза из Гонио в Кахети, царствовал 11 лет

А когда картлийцы не сумели схватить Пейкар-хана и забрать у него царевну Лелу, поэтому моурави и Зураб попросили Теймураза выдать свою дочь Дареджан в жены Зурабу. Этим Теймураз вознамерился занять и Картли и дал Зурабу свою дочь. Затем посадили Теймураза царем в Картли и владел он также Кахети.

Услышал об этом шах Абаз, прислал Корчибаша с большим войском. Пришел [он] и стал лагерем на Алгети и случилось все то, что уже было описано. И после поражения у Марабды ушел Теймураз в Имерети и Кахети оставался сам с собой, а после ухода Корчибаша вновь возвратился господарь Теймураз в Кахети и занял его лета Христова 1624, грузинского 312.

В это врвмя начали кахи постепенно застраиваться и заселяться. Однако узнав обо всем, разгневался и рассвирепел шах Абаз, написал ширванскому бегларбегу, чтобы царицу Кетезан, мать Теймураза, омусульманить, а ежели не отвергнет Христа, замучить ее до смерти. И убил он за Христа [царицу Кетеван] разнообразными муками, как рассказывает ее метафраст лета Христова 1624, грузинского 312, сентября 12 (Метафраст пишет, что замучили [царицу] при первом же истреблении Карчихана. Однако господарь Теймураз в своих стихах говорит о 10-летнем пленении матери до ее смерти. И когда эти 10 лет прибавили к приходу шаха Абаза, получилась сия дата и ее мы сочли более приемлемой и употребили для разъяснения других [фактов], ибо Теймураз же говорит о шах Абазе, что не дотянет он и умрет через пять лет после мученической смерти царицы Кетеван (прим. Вахушти)).

А между моуравом и Зурабом началась вражда. Тогда Зураб эристави призвал господаря Теймураза захватить Картли и [Теймураз] прибыл в Душети. [Туда же] подошел моурави с сильным и большим войском. Но с Теймуразом были Зураб эристави, Йотам Амилахвари и его кахи. А в бою свое обещание выполнил Эдишер, который говорил кахам и [151] [другим] воинам: «постарайтесь убить моурави, ибо он возмущает всех». Напав [на моурава], Эдишер направил ему копье в грудь, но сломал его об латы, а моурави рассек ему саблею непокрытую голову. Затем подскочил моурави к господарю Теймуразу и ударил его плетью в плечо, но сдержался и отошел. И одолели моурава и ушел он лета Христова 1626, грузинского 314. А эти перебили и захватили многих, и у захваченных в плен господарь Теймураз велел отрезать носы и у некоторых уши и отпустить, а сам пришел и занял Картли и правил с помощью Зураба.

А лета Христова 1628, грузинского 316, татарского 1038 преставился шах Абаз и сел сын сына его шах Сефи.

В ту пору усилился Зураб эристави и не подчинялся господарю Теймуразу. Вывел [Зураб] царя Саймона из Тбилиси. А Теймураз вернулся в Кахети и после немногого времени прибыл в Упадари, собираясь идти к шаху.

И написал [оттуда Теймураз] Зурабу: «Я ухожу, но посмотрю, что случится с тобой от Свимона, ибо не подобает, чтобы зять пренебрегал отцом жены». Спустя немногое время Теймуразу в Упадари поднесли голову царя Свимона, присланную Зурабом, который вновь призвал [Теймураза] на престол Картли и велел передать: «как я мог не желать тебе бессмертия».

Возвратился Теймураз и занял Картли. И так как никто с ним не соперничал и не противился, вознамерился отомстить султану Цукети, так как когда шах Абаз разорил Кахепи, поступил он злейшим образом с кахами. И выступил [Теймураз] с большим войском. Но прибыв в Алони, споткнулся у господаря Теймураза конь и сломал [царь] плечо, и из-за болей не смог сам продолжить путь и послал Зураба 0о всем войском. Пришел он и напал неожиданно и укрепился султан сильно. Тогда приказал Зураб атаковать сразу султана и воины вмиг выполнили приказ, завладели крепостью, убили султана и перебили всех людей его и разорили жилища его и вернулись с победой и огромной добычей и явились к Теймуразу.

После этого припомнил господарь Теймураз месть к Зурабу и, находясь в Сапурцле, изменой убил его, затем вступил в Душети и забрал дочь свою Дареджан [152] и вновь стал в Сапурцле. [Потом] обратился к царю имеров Гиорги с предложением выдать дочь свою Дареджан за сына его Александра. Царь Гиорги согласился и прислал сына своего Александра. Прибыл тот в Сапурцле, поженил их [Теймураз] в малой церкви Киндзара и отпустил с большим приданым лета Христова 1629, грузинского 317.

Потом Теймураз собрал войско обеих земель и напал на Улукосори, ибо они разоряли [Кахети] и захватывали в плен кахов. Истребил, пленил и разорил [их Теймураз] и вернулся с победой.

Затем вновь собрал оба войска и выступил и опустошил [земли] за Арезом, Барда, Карабаг, Шамшадило и возвратился с огромной добычей.

А Давид Ундиладзе был ганджинским бегларбегом. Он был верным слугой шаха Абаза. Однако шах Сефи по незначительному поводу схватил брата его и казнил и сыновей его ослепил. Испугался сей Давид и явился к Теймуразу с войском и [племенем] каджаров с их семьями. И принял их Теймураз и поселил на берегу [реки] Иори. Услышал об этом шах Сефи и потребовал у Теймураза его выдачи, однако Теймураз не выдал [Давида] и попросил [у шаха] смилостивиться и простить ему грехи его. Услышав [такой ответ], шах Сефи разгневался, призвал Хосромирзу, пожаловал ему Картли и дал в провожатых спасалара Ростом-хана. И пришли [они] в Хунани.

А для того, чтобы Бараташвили не перешли на сторону Ростам а, Теймураз велел привезти их жее в Сапурцле и намеревался сразиться [с Ростомом]. Однако Бараташвили в ту же ночь ушли и явились к Ростому. Тогда Теймураз решил отрезать носы и губы у жен Бараташвили, однако царица Хварашан не позволила это. И ушел [Теймураз] в Имерети лета Христова 1634, грузинского 322. Сам царь Теймураз успел перейти в Имерети, но остальных догнали кизылбаши и перебили и пленили, затем повернули и возвратились в Тбилиси.

(пер. Н. Т. Накашидзе)
Текст воспроизведен по изданию: Вахушти Багратиони. История царства грузинской. Мецниереба. 1976


http://www.vostlit.info/Texts/rus6/Wach … tml?id=245

0

2

Описание Осетии, Дзурдзукии, Додоэтии, Тушетии, Алании и Джикетии.

(Из Географии Грузии Вахушта, составленной в 1745 г.).

... Дзурдзукетия (Дурдзукетия) состоит из Дзурдзукии, Кистетии и Глигви. Двалетия делится на следующие ущелья: Касрис-хеви, Зрамага, Жгеле, Нара, Зрого и Заха. Владения овсетинских царей суть: Чими, Тагаури, Куртаули (Кhуртhаули), Валагири, Пайкоми (Пhайкhоми), Дигори и Басиани. По разорении и опустошении Овсетии (В статье сохраняется древне-грузинское название Осетии, которая только с конца прошлого века стала так называться. Ред.) Батыем, овсы, оставив долины, укрепились в Кавказских горах. Вот самые известнейшие фамилии овсов: Басиани, Бадёлидзе, Черкесидзе, Тагаури, Куртаули, Сидамони и Чахиладзе (*** ***). После того как Овсетия была опустошена и овсы поселились в горах Кавказа, Овсетия (собственная) стала называться Черкесией или Кабардо, а горы — Овсетией (Это важное указание Вахушта о границах расселения осетинского народа мы находим также в Истории Грузии Вахушта (стр. 293), где сказано, что по разорении Осетии Тамерланом она стала называться Черкесией, ибо осетины удалились в глубь Кавказских гор. Об этом же вопросе мы находим интересные сведения в брошюре А. Ардасенова и А. Есиева — “Высшее сословие осетин”, в которой сказано, что “археологические раскопки не оставляют сомнения в том, что осетины жили в нынешней Балкарии, в средней и горной полосе Кубанской обл., доходя до северо-восточного побережья Черного моря” (стр. 5).). Да и теперь значительную часть их называют осами, а менее значительную — двалами. Ущелье Хеви также входить в состав Двалетии, а также и Трусо (Thpyco).

Границы современной Овсетии суть: Трусо, Хеви, Казбек, Ахоти и линия по Тереку до горы Черкезисмта-Хетадзе (***), с южной стороны — Кавказские горы до Бруцсабзели, Зекари и горы, идущей по [66] границам Рачи, Дигории и Басиани; с севера — высокая гора, идущая между Черкесией и Овсетией, которая со стороны Черкесии лесиста, а со стороны Овсетии безлесна; с сапада — Кавказские горы, лежащие между Рачой и Жгеле и между Басианом и Сванетией.

Овсетия страна замкнутая и недоступная, ибо здесь находится высокий Казбек и снежные горы, на которых летом и зимой лежит лед толщиною в 20 и 30 саженей; также имеются теснины и высокие скалистые утесы, реки большие и быстротекущие, по которым затруднительна переправа даже верхом и то в брод, а переправа вплавь совершенно невозможна. Имеется тут, там и сям, и лес, но он большей частью состоит из березняка (***), растущего по берегам рек и в самых ущельях, ибо скалистая почва и холод препятствуют прозябанию растений. И потому лес и дрова привозят: одни с черкесских гор, другие же довольствуются кизяком. Из злаков произрастают пшеница, ячмень и овес и то весьма скудно, благодаря холоду, поздней весны и ранней осени. Об обилии посевов и речи не может быть, благодаря малоземелью и каменистой почве. Что же сеется, то дает обильный урожай. Когда здешние посевы подвергаются градобитию, что бывает весьма часто, то вся страна терпит страшный голод. Овсы имеют также сады, и в некоторых местах попадаются: барбарис, мирсина (*** ***), горная земляника (***), шиповник (***). К домашним животным принадлежат: овцы с длинными хвостами и малорослые, коровы и быки, лошади, козы, свиньи (в малом числе, но более вкусные, чем в других местах). По причине ограниченного количества пастбищ и покосов жители могут содержать только: овец не более 20, [67] 40 и 100 штук, лошадей и рогатого скота не более 10, 20 и 40 голов. В Овсетии имеются в изобилии соленые горные источники, весьма полезные для питья человеку и животным, которые от этого жиреют, мясо их делается вкусным, а шерсть мягкою. Из домашних птиц имеются только куры; в диком же виде водятся только мелкие пернатые и еще птица “шуртхи” (горная индейка?), которая попадается на всем Кавказе; она похожа на куропатку и вдвое более курицы. Эта птица летом делает большие запасы сена, которым зимою питается горный тур, а сама шуртхи довольствуется его пометом. Из зверей попадаются олени, серны, лани, рыси, лисицы, волки, шакалы, барсуки, медведи, зайцы и туры; здесь только туры водятся во множестве, целыми стадами. Пчел разводят в ограниченном количестве. Тут имеются руды серебряные, оловянные, железные, серные, селитряные, а также и мраморные залежи; но жители не умеют обрабатывать их и пользоваться ими в достаточном количестве. В здешних реках рыба не водится, благодаря быстроте их течения; только в некоторых местах попадается форель (***).

Мужчины и женщины красивы, миловидны, с черными глазами, черными бровями и волосами, с тоненькими талиями, в особенности женщины; народ шустрый и горячий; у себя дома они кушают очень мало, довольствуются только водою, хлебом и сывороткою, но в чужой стороне и во время пира они ненасытны. В битвах они не отважны, ибо весьма боятся регулярного войска, но в ночное время храбры и умеют врываться в стан врагов и ускользнуть обратно. Они держат себя непристойно, невежливо; в своей стране смелы и горды, на чужбине нископоклонны; беседу ведут умно; они [68] воры, обманщики, жадны, грабители, кровомстители, прелюбодеи, пленопродавцы (но своих не продают). Их девицы сохраняют целомудрие только до выхода замуж, а затем заводят много любовников, и это у них считается большой славой. У овсов считается стыдом, если днем отец повидается со своими детьми и женою. Они надевают на себя рубашку и штаны из небеленного холста, сверх рубашки короткую чоху, а на голени суконные ногавицы. Сверх чохи накидывают на себя бурку; обувью служат плетенные из разноцветной кожи лапти, приноровленные для ходьбы по льдинам, скалам и травянистым местам. Высшее сословие носит сапоги. Головным покрывалом служит круглая овечья шапка. Они умеют приветствовать друг друга и извиняться, снимая шапки. Садятся на стулья. Платье высшего сословия (*** ***) делается из бурмета (***), парчи, дараии, бумажно-шелковой материи и др. тканей. Женщины одеваются так же, как и мужчины, только у них платье подлиннее мужского; на голову также надевают шапки; носят сапожки, башмаки, но бывают без кальсон. И мужчины и женщины опоясываются кушаками. В старое время все они были христианами и входили в число пасомых Никозели (Никозский епископ.), особенно же двальцы; но в настоящее время двальцы только носят имя христианина и знают только Великий пост, почитают и поклоняются иконам, церквам и священнослужителям, а во всем остальном они невежи; не имеют священника и остаются не крещенными все, за исключением тех, которые получают крещение в Карталинии и Раче. В Тагауре, [69] Куртауле, Валагире, Пайкоме, Дигории и Басиани высшее сословие исповедывает магометанскую веру, а крестьяне — христианскую, но они не сведущи ни в той и ни в другой вере: между теми и другими разница состоит только в том, что кушающие свинину считаются христианами, а кушающие конину — магометанами. Все же они почитают идола, которого называют “Вачила”, ибо они в честь пророка Илии закалывают козла, мясо едят сами, а кожу, натянутую на высокое древко, сохраняюсь и в день праздника Илии поклоняются ей и просят, чтобы Илия избавил их от градобития и даровал хороший урожай. Они, подобно диким зверям, книг и знаний не имеют. Говорят на старом двальском языке; ныне говорят на собственном “осском”, ибо язык черкесов другой; некоторые передовые овсы, а также те, которые бывают в Карталинии и Раче, знают и грузинский язык, а сносящиеся с Черкесией владеют языком черкесским и татарским — джагатайским. Богатые женятся на 2 или 3 женах, а простолюдины на одной. По смерти одного брата на вдове его женится другой брат, и это делается потому, чтобы при женитьбе еще раз не пришлось преподнести в дар родителям невесты адатом положенных 10, 20, 30 или 40 коров; поэтому пользуются случаем и на вдовах своих братьев сами женятся. Овсы отличаются друг от друга знатностью своего происхождения и разделяются на фамилии, которые суть: Сидамоны, Чахилисдзе, Тагауры, Куртаулы, Баделидзе, Черкесидзе, Басиани. Эти знатнее всех прочих и принято у них помогать друг другу войском, бросаться друг на друга во время ссоры, искать крови. Убийство члена одной фамилии членом другой поднимает на ногу всю первую фамилию, которая не [70] успокоится до тех пор, пока не выместит за свою кровь кровью же. Двальцы по происхождению своему считаются неблагородными. Если овс или двалец приобретет силу или разбогатеет, то он или женится на 2 — 3 женах, или строит себе башню, или же убивает человека, и в этом случае он, боясь кровомстителя, запирается в своей башне и не выходит из нее до самой смерти.

Овсы сильно почитают своих стариков и подчиняются им, как своим господарям; совещаются чрез них и мирятся и во всех своих нуждах обращаются к ним. Богатство их составляет ружье, шашка, панцырь, кольчуга. Медь, золото и серебро тоже имеют, но мало. Не имеют денег, но ведут между собою меновую торговлю войлоками, чохами, небеленным холстом, сукном, овцами, коровами и пленными; не имеют и аршина и вместо него употребляют локоть. Уважают гостей и охраняют их, и если потребуется, то за них вся фамилия положить голову. Умеют выделывать кожу, ткут сукна, валят их, делают хорошие бурки, знают ремесла кузнечное и слесарное, выделывают деревянные вещи; домов ныне более не строят из камня и известки, но складывают на глине из громадных каменных плит, часто в несколько этажей. Для домов выбирают скалистые и горные хребты, чтобы раз навсегда обезопасить себя от снежных завалов. Когда подымаешься на верхние этажи такого дома, то он дрожит под твоими ногами, но бояться не следует: он не рухнет. Имеются старинные постройки царей из камня и известки, и они составляют крепости, башни, церкви, большая часть которых, по словам самих овсов, построена царицей Тамарой. Они добывают из земли свинец, селитру и серу. Шитье здешних женщин отличается [71] чистотой и добротой. В здешней стране нет соли, нет льна, конопли, хлопка и шелка, чтобы из всего этого приготовить себе одежду; и потому большая часть овсов обходится овечьими шкурами, да и это привозят из Карталинии, Рачи и Черкесии. Варят понемногу и пиво, но так как в их стране не растет хмель, то и его привозят из указанных стран. Гонят также водку и бузу из пшеницы и ячменя и пьют в дни своих праздников и во время пиршеств. Души своих усопших поминают устройством скачек (***), угощением и пиром. Они уверены, что все это послужит к спасению души усопшего.

Местности. Описание гор, ущелий, рек, вод и поселений, начиная с Хеви. — В конце Хеви находится Лазури, пониже которого, в Джариехи, в хевскую Арагву впадает кистино-дзурдзукская речка. Ниже сего находится Хетадзе. У самого устья кистинской речки, на западной стороне Арагвы, на подошве высокой горы расположено Чими, урочище большое и имеющее башню. Жители его суть овсы, Сидамоновы по фамилии, главари которых ныне исповедают магометанскую веру, — по причине сношения их с черкесами; впрочем и в этой вере они невежды. К западу от Чими и Хеви находится ущелье Тагаури, по которому протекает речка, имеющая истоки в горах Казбека и Хохи. Она, приняв в себя Чимитис-цкали, вытекающую из архотского Кавказа, впадает в Арагву. На этой речке находится Чимити, урочище большое с башнею, как в Чими. Повыше устья этой речки Тагаурис-цкали принимает в себя, в Кабане, другую речку, которая истекает из Казбека и в которую сливаются другие горные речки. Кабани село большое с башнею. Повыше Кабани на Тагаурис-цкали, на [72] западном берегу ее, стоит маленькая церковь, выстроенная царями в древнее время. Выше сего, на этой же речке, находится Джибгизи, село большое с башней и с крепкой неприступной крепостью, построенной царями. Выше от Джибгизи находится Какидури (*** ***), село большое, прекрасное, с башней и крепостью весьма сильною, которая построена царями у возвышенной скалистой подошвы спускающегося сюда хохского отрога. Ущелья эти сплошь застроены и имеют села.

О Куртауле. К западу от Тагаура находится Куртаули, речка, которой, истекая из горы Хох и идя от юга к северу, прорезывает, подобно Тагаурис-цкали, гору Черкезис-мта и изливается в Ломеки или в Терек. Повыше того, где она прорезывает гору Черкезис-мта, Тагаурис-цкали принимает в себя другую речку, на западном берегу которой имеется церковь, а повыше ее, на восточном берегу той же речки, находится Куртата с сильной крепостью на скале. Здесь же в эту речку изливается другая речка и между этими обоими речками расположена Куртата. Повыше от Куртата в Куртаулис-цкали впадает другая речка и между обеими этими речками находится село Джаба, а повыше его, на этой же речке, селение Чими; далее, еще выше, между двумя речками и на спускающемся хохском отроге расположена Квара, селение прекрасное с башней и крепостью великой и сильной, построенною царями. Из Квары через хохский Кавказ ведет тропа в Нару и Зрого. Куртаули от Тагаура отделяется горным отрогом, спускающимся от Хоха до горы Черкезис-мта, что лежит между обеими этими странами; между Тагауром и Хеви лежат горы Ахоты и [73] Мкинвари (Мкиявари (***) грузинское название горы Казбека. Слово мкинвари значит: ледник, ледовитый.), а между Чими и Тагауром горный отрог, идущий от Ахоти.

О Валагире и Пайкоме. К западу от Куртаула находится ущелье Валагира и Пайкома, получившее свое название от здешних сел. Валагирская речка истекает также из хохского Кавказа и идет от юга к северу, принимая в себя маленькие речки. Ущелье сие с селами, в которых живут Сидамоновы и Чахилидзе. Валагири отделяется от Куртаула хохским отрогом, лежащим к северу от горы Черкезис-мта, что находится между Валагиром и ущельем Касрис-хеоба. Хохский Кавказ получил свое название по причине трудности перехода через него, ибо “хохва” по-грузински значить ползать, “хохвит” ползком; и действительно лошадь и пешеход с великим трудом переваливают через эту гору (Естественнее объяснить это название осетинских словом хох — гора. Ред.).

Об ущелье Касрис-хеви. К западу от Валагира и Пайкома идет ущелье Касрис-хеоба, которое и теперь называется Двалетией. Двалетия тянется в длину от зекарского Кавказа до Черкесии. Река Двалетии истекает из Зекарско-Заха-Трусовского межгорья и течет от юга к северу, принимая в ущелье Касрис-хеоба горные речки, по которым имеются перевальныя дороги в Дигорию, Валагир и Пайком. Ущелье Касрис-хеоба от Касрис-кари до горы Черкезис-мта заселенное. Касрис-кари находится ниже Квемо-Зрамага, там, где ущелье суживается от спускающихся скалистых горных отрогов Хоха, Глолы и Кавказа. Здесь пробиты чрез скалу Кари (двери) и возведена [74] чрез речку большая сводчатая каменная на извести стена. И это устроено царями с целью, чтобы, кроме них, ни один овс не мог проходить чрез эти двери. И ущелье это очень крепкое и неприступное. Здесь в изобилии имеется руда свинцовая (***), которою они отливают; имеется также прекрасного качества сера, а также серебряная руда, которой обрабатывать не умеют, но из скал добывают селитру.

Об ущелье Жгелши-хеви. Повыше от Касрис-кари (Касрис кари букв, корытные двери (по-грузински).), в Квемо-Зрамаге, стекает Жгелис-хевская речка, истоки которой находятся в Кедели (Кедели по-грузински значит стена.) Кавказа; в нее изливаются, с востока и запада, маленькие речки. Между Жгеле и Глолою существуют перевальные пути в Глолу, а по течению жгелисхевской речки идут пути в Кударо, Рачу и Карталинию. Ущелье сие населенное. Здесь, в Калаке, имеется большой источник Дабас-цкаро, который то бьет ключом, то перестает бить, и так постоянно. Ущелье это делится на несколько частей спускающимися кавказскими горными отрогами. Квемо-Зрамага находится между речками Касрис-цкали и Жгелис-цкали, у самого слияния их одной в другую. Тут имеется крепость большая и весьма сильная и, как говорят, построенная царицей Тамарой. Урочище это имеет также башню.

О Наре, Зрого и Захе. Повыше от Квемо-Зрамаги протекает речка ущелья Нарис-хеоба. Она истекает из самого Кавказа и течет по направлению к западу. Ущелье это окаймлено: с востока хохским Кавказом, с юга — хохским отрогом, лежащим между Нарой и Зрого, с запада — речкой Зрамагис-хеви [75] и с севера — также хохским Кавказом. В этом ушелье 8 населенных селений. Повыше устья речки Зрамагис-хеви находится Земо-Зрамага, урочище с башнею и с маленькою церковью. Тут же сливается в Зрамагскую речку другая речка, истекающая с Зекари. Выше Зрамаги стекает речка Зрогос-хеобис-цкали, истоки которой находятся в хохском Кавказе; направление ее от востока к западу. Ущелье окружено с севера Нарскими и юга — Захскими горами, а с востока хохским Кавказом и с запада — Зрамагис-хевом. Оно имеет селения и постройки. Повыше этого стекает речка Захис-цкали с Кавказа, лежащего между Трусо и Заха; направление ее от востока к западу, но в нижнем своем течении она делает уклон и изливается в речку Зрамагис-цкали. В Захскую речку — с юга и севера изливаются другие речонки. Здешние селения с башнями, и имеется маленькая церковь. Отсюда, по Большой Лиахве, проходят пути в Трусо, Магран-Двалетию и Жабу, а по течению Зрамагас-хеви чрез Зекари — в Карталинию и в Лиахвское ущелье.

О Трусо (Thpyco). На восточной стороне Захской горы расположено Трусо, которое окружено: с востока хохским Хевис-кельским отрогом, спускающимся до Штасавали (***), с севера — Мкинвари и хохским Кавказом, запада трусовским и захским межгорьем. Трусо разделяется на три речных ущелья, и одна из этих речек истекает с Захис-мта, другая с магран-двалетского Кавказа и третья с хохского Кавказа; в этом последнем ущелье, к стороне Хоха, есть маленькая церковь во имя Пресвятой Богородицы. В этих ущельях всего 8 сел и они (ущелья), которые мы описали, вместе с Магран-Двалетией составляют Двалетию; двальцам принадлежат также поселенцы [76]

Большой-Лиахвы, Малой-Лиахвы, Ксанского ущелья и Кударо, и они все переселились в означенные места из Двалетии и имеют одинаковые с двальцами религию, порядки и обычаи. Двалетия граничит: с востока горами между Трусо и Хеви, между Касрис-хеви и Валагиром, с юга — Кавказом маграндвалетским, захским, бруцсабдзельским, зекарским и кедельским (Бруцсабдзели получило свое название по сходству с “сабдзели” (саманник) и значить “пустой саманник”; Зекара о того так названа, что она похожа на кари (дверн), чрез которые пролегает путь; Кедела от слова “кедели” стена. Все эти вершины Кавказа видны из Карталинии и они самые высочайшие, и названы персианами Иалбузи. Они покрыты вечными снегами. Чрез эти места путь открывается только летох, при чем конный переход весьма затруднителен. — Примечание Вахушта.), с севера — хохским Кавказом и горою Черкезис-мта, запада — отрогом Кавказа, лежащим между Кедела, Рачой и Глолой в идущею до Дигории горою Черкезис-мта. Все речки, протекающие по Чими, Тагауре, Куртаул, Валигиро-Пайкому и Двалетии, сливаются в Терек (Ломек).

О Дигории. Дигория находится к западу от ущелья Касрис-хеви и разделяется на три части, из коих одна Черкезидзе и другая — Баделидзе. По длине она тянется от рачинского Кавказа до Черкесии. Речка Дигории истекает из Кавказа гебского, глольского и дигорского, и идет она по направлению от юга к северу в Черкесию, где изливается в Ломеки. И ее (дигорскую речку) называют Рионом, ибо она и имеретинская река Рион имеют истоки на противоположных сторонах одной и той же вершины Кавказа. В дигорскую речку, по выше от Черкезис-мта, впадает речка, вытекающая из горы Басианис-мта, по выше сей речки впадает в ту же речку также другая речка, [77] истекающая из межгорья Касрис-хевского и дигорского. Последняя речка с ее ущельем принадлежит Баделидзе и в нее же изливается, повыше слияния Риона, другая речка, истекающая из Черкезис-мта; по бассейну последней переваливает путь в Черкесию; повыше слияния этой речки имеются, на скале, в возвышенном месте, крепость и маленькая церковь. Все описанные места составляют страну Баделидзе, в которой имеются жилища и селения со многими башнями, и здешние главари суть помещики (***), имеющие своих крестьян. Повыше от устья речки Баделидзис-цкали, на Рионе, живут Черкезидзевы, а ниже их до горы Черкезис-мта — опять Баделидзевы. По верховьям баделидзевских рек переходят дороги в Касрис-хеви и Жгелис-хеоба, а от селения Кел-Махмеда — в Черкесию. Повыше от устья речки Баделидзис-цкали в р. Рион изливается другая река, называемая также Рионом и истекающая из глольского и баделидзевского Кавказа и принимающая в себя другую речку, по верховьям которой дорога переходит в страну Баделидзе. По верховьям Риона дорога переходит в Глолу, где имеются, у подошвы Кавказа, в огромной и высокой скале, пещеры весьма большие. Путник, переночевав в этих пещерах, выступает утром и прибывает в Глолу; точно также идущие из Глолы остаются для отдыха в тех же пещерах. По второму Риону идет дорога в Геби. По этим дорогам переезжают верхом на конях только летом, и то с великими затруднениями, в другое же время они закрываются даже для пешеходов. В этом ущелье имеются селения и постройки.

О Басиане. По западной стороне от Дигории находится большое ущелье — Басиани, по которому [78] протекает речка, истекающая из межгорья рачинского и басианского. Ущелье это простирается от Кавказа до Черкезис-мта. В басианскую речку изливаются все реченки, истекающие из межгорий дигорского, кавказского, сванского и басианского, и по этим речонкам переходят дороги в Сванетию, Дигорию и в Рачу чрез Геби и Лухуни. Басиани граничится: с востока горою Кавказом. лежащим между Басианом и Дигорией, с юга горою Кавказом, лежащим между Басианом и Рачой, с севера горой черкезской, отделяющей Басиани от Черкесии, и запада — горою Кавказом, составляющим границу Басиани и Сванетии. Басиани страна населенная, с урочищами. Здешние овсы знатнее (*** ***) всех прочих овсов и между ними попадаются помещики, имеющие закрепощенных крестьян. Басианская речка, вступая в Черкесию, впадает в Терек. Вершины Кавказа, описанные нами, вечно покрыты льдом и снежны; урочища с крепостями и башнями, отмеченные нами, овсами называются городами, но так как эти поселения не имеют городского управления и порядка, то потому мы их назвали селами и урочищами (***).

О Кистетии. Покончив с западной частью (Кавказа), теперь мы переходим к странам, лежащим к востоку от Хеви. В конце Хеви, где Арагва или Ломеки выходит на равнину, в эту Арагву впадает, выше от селения Хетадзе, кистинская и дзурдзукская речка, которая истекает из гор Дзурдзукии и ПшавоХевсуретии и течет по направлению от юга к северу. У впадения ее в Ломеки находится Джариехи, огромная скала, которая огораживает большую долину; скала эта с наружной стороны утесиста и потому место это чрезвычайно замкнуто; тут имеется большая башня, обведенная, подобно крепости, стеною. И на этой [79] речке, в ущелье, выше от Джариехи, находится страна Кистетия с селениями и строениями.

О Дзурдзукии. Южнее этого, выше Кистетии, находится Дзурдзукия с постройками, селениями и башнями. Эти ущелья граничат: с востока Кавказом, лежащим между Кисто-Дзурдзукией и Глигвом (Гhлигhви); с юга Кавказом, растянувшимся между Пшаво-Хевсуретией и Дзурдзукией; с запада — Кавказом, лежащим между Кисто-Дзурдзукией и Хеви и с севера — горою между Черкесией и Кистетией. Из Кистетии и Дзурдзукии переходят дороги в Хеви, Пшаво-Хевсуретию, Глигви и Черкесию.

О Глигве. К востоку от Кисто-Дзурдзукии лежит Глигветия, называемая так или по имени Глиго (Гhлигhо), внука Дзурдзука, или по оголенности самой страны, Глигвская речка, истекая из межгорья пшавского и глигвского и протекая по направлению от юга к северу, впадает в речку (?), а потом изливается в Борагнис-цкали. На этой речке находится Ангусти, большое селение. Ущелье это со зданиями и селениями. Глигви граничит: с востока горою глигвской, севера — горою, лежащей между Черкесией и Глигвом, с юга — Кавказом, лежащим между Пшавом и Глигвом; запада — горою, лежащей между Глигвом и Дзурдзукией. Жители Ангусти похожи на черкесов, и они по вере магометане суннитского толка. К востоку от Глигва есть ущелье, речка которого истекает из межгорья глигвского и панкисского, течет от юга к северу и изливается в Глигвис-цкали, а потом последняя впадает в Борагнис-цкали. И это ущелье тоже со зданиями и селениями. Ущелье это граничит: с востока Кавказом, за которым Панкиси, севера — Черкезис-мта, запада — горою, за которой Глигви. Все эти [80] ущелья, описанные нами, вначале составляли Дзурдзукетию. Эти ущелья весьма замкнуты и недоступны для вторжения врага, по причине здешних гор, скал, теснин и рек. Они скудны лесной растительностью, малопроизводительны и бедны скотом, подобно Овсетии; равным образом и люди вероисповеданием, нравами, поступками и обычаями одинаковы с овсами; язык же имеют свой собственный. Женщины одеваются своеобразно. Смертоубийство и кровомстительство им неизвестны; если же случится между ними убийство, то стороны мирятся чрез своих старейшин; они, и мужчины и женщины, более речисты, чем овсы. Женятся иногда на 2 — 3 женах; женщины позволяют себе прелюбодеяние в замужестве, но до замужества никогда. Умеют возводить здания на камне и извести и строят себе дома, башни и твердыни. Они вынуждены повиноваться своим соседям черкесам и платить им дань, чтобы получить от них пищевые продукты, одежду и соль.

...С древнейшего времени подчинялись царям Грузии страны: Дзурдзукия, Хеви, Двалетия и верховье Касрис-кари, другие же страны и ущелья подчинялись царям Овсетии. Во время нашествия чингисхановых татар, особенно же при вторжении Батыя и Орхана, были разорены и опустошены города овсов и строения их, и царство овсов превратилось в княжество (*** *** ***); овсы скрылись в горах Кавказа, а страна их большею частью превратилась в пустыню, как это наблюдается и ныне в Черкесии. После же нашествия Тамерлана и особенно по взятии Константинополя турками стали теснить овсов с той стороны крымские ханы и с этой (со стороны Грузии) татарские улусы, и потому овсы вступили [81] в Кавказские горы и покорили кавказцев и двальцев. Овсетия же с того времени стала называться Черкесией или Кабардо, и она ослабела и разделилась на множество княжеств. По разделении Грузии на три царства (это было в 1445 г.), в удел царей Карталинии вошли Хеви и Двалетия, которые и по сей день платят дань нашим царям и князьям. Дзурдзукию и Кистетию считают своими кахетинские цари, но они не платили им дани, а скорее подчинялись черкесам; точно также и остальные овсы, из которых только дигорцы отчасти подчиняются рачинскому эриставу. Все это так было до сегодняшнего дня, будущее же ведомо только одному Богу.

О Дидоэтии. Тушины и дидойцы хотя входили в состав удела Лекоса, но впоследствии были покорены грузинскими царями и обложены данью. Когда же случился раздел грузинского царства, дидойцы подчинились кахетинским царям. Тушины же были покорены кахетинским царем Леваном. Дидоэтия расположена на северной стороне Кавказскаго хребта, к востоку от Лопоти, Греми, Шилды-Кварели и Чиаури-Дидоэтия состоит из двух ущелий, и по ней протекает речка, которая в Лезгистане называется Козлухом (Койсу). Восточнее этой речки протекает другая речка, а между обеими сими реками растянулся один из отрогов Кавказа. Последняя речка впадает в первую. Оба ущелья Дидоэтии граничат: с востока Кавказом, лежащим между Еавари (Авария?), Лекетией и Дидоэтией; с юга — речкой Двалетии и одним из северных отрогов Кавказа; с запада — Кавказом, лежащим между Дидоэтией и кахетинской провинцией Гагма-мхари; [82] с севера Кавказом, лежащим между Дидоэтией и Тушетией. Эта страна весьма замкнута и неприступна; скудна как Овсетия и даже более чем Овсетия. Жители же этой страны отвратительны своими нравами, поступками, мощностью и видом. Язык имеют свой собственный. По вере они язычники и почитают выше всего дьявола. Говорят, что когда Александр Великий (Македонский) осаждал город Саркинети, тогда эти дидойцы, просверлив саркинетскую гору, прошли незаметно по потаенному ходу, прибыли в Дидоэтию и поселились тут, сохранив до сих пор тогдашние свои и веру и обычаи. Они не имеют понятия о Боге. Родство не почитается между ними. Едят они всякую тварь. Отец женит малолетнего сына и до его совершеннолетия сам живет с невесткой и приживает детей; когда же сын достигает зрелого возраста, то отец уступает ему его жену и делит с ним прижитых от нее детей поровну, причем одни из этих детей, уступленные сыну, считаются сыновьями сына, а другие (оставленные отцом при себе) братьями сына, мужа невестки, с которой до сего времени жил отец. У них есть и много других постыдных обычаев. Они почитают стариков, которые заседают на совещаниях, разбирают и разрешают дела, чинят мир и расправу. В войне они не дисциплинированы, бесполезны, слабы, одеваются и вооружаются плохо. Все, почитая дьявола, одеваются в черное платье, шитое из сукна и войлока. По причине замкнутости страны, они остаются невредимыми со стороны врагов. Дидойцы искусны, как и овсы, но их чохи и бурки другого фасона: чоха их делается из грубого сукна, а бурки бывают с длинными мохнатыми волосами и непременно черные, а не другого цвета. Одну часть Дидоэтии покорили лезгины [83] и жителей обратили в магометанскую веру, а другая остается в прежнем виде. Кахетинская часть Дидоэтии покорна кахетинским царям, которым платит дань; взамен этого, дидойцам дозволяется спускаться в Кахетию по торговым делам. Они из Кахетии вывозят жизненные продукты, одежду и все необходимое для себя.

О Тушетии. Тушетия находится на северной стороне Кавказского хребта, восточнее от Лопоти, Торги (***) и Панкиси и делится на два ущелья. По стране протекает тушинская река Хона (Сунжа), которая затем вступает в Чечню и изливается в Терек, в Борагане (Брагуны). На противоположной стороне от Панкиса, по ту сторону Кавказского хребта, находится Цова (Цова (***) по-грузински значит — сосать.), ниже Цовы — Гомецари и далее Чагма (Чагма (***) по-груз. — спуск, ложбина по ту сторону.), откуда перевальный путь ведет в Торгу и в ущелье Лопотис-хеви. Указанные селения одни из лучших в Тушетии, где имеются еще 37 других селений. Севернее от Чагмы находится ущелье Парсманис-Тушети (Парсман (***) весьма уважаемое у грузин имя человека; Парсманис-Тушети значит — Тушетия Парсмана.); в этом ущелье имеется 36 селений. Парсманис-Тушетия отделяется от Цовы-Гомецара (Гомецара (***) производится от гоми (хлев) и мцъаре (горький).) и Чагмарти отрогом Кавказа, идущим от кистино-глигвских гор. Обе Тушетии граничат: с востока Кавказом, составляющим границу Аварии, Чечни и Тушетии; с юга — Кавказом, составляющим границу Дидоэтии и Тушетии; с запада — Кавказом, пограничным с Кахетией; с севера — Кавказом, составляющим границу Глигва, Кистетии и Тушетии. Страна эта во всем подобна Овсетии, а именно своей [84] замкнутостью, производительностью, фауной, плодородием и искусством ее обитателей. Впрочем, кахетинские тушины занимаются овцеводством в обширных размерах, ибо они у себя имеют прекрасные летние пастбища, зимою же сгоняют свои стада в Кахетию, а именно в Гагма-мхари, и по сей причине они довольно привязаны к кахетинцам, Парсманис-Тушетия сравнительно скуднее и жители ее тоже довольствуются продуктами Кахетии, с которой ведут торговлю; однако парсманские тушины не повинуются кахетинским вседержцам, прочие же тушины им подчиняются, помогают своим войском и платят дань. В битвах они стойки, храбры, сильны; кавалерия их превосходна. Вообще же тушины народ невежливый, грубый. Во время родов они не прикасаются к женщинам, но их оставляют одних в каком-нибудь отдельном и нежилом месте, по истечению же 40 дней после родов берут их домой вместе с новорожденным. Если кто-нибудь осмелится убежать домой с поля сражения, то такому дают есть вместе с собакой в одной чашке, и он лишается права обедать вместе с людьми. Вера и язык их суть грузинские; ныне их пасет Алавердели (архиепископ алавердский), прежде же входили в состав пасомых харчашнийским епископом. Тушины имеют небольшую церковь и своих священников, но, несмотря на это, они малосведущи в истинной вере. Тут есть великая и высокая скала, пред которой жители собираются в день праздника пророка Илии и в честь этой скалы закалывают овец и коров, поклоняются ей и более всего верят гласу, исходящему из скалы. Другие же тушины, которые живут в Кистетии и Глигве, говорят на языке этих народов. Жители Парсманис-Тушетии и веру и язык имеют смешанные, подобно [85] кистинам. Прелюбодейства нет между ними. Если же кто-нибудь осмелится обесчестить женщину, то последняя убивает себя, а самого обесчестителя женщины убивает сход народа.

Об Алании. Алания находится на западной стороне от Сванетии и по севернее от Бедии. С восточной стороны она упирается о Кавказский хребет и доходит до границы Сванетии, с южной стороны ее находится гора Бедийский Кавказ, проходящий между Одишом (Мингрелией) и Аланией (Самурзаканью?). С запада Алании также Кавказ, равно и с востока. По Алании протекает быстрая и большая река, называемая Каипетис-цкали (Ингур?), которая истекает из Рачинской горы, проходит из Сванетии в Аланию и, пройдя между двумя отрогами Кавказа, изливается в море с западной стороны Бичвинты (Пицунды) (География Вахушта, стр. 406.).

Плодоносность Алании такая же, как Сванетии, а также и скот одинаков и тут и там. Население без веры и идолопоклонники. Хотя первоначально они были христианами, но с течением времени позабыли истинную веру и сделались идолопоклонниками, а некоторые — магометанами; впрочем, и в этой последней вере они невежественны. Вершины Кавказа от кедельского Кавказа до Джикетии, что мы описали, все покрыты льдами, высоки и холодны, как карталинские и осетинские. Сванетия и Алания входили в удел Кавказа, и цари Грузии сами утвердили их тут, как мы уж писали об этом (Греческий писатель, вероятно, имеет в виду этих аланов, когда говорит, что “по соседству верхней Иверии жили аланы, гунны и эмбы; страна аланов простирается, как полагают, до Кавказского хребта и они (аланы) также иверы” (Ган, ч. II, стр. 56). Некоторый свет на отношения грузин к аланам бросают и слова другого греч. писателя, который пишет: “Импер. Михаил”, женившись на благороднейшей и весьма могущественной Марии, дочери абхазо-иверского царя, выдал за Исаакия, старшего сына Куропалатисы, Ирину, дочь правителя Алания, двоюродную сестру Марии” (См. о Марии и Ирине выше, стр. 34, также Гана, ч. II, стр, 51)). [86]

О Джикетии. За Абхазией, с западной стороны реки Каппетис-цкали, находится страна, которая со времени появления Багратионов (с 575 года) до сего года (1745 г.) называется Джикетией; Жизнь (история) же Вахт, Горгасала Джикетией называет страну, лежащую на северной стороне Кавказского хребта, до моря. Современная Джикетия граничит: с востока рекою Каппетис-цкали, с запада и юга Черным морем и с севера Кавказским хребтом. Страна эта одинакова с Абхазией своим плодородием, породой скота, порядками и обычаями народа; впрочем, здешнее население более зверообразно. Первоначально и джики были христианами, но ныне тут христианство в забвении. Что же касается одежды, оружия и вооружения, то все это у джиков и абхазцев такое же, как у черкесов.

О царях Хазаретии

(См. Поэму “Дилариани” (Рукопись Общества Грамотности в Тифлисе, за № 1623), составленную в XII веке Саргисом Тмогвели (См. об этом 12 главу романа “Амиран-Дареджаниани” (№ тот же 1623), а также последнее четверостишие поэмы “Барсовакожа” Руставели.).

У хазарского царя Дилара был сын Джимшер. Пред своею смертью царь Дилар оставил малолетнего сына на попечение племянника своего Хосроя, которому при этом сказал: “пока сын мой не достигнет 10-ти летнего возраста, обучай его геройским подвигам, а потом посади на мой престол”. По смерти царя [87] Хосрой передал двоюродного брата своего Мерабу, одному из князей своих, и приказал ему умертвить мальчика. Мераб заключил царевича в крепкий замок, но потом, когда он подрос, сжалившись над ним, вывел его из заточения и провозгласил царем. Джимшер созвал 40.000 ополчение и пошел против узурпатора Хосроя. Хосрой пригласил на помощь соседних князей. Куль, князь севера, двинулся на Хазаретию с 60.000 войском, но его победил Джимшер. Побежденный Куль принял сторону своего победителя. Джимшер, Мераб и Куль стали грозить Хосрою, собравшему вокруг себя 120.000 войско. Во время этих волнений Джимшер женился на Раодаме, урожденной от Кетевани, дочери китаисского (?)царя. По истечении некоторого времени Джимшер вернулся в свое отечество и умер. Воцарился его сын Джимшер II (он же Армокла-чабуки). Джимшер II совершил много геройских подвигов и победил многих богатырей. Впоследствии от некоего Десамосона он узнал, что у царя северных стран имеется дочь-красавица, которая заперлась в крепкой башне и по смерти отца хочет занять его престол. Джимшер отправился в северное царство, хакан которого встретил его торжественно, пригласил в свои палаты и угостил. Дочь хакана, которой дано было знать о прибыли жениха, приказала передать отцу и жениху, что не выйдет замуж за человека, об удальстве которого она ничего не знает. Джимшер вызвал на поединок богатырей хакана, которые были Кавтар, Атаман, Атакиши и Шарабан, и победил всех их. И после этого царевна не захотела выйти из башни. Тогда Джимшер бросился на башню со всеми своими войсками, взял ее и женился на красавице, дочери хакана. [88]

Затем Джимшер отправился в свое царство. Его провожал племянник хакана с 30.000 войском. По возвращении царя в Хазаретию эта страна была разделена на две части, причем в одной половине стал царствовать Джимшер II, а в другой — Мзечабук, брат Абрама.

ОТ АВТОРА.

История и география Грузии царевича Вахушта, с картами Кавказа, пользуются всеобщей известностью. Вахушт, незаконный сын царя Вахтанга VI, родился около 1690 года. Когда ему было лет 15 — 16, он сблизился с католическими миссионерами, находившимися в Тифлисе. Молодого царевича стали обвинять в том, что он перешел в католицизм, почему ему воспрещено было иметь сношения с означенными миссионерами.

В 1724 году, во время вторжения в Грузию турок, Вахтанг VI, отец Вахушта, переселился в Россию, взяв с собою около 2 т. человек, а также и всю свою семью, за исключением своих дочерей: Тамары, супруги царя Теймураза II и Ануки, бывшей замужем за Вахуштом Абашидзе. Вахтанг VI умер в Астрахани в 1738 г. Старший сын его Бакар умер в 1750 г. и похоронен в московском Донском монастыре. По переселении в Россию Вахушт жил в Москве и проводил время в изучении истории и других наук. Он женился (в 1717 г.) на Мариаме, дочери кн. Георгия Абашидзе. От нее Вахушт имел детей, имена коих суть: Александра (умер 8 апр. 1789 г. похоронена в Донском [89] монастыре), Иване (умер в 6 дек. 1784 г. генерал-лейтенантом), Давид, Доментий (умер в 1737 г. похор. в Богоявленском монастыре), Николоз (умер в 1772 г.), Анна (умерла в 1779 г., похор. в Донском монаст.) и Мария или Дария (она жива была еще и в 1804 г.). Сам Вахушт умер в 76 лет около 1772 г. и похоронен тоже в московском Донском монастыре (См. Предисловие Истории Грузии Вахушта, изд. Г. Д. Картвелишвили под редакцией Д. З. Бакрадзе.).

Из сочинений царевича Вахушта до сих пор изданы следующие: а) История Грузии от древнейших времен до XV века; б) География Грузии, изданная акад. Броссе в 1842 на грузинском и французском языках с приложением географических карт Грузии, составленных Вахуштом. Кроме того, напечатаны также и некоторые из его научных трудов, а именно: а) Исследование о хрониконе грузинском (оно напечатано в Предисловии к его Истории Грузии); б) О нравах, обычаях и постановлениях Грузии (напеч. в его Географии Грузии); в) Хронологический указатель главнейших событий в Грузии (напеч. Д. I. Чубиновым в II ч. Картлис-Цховреба (Более подробные сведения о царев. Вахуште см. в Introduction к его Географии Грузии, изд. акад. М. Броссе в 1842 г.).

К настоящему сочинению прилагаются часть составленной Вахуштом карты Грузии, относящаяся к Осетии, с транскрипцией грузинских названий русскими буквами, и историческая карта всего Кавказа, в которой показаны не только все места, упоминаемые в Известиях из грузинских историков, но и в сообщаемом извлечении из Географии Вахушта.

(пер. М. Джанашвили)
Текст воспроизведен по изданию: Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, № 22. 1897

0

3

Спасибо за подробную историческую справку. На берегу Черного моря находится курорт Пицунда и курорт Золотые пески , расположенный в Болгарии.

Отредактировано dimasti (2017-03-13 14:34:16)

0


Вы здесь » Настоящий Ингушский Форум » История Кавказа » "История царства грузинского" (Вахушти Багратиони)