25-ЛЕТИЮ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ИНГУШСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ ПОСВЯЩАЕТСЯ

Ингушский этнос в осмыслении своего бытия пришел к идее письменности и отразил эти знания в своей мифологической системе. Еще на заре Советской власти Ф.И. Горепекин отмечал, что письменность у ингушей имеет древние корни, и обнаружил более десятка аналогов найденных в Ингушетии знаков в древнеиндийской письменности «Магадги» .

В исторической литературе не раз высказывались предположения о том, что ингушами могла использоваться своя письменность, выработанная на основе разных график (греческой, армянской, албанской, грузинской, арабской). Так, Г. Вертепов сообщает о наличии в Ингушетии Псалтыря, написанного «от руки на пергаменте древнегрузинским шрифтом». Л.Ю. Маргошвили, со ссылкой на «Пшавский дневник» А. Очиаури, отмечает наличие священнослужителей-ингушей из знатных родов в грузинском царском дворе: «Иконослужителями царицы Тамар были представители Хошарского общества – Хахани, происходившие из кистин. Потомок Хахани, по имени Хаха, владел землями в Ахмета и Гомбори, даренными ему царем Ираклием II».

В собирании и переводах древних текстов на грузинский язык, как, например, в своде грузинских христианских рукописей «Гулане», есть вероятность участия и представителей древнеингушских обществ, хотя бы потому, что этимология данного слова с ингушского языка означает «сбор», «собирание», которые могли быть представителями многочисленных нахских обществ – кистов, тушин, бацбийцев, двалов, архотцев, майстинцев и других, локализуемых на территории современной Грузии за Главным Кавказским хребтом до границ Дагестана.

В общепринятой версии отсутствия в древности образованных ингушей вообще и письменности, либо ее зачатков в частности, упускалось из вида все то, что объективно вызывало и поддерживало появление письма (возможно потерянной или сокрытой впоследствии) – потребности политических образований: развитое ремесленное производство; товарный обмен и торговля, особенно внешняя; развитие путей сообщения; налаживание отношений с другими странами, при котором происходило знакомство с достижениями в сфере материальной и духовной культуры других народов; военные, династические связи, что, соответственно, невозможно без средств сохранения и передачи информации.

Устное народное творчество ингушей изобилует фактами священного отношения к знанию вообще и письменности. Сказание о священной книге «ученейшего человека» Магала, эпонима многих ингушских родов, к которому не раз обращались в своих исследованиях ученые, было записано одним из первых ингушских просветителей Ч. Ахриевым в 1871 году на русском языке. Магал черпал «свою мудрость и знания» из «весьма замечательной (мудрой. – А-М. Д.) священной книги». Далее сюжет сказания повествует о том, что у Магала была «разумная», говорящая «по-человечески» и владеющая «многими чудодейственными секретами» «белая змея» и «драгоценная и замечательная (мудрая. – А-М. Д.) «звезда ветров»». Играясь, сын Магала отрезал змее хвост, за что последняя укусила мальчика. Несчастная мать в растерянности открыла сундук и «звезда ветров» «быстро поднялась и улетела на небо». Магал «был страшно поражен свершившимся, особенно потерею «звезды»». Он стал упрашивать белую змею посодействовать возвращению звезды, однако та отказалась. «Мудрая, священная книга», трансформирующаяся впоследствии в «драгоценную «звезду ветров»», «белая змея» – весь этот трехэлементный ряд символизирует мудрость священного писаного знания как такового. Кроме этого, знание в сказании носит эзотерический (закрытый) характер, оно хранится «в крепком сундуке, который не могли разбить никакие инструменты». Рассматривая способ утраты знания, отметим, что это произошло от руки женщины. «Миф об утрате письменности, – отмечает Я. Чеснов, – встречается в разных культурах», причем в большинстве случаев «ее уничтожают люди». В ингушском варианте знание / письмо, как высшее благо, «улетает на небо» в виде звезды. В представленном мифе особо отмечается, что Магал, самый авторитетный ученый среди других образованных соплеменников, обладал вещами, «представлявшими своею важностью и драгоценностью предмет зависти и почтения как других ученых, так и всех соплеменников».

http://se.uploads.ru/t/VhwEc.jpg

В другом фольклорном тексте, зафиксированном Б. Далгатом, – «Девушка, юноша и филин» – упоминается книга (божья и филина). В сказании из ингушского нартского эпоса «Хамчи Патараз и Мялха Аза» есть эпизод, в котором Мялха Аза, чтобы узнать будущее, обращается к книгам: «Из волшебных книг знаю, что лишь только ты можешь убить Сармака». Представления о письменности и связанными с ней атрибутами – книге, грамоте, бумаге, чернилах (инг. жей, йоазув, каьхат, шаькъа) – пронизывают всю традиционную ингушскую культуру.

В следующем предании рассказывается о том, как легендарный Чодж сын Алхаста (инг. Алхаста Ч1одж) из рода Салгхой, отстоял свои владения в «Туп-Топпар-ч1одж» (инг. «место глиняных табличек»). Чодж мусульманин и наличие ученых, задолго до общепринятой в науке даты принятия ислама ингушами, дает основания для серьезных сомнений в общепринятой версии по периоду проникновения ислама в Ингушетию. Чоджу была известна наука – «хар», он владел письмом – «йоазув» и переписал Коран. Рукописный Коран хранился среди Зауровых (ответвление от рода Салгхой), вплоть до депортации ингушей в 1944 году. Жил и творил Чодж примерно 350-400 лет тому назад.

Весьма заметной фигурой в череде известных личностей рода Салгхой предстает богослов Элбазар, сын Эльжарка (инг. Эльжаркъий Элбазар). Ф.И. Горепекин, бывший лично знаком с мусульманским ученым, характеризует Элбазар-муллу, как «убежденного магометанина». По его данным, «мусульманскую ученость» он получил «от кумыкских мулл». Муллу в народе знали и как знатока глубокой старины – устных пересказов по истории, этнографии, фольклору ингушей. Большую историко-этнографическую и фольклорную ценность представляет записанный Ф.И. Горепекиным рассказ «Маги-Ерда (языческий бог-покровитель у ингушей)», в котором Элбазар дает описание древнеингушского праздника, проходившего в дни летнего солнцестояния, который устраивался в элгыце «Маги-Ерда», находящемся «на высокой горе Мага-тэ». В святилище находились книги. «Самую же достопримечательность и святыню Эльгыца составляли: знамя (ныч), черный камень и де-жей или Магажей, т.е. отцовская святая книга, книга Маго. Женщины в уважение к такой святыне и вообще к святому не называли прямым именем «Маго», а «Каго» и книгу эту называли «Каго-жей»» (ц1икхоабаш, досл. «кормя имя», т.е. табуируя имя). Ф.И. Горепекин сообщает, что книги находились и в храме Тхаба-Ерды. Автор приводит рассказ «офицера из ингушей, что в былое время он с товарищами отрывал листки из священных книг в Тхаба-Ерда и пускал их с горы, развлекаясь полетом священных листков». Кроме разбитого жертвенного котла в Салги, «все остальные достопримечательности Маги-Ерды – древко от знамени, кубки, черный камень, книги и предметы из могильных раскопок близ Эльгыца – собраны секретарем Терского обл. статистического комитета Г.А. Вертеповым и хранятся с фотографией самого Эльгыца в особой витрине Терского областного музея». На сегодняшний день утерян след, как данных книг, так и других артефактов, которые находились, вероятно, не только в Тхаба-Ерды и Элгыце Мага-тэ.

В последние десятилетия автор не раз становился свидетелем рассказов от разных информаторов о том, что в доме у Эльджаркиевых «хранились куски из кожи, с написанными на них письменами, похожими то ли на армянский, то ли на грузинский шрифты», которые были вывезены неким «ученым из Грузии в 70-е годы XX в.» В результате поисков одному из представителей рода – Ахмеду Эльджаркиеву, не раз выезжавшему в поисках данных артефактов в соседнюю Грузию, удалось найти ученого, которому его отцом, Абдулмажитом Абдулвагаповичем, были переданы в г.Назрани два листа с древними записями. Исследователем, у которого оказались данные реликвии, был известный исследователь-кавказовед, директор музея истории евреев Грузии и грузино-еврейских отношений имени Давида Баазова – профессор Гиви Гайозович Гамбашидзе.

В письме на имя А. А-М. Эльджаркиева от 21.07.2013 г., которое мы ниже приводим, Г. Гамбашидзе в деталях сообщает об истории своей дружбы с Абдульвагапом Эльджаркиевым и передаче его сыном, Абдулмажитом, артефактов древней рукописи.

«Для Ахмеда Эльджаркиева.

В 1969-70 гг. во время реставрационных работ известного на Сев. Кавказе грузино-ингушского христианского храма Ткобя-Ерда, мой побратим Магомед Озиев (руководитель реставрационных работ в ЧИАССР) в г. Назрани познакомил меня с Абдульвагапом Эльджаркиевым – мудрейшим человеком, ностоящим кавказцем, большим другом Грузии (незабываемо его высказывание в один из наших приездов: «Всю жизнь я учил своих сыновей – уважайте и любите ваших братьев-грузин»).

По информации Магомеда Озиева, у Абдульвагапа имелись фрагменты какой-то рукописи…

Абдульвагап показал нам 2 страницы древнего грузинского псалтыря. По его рассказу, будучи мальчиком, в святилище Маги-Ерда он нашел целую книгу, которую его отец подарил какому-то русскому офицеру, а эти две страницы остались у них дома и сохранил даже в годы высылки в 1944-57 гг. Этот факт я считаю великолепным выражением кавказцев своей истории, ярким показателем экологии культуры – мусульманин сохранил страницы христианской книги… О чем я часто пишу и рассказываю во время моих выступлений по телевидению и радиопередачах…

Наше знакомство и близкие отношения с Абдульвагапом продолжились все 70-е годы…

С 1976 г. по просьбе дагестанских коллег я стал изучать вопросы христианства в Дагестане и во время экспедиции, направляясь в Дагестан, всегда навещал Абдульвагапа, теплоту встреч в его семье я сохраняю до сих пор…

В сентябре 1979 г., во время поездки в Дагестан, я навестил Абдульвагапа. Мне передали, что он скончался летом 1979 г. и велел, если Гиви еще приедет, передать ему эти грузинские фрагменты рукописи…

Сын Абдульвагапа Абдулмажит попросил на обратной дороге заехать к ним в Назрань…

Вечером 25.10.1979 г. члены моей экспедиции навестили Эльджаркиевых. Как я помню, состоялся «Мехк кхел» старейшин фамилии Эльджаркиевых и страницы псалтыря Абдулмажитом были переданы мне…

Думаю, что этот братский жест был и в сторону меня, но больше к самой Грузии и в память наших исторических, самых близких взаимоотношений…

Батоно Ахмед, высылаю Вам фотографии фрагментов псалтыря, фотографии глубокоуважаемого Абдульвагапа (выставленные у меня дома и в офисе), а также родословную Эльджаркиевых, переданную Абдульвагапом и представляющую историческую значимость…

Надеюсь, что ингуши и грузины, как это было всегда, на протяжении веков, будут исполнять завещания предков и будут продолжать и развивать братские и личные взаимоотношения.

С наилучшими пожеланиями проф. Гиви Гамбашидзе».

Позднее, после начала тесных контактов с Ахмедом Абдулмажитовичем Эльджаркиевым, 19 июля 2016 г., Г. Гамбашидзе было написано письмо на имя Главы Республики Ингушетия Ю-Б.Б. Евкурова, с просьбой сохранить память Абдульвагапа Эльджаркиева.

«Его Превосходительству, Президенту Ингушетии г-ну Юнус-Беку Евкурову.

Г-н Президент!

Разрешите засвидетельствовать мое глубокое почтение Ингушетии, народу Ингушетии, его древнейшей истории, культуре и лично Вам.

В 1969-70 гг. во время руководства реставрационными работами известного на Сев. Кавказе грузино-ингушского христианского храма Ткобя-Ерда (Тхаба-Ерда), мой побратим Магомед Озиев (руководитель реставрационных работ в ЧИАССР) в г. Назрани познакомил меня с Абдульвагапом Эльджаркиевым – мудрейшим человеком, настоящим кавказцем, большим другом Грузии (незабываемо его высказывание в один из наших приездов: «Всю свою жизнь я учил своих сыновей — уважайте и любите ваших братьев-грузин»).

Надо отметить его заслуги в деле выявления и сохранения духовной культуры Ингушетии (по его рассказу, будучи мальчиком, в святилище Мага-Ерда он нашел целую книгу (грузинский псалтырь X-XI вв.), которую его отец подарил какому-то русскому офицеру, а две страницы остались у них дома и он их сохранил даже в годы высылки 1944-1957 гг. Этот факт я считаю великолепным выражением кавказцев своей истории, ярким показателем экологии культуры – мусульманин оберег страницы христианской книги… О чем я часто пишу и рассказываю во время моих выступлений по телевидению и радиопередачах…) Наше знакомство и близкие отношения с Абдульвагапом продолжились до его кончины в 1979 г. и продолжаются с его потомками, в частности с его внуком г-ном Ахмедом Эльджаркиевым и его супругой Фатимой.

Как мне стало известно, в Назрани, на улице где он проживал, построен новый дом Эльджаркиевых.

Г-н Президент, не сочли бы Вы и руководство города возможным эту маленькую улицу в г. Назрани назвать именем Абдульвагапа Эльджаркиева.

С глубоким почтением и наилучшими пожеланиями,

проф. Гиви Гамбашидзе,

директор музея истории евреев Грузии

и грузино-еврейских отношений

имени Давида Баазова,

кавалер почетной грамоты

Президента Республики Ингушетия

(за вклад в сохранение и развитие

культурных традиций народов Северного Кавказа,

Указ от 28.06.2010 г.)»

Под документом стоит подпись на грузинском языке и печать.

Вероятно, что данная информация, которая была до сих пор сокрыта от глаз ингушских исследователей, заинтересует не только ученую элиту нашей республики в лице историков, этнографов, лингвистов, религиоведов и т.д., но и многих представителей других слоев ингушского общества: руководство Ингушетии, меценатов, интеллигенцию, студенчество, преподавателей высших и общеобразовательных учреждений, простых и неравнодушных рядовых граждан нашей маленькой Родины. Одним словом, всех тех, кому не безразлична история зарождения и развития ингушской государственности, письменности ингушей, всех тех, кому важно прошлое, настоящее и будущее нашего народа.

Дударов Абдул-Мажит Муратович,

старший научный сотрудник отдела

«Новой и новейшей истории ингушей»

ГБУ «Ингушский научно-исследовательский институт им. Ч.Э.Ахриева», кандидат исторических наук,

заслуженный деятель науки

Республики Ингушетия

Литература:

1. Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962.

2. Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII – начале XX века. М., 1974.

3. Гаджиев В.Г. Исторические связи Дагестана с Россией // Ученые записки института ИЯЛ Дагфилиала АН СССР. Т. 13. Серия историческая. Махачкала, 1964.

4. Гамрекели В.Н. Двалы и Двалетия I–XV вв. н.э. Тбилиси, 1961.

5. Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и русских (VII–X вв.) СПб., 1870.

6. Греков Б.Д., Якубоский А.Ю. Золотая Орда и ее падение. М., 1950.

7. Горепекин Ф.И. «Маги-Ерда (языческий бог-покровитель у ингушей)» //Газиков Б.Д. Архивная память (сборник статей). Назрань, 2003.

8. Григорьев В. О походе древних руссов на Восток. СПб., 1876.

9. Гумба Г.Д. Расселение вайнахских племен по «Ашхарацуйцу» (Армянская география VII века). Рукопись дисс. канд. ист. наук. Ереван, 1988.

10. Далгат Б. Первобытная религия чеченцев // Терский сборник. Владикавказ, 1893. Вып. 3. Книга 2.

11. Дорн В. Каспий. СПб., 1875.

12. Дударов А-М.М. Древние христианские рукописи на Кавказе возможно написаны ингушами // Ингушетия. 2009. № 103 (2027). 23 июня.

13. Дударов А-М.М. История эволюции ингушского письма. Магас, 2017.

14. Иванов В.В., Топоров В.Н. Кетская модель мира. Симпозиум по структурному изучению знаковых систем. М., 1962.

15. Караулов Н.А. Сведения арабских географов IX–X вв. о Кавказе / Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Т. 38. Тифлис, 1908.

16. Магал // Антология ингушского фольклора. Нальчик, 2003. Т. 1.

17. Магомадова Т.С. Следы русско-вайнахских контактов XVI–XVIII вв. в археологических памятниках Чечено-Ингушетии. Грозный, 1974.

18. Маргошвили Л.Ю. Культурно-этнические взаимоотношения между Грузией и Чечено-Ингушетией в XIX – начале XX в. (Кисти Панкиси). Автореф. дисс. … докт. ист. наук // АН Грузии, Инст. истории, этнографии. Тбилиси, 1991.

19. Марр Н.Я. Происхождение терминов «книга» и «письмо» в освещении яфетической теории // Книга о книге. Л., 1927. № 1.

20. Старостин С.А. Культурная лексика в общесевернокавказском словарном фонде // Древняя Aнатолия: сб. М.,1985.

21. Терский сборник. Т. VI. Владикавказ, 1903.

22. Труды Ф.И. Горепекина. СПб., 2006.

23. Хамчи Патараз и Мялха Аза // Антология ингушского фольклора. Т. 4. Нальчик, 2006.

24. Чеснов Я.В. Лекции по исторической этнологии: Учебное пособие. gumer.info›bibliotek_Buks/History/Chesn/20.php (Дата обращения 01.07.2012).

25. Шавхелишвили А.И. Из истории взаимоотношений между грузинским и чечено-ингушским народами. Грозный, 1963. С. 18.

Сердало

№ 67 (11803), суббота, 13 мая 2017 года

http://serdalo.ru/4457-o-pismennosti-in … aktah.html