«Главный приз по итогам текущего года получает представитель японской компании N», — торжественно объявил ведущий новогодней вечеринки. «Компания N второй год подряд набрала рекордное количество комнато-ночей в «Гельвеции».

Несколько лет назад — в канун Нового года — в отеле проходила очередная вечеринка — для партнеров отеля. Представители компаний, работавших с отелем в течение года, получали призы — в зависимости от объемов бизнеса. И второй год подряд лидировала одна и та же японская компания N. Она в те годы только вышла на российский рынок. И начала строить свой первый завод под Петербургом. А в низкий сезон (с ноября по март) этот известный концерн селил в «Гельвецию» японских специалистов. Причем в таком количестве, что в некоторые дни отель был забит исключительно японцами.

Утром — ни свет, ни заря — они дружно просыпались. И спешили на завтрак — раньше других гостей. Их рабочий автобус всегда стоял у входа в отель уже с семи утра.

На завтраках японцы никогда не садились большими группами за общие столы — как принято у большинства иностранцев. А рассаживались по одиночке — за отдельные небольшие столики. «Один японец — один столик. Сплошная считалочка», — рассказывала управляющая. «Издалека хоть столы не сливаются — по торчащим головам и темным затылкам очень удобно считать занятые», — шутили сотрудники.

Рассевшись по местам, рабочие принимались есть и пить — медленно, деликатно. И — в полной тишине, никак не общаясь друг с другом. «Они — не саранча. Едят очень мало и аккуратно. Даже скатерти остаются чистыми. Продукты никогда зря не переводят — накладывают в тарелки чайными ложками. Одним словом, клюют как воробьи», — объяснял шеф-повар. «И — как многие азиаты — не пукают и не рыгают в жарком утреннем приветствии», — поддерживала коллегу администратор.

В свободные минуты после завтрака, перед отъездом на работу, японцы — как по команде — вмиг засыпали. Всего на пять-десять минут — сидя за столиками, с чашками в руках.

«Немая картина», — жаловалась администратор. «Идешь по ресторану, а вокруг сплошной мор — будто уснули вечным сном. У кого — голова на бок свисает, кто — храпит. У кого — чашка из рук выпадает. А кто во сне что-то бормочет. И такая картина во всем ресторане. Сплошной фильм ужасов, жуткое зрелище».

По команде старшего рабочие вмиг просыпались, вскакивали. И бежали в автобус. По дороге на стройплощадку они спали снова.

Около шести вечера автобус привозил в отель уставших после трудового дня сотрудников. Большинство сразу шли отдыхать — в номера. Другие тоже шли спать — но в ресторан. Это называлось «японской тусовкой».

«Тусовка» представляла собой сидение в одиночестве за тем же столиком, что с утра — только с бокалом пива или вина. Некоторые гости быстро засыпали. И в таком состоянии «тусили» до полуночи. Потом внезапно просыпались, вскакивали. И направлялись в номера — спать дальше.

Японцев в отеле в ту зиму было очень много. И жили граждане страны восходящего солнца долго. Однажды мы решили порадовать наших постояльцев — научили персонал популярному «аригато» — традиционному японскому «спасибо», подключили два японских телевизионных канала. А на завтраки ввели «японский стол» — пару пахучих японских супов с морскими водорослями и сыр тофу. Японцы были счастливы. Другие гости на «шведке» разворачивались, не доходя до последнего в линейке «японского столика». Его вскоре и вовсе превратили в «изгоя», поставив отдельно.

«На следующих выходных в отеле останутся одни японцы. Предлагаю вместо «шведки» оставить только «японский стол» — в целях экономии», — шутила шеф-повар. «Будем дышать водорослями».

И вправду в те выходные отель превратился в традиционный японский рёкан. А «аригато» звучало даже из уст нашего дворника-таджика.

Японцы всегда предельно вежливы, корректны и всегда держатся с большим достоинством — никогда не устраивают скандалов и шумных разборок, всегда улыбаются, кланяются, ничего не ломают и не пачкают. Японцы очень чистоплотны. И предельно бережливы. Их номера почти не требуют дополнительной уборки. А постельное белье и полотенца не нужно регулярно менять — экономно и экологично. Японцы принимают только ванну. И всегда избегают душевые кабины. Это — вековая традиция. И опять же — экономия воды.

В период проживания в гостинице японцев всегда всё устраивает. Спорить и ругаться — дурной тон и плохое воспитание. А писать жалобы по возвращении домой и требовать компенсации — вежливо, но очень настойчиво — напротив, долг и традиция. Ведь внести свой вклад в общее дело и оставить «след» для своих соотечественников — это важная и нужная миссия всех японцев.

Отзывы о путешествиях и проживании в гостиницах японцы строчат — как романы — длинные и увлекательные. Но эти романы зачастую — с плохим концом. От критичного взора дотошных японцев не ускользает ни одна деталь. «Хочешь узнать, что в отеле не так — посели японцев. И почитай потом их отзывы. Но сразу доставай нож. И делай себе харакири — не дожидаясь отзыва», — часто говорю я на тренингах. «Все равно — многое будет плохо»

Японские туристы имеют характерную особенность — «стадное чувство». Особенно в выборе направлений для путешествий и гостиниц. Они выбирают только те страны и гостиницы, где путешествуют и останавливаются их соотечественники. По-другому никак. Никто — ни другие азиаты, ни американцы, ни европейцы для них не пример. Только рекомендации своих. Раскрутить направление или гостиницу на японском рынке очень сложно. Но если это удастся, то отбоя от японцев долго не будет.

«А как вы их заманили? И так легко?», — поинтересовался у меня много лет назад один из приятелей-турагентов. «Еще и в таком количестве».

«Менеджер в нашем отделе продаж — девушка очень хваткая», — уверенно объяснял я. «Она — молодая, красивая. И очень целеустремленная. Ну и система премирования у нас прекрасная. Каждый менеджер получает ежемесячную премию — по итогам выполнения бюджета продаж», — продолжал я. «А за перевыполнение бюджета менеджерам мы выплачиваем очень приличные премиальные».

«Наш менеджер отдела продаж регулярно посещает номер одного из гостей отеля», — однажды на утренней планерке услышал я от начальника службы безопасности. «Тот номер, где проживает японский начальник. Нас она уверяет, что руководство отеля давно в курсе ее отношений».

Все вмиг умолкли. И от неожиданности уставились на начальника отдела продаж. Руководитель ничего толком объяснить не могла. И лишь в недоумении разводила руками. Ведь по стандартам большинства гостиниц персоналу строго запрещено устанавливать личные отношения с гостями. А тем более посещать их номера.

«Я знакома с господином N давно», — вполне уверенно и без тени смущения объясняла молодая девушка. «У нас возник роман задолго до того, как все японцы этой компании впервые поселились в «Гельвеции». Это он привёл всех к нам. Ему у нас очень нравится. И всем японцам тоже. И, кстати, таким образом он помогает всем — нам, мне. И себе».

Девушка объяснила своему руководителю, что пару лет назад впервые пришла в эту японскую компанию — на собеседование. И познакомилась с господином N. Вскоре вспыхнул бурный роман. В японскую компанию девушка так и не попала. Но продолжала встречаться с японским начальником. А со временем, работая в «Гельвеции», перетащила друга к нам.

«И, кстати, я вскоре увольняюсь», — вполне спокойно сообщила менеджер. «Он в разводе. И я уезжаю с ним в Японию».

Так и случилось. Менеджер вскоре написала заявление, ушла от нас. И уехала с любимым в страну восходящего солнца — строить семью.

Японский концерт давно построил свои заводы под Петербургом. И сейчас гостей из страны восходящего солнца у нас гораздо меньше. Мы давно убрали «японский стол» на «шведке». А пару лет назад отключили и японские телевизионные каналы. Привычное в те времена «аригато» сегодня помним только я и наш дворник-таджик, который более десяти лет работает в отеле.

«Друзья, поздравьте, я недавно вышла замуж. Он — француз. Живу теперь во Франции, работаю в известной французской компании», — с удивлением прочитал я недавно на странице бывшей сотрудницы в социальной сети.

https://echo.msk.ru/blog/yunis/2103122-echo/