쿺

Настоящий Ингушский Форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Турция

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

В стране проживает довольно многочисленная ингушская диаспора из переселенцев-мухаджиров 19 века. Также есть и вторая волна переселенцев, уже современных. Но цифры не значительные и разные социальные группы - это и как беженцы так и предприниматели которые выбрали Турции для ПМЖ.

http://s1.uploads.ru/DFb72.jpg

Образовалось в 1923 году в результате распада Османской империи, свержения монархии и превращения территории с преобладанием турецкого этноса в турецкое национальное государство.

http://s1.uploads.ru/GaFA0.jpg

Законодательная власть принадлежит однопалатному парламенту — Великому национальному собранию Турции, состоящему из 550 депутатов, избираемых на 4 года (до 2007 года — на 5 лет) всеобщим прямым голосованием по системе пропорционального представительства. Минимальный порог для партий установлен на уровне 10 %. Исполнительная власть принадлежит правительству во главе с премьер-министром, но президент также имеет ряд полномочий. Конституционный надзор над исполнительной и законодательной властью осуществляет Конституционный Суд Турции, состоящий из 11 постоянных и 4 переменных членов, назначаемых президентом и судебными коллегиями более низких инстанций в ходе сложных и нередко запутанных переговоров, голосований и консультаций.
21 октября 2007 года в Турции прошёл референдум по поправкам в действующую конституцию. Поправки изменили порядок избрания и срок полномочий президента, а также срок полномочий парламента. По конституции от 1982 года главу государства — президента — избирает парламент. Президент избирался сроком на 7 лет и не мог быть переизбран. В соответствии с поправками, глава государства будет избираться путём всенародного голосования сроком на 5 лет с возможностью переизбрания ещё на один срок. Выборы в парламент будут проходить раз в 4 года.

http://s1.uploads.ru/823GB.gif

Турция делится на 81 иль (провинцию, ранее употреблялся термин вилайет). Каждый иль подразделяется на районы (ильче, тур. ilçe), всего по состоянию на 2007 насчитывается 923 района. Административный центр иля расположен в его центральном районе (merkez ilçe). Многие, но не все, районы делятся на волости (буджаки). Неофициально, в статистических целях или сгруппированы в 7 географических регионов и не является административным делением.

Перечень регионов:

    Эгейский регион
    Черноморский регион
    Регион Центральная Анатолия
    Регион Восточная Анатолия
    Регион Мармара
    Средиземноморский регион
    Регион Юго-Восточная Анатолия

http://s1.uploads.ru/t7Xik.jpg

Доля промышленности в экономике страны составляет около 28 %, сельского хозяйства — 15 %, строительства — 6 %, услуг — 51 %. В общем объёме промышленного производства наибольший вес имеет обрабатывающая промышленность (84 %, включая строительство).

Основное население страны — турки. Во времена Османской империи этот народ использовал самоназвание османы .
В момент образования Турецкой республики численность её населения составляла 12 532 000 человек. Всего в стране проведено 12 переписей. С 1927 года население Турции выросло в 4,4 раза, причём только с 1950 по 1985 годы — в 2,5 раза. Быстрый рост населения, превысившего в 2005 году 70 миллионов человек, остаётся важной проблемой страны.
Распределение жителей по территории Турции крайне неравномерно. Наиболее густо заселены побережья Мраморного и Чёрного морей, а также районы, прилегающие к Эгейскому морю. Самый густонаселённый город — Стамбул, самый малонаселённый район — Хаккяри.
Надо отметить, что в Турции многие десятилетия проводилась политика отуречивания населения. Поэтому, подсчитать численность этносов, даже приблизительно, бывает весьма затруднительно. По разным оценкам курдов в Турции от 6,5 миллионов.
Велика в стране численность выходцев с Северного Кавказа (в основном, потомки переселенцев-мухаджиров XIX века) — их именуют общим названием «черкесы», около половины которых адыги, а также абхазы, карачаевцы, дагестанцы, ингуши, осетины, чеченцы, абазины. Их общая численность составляет по разным оценкам 4 миллиона человек. Кроме того, на юго-востоке Турции компактно проживает более миллиона арабов. В крупных городах, особенно в Стамбуле, многочисленны ассирийцы. Лазы и хемшилы, проживающие в основном на восточном побережье Чёрного моря, ныне являются этнографическими группами турок наряду с кочующими йорюками и тахтаджами. Евреи Турции, которых в Турции примерно 0,1 % населения, проживают в крупных городах. Греки, армяне,албанцы, грузины, азербайджанцы и представители множества других народов живут по всей стране, в основном в Стамбуле, Измире, Анкаре и других крупных городах.

0

2

Конья - первая турецкая столица.

Конья - один из древнейших городов на территории Турции. Люди начали селиться здесь еще в 4 тыс. до н.э., а в Чатал-Хююке, что находится рядом, даже в 7,5 тыс до н.э. Город существовал при хеттах, фригийцах, греках и римлянах. Греко-римский Икониум упоминается в Новом Завете, здесь проповедовали апостолы Павел и Варнава. По преданию, здесь родилась христианская святая Параскева-Пятница.
В 11 веке Икониум был захвачен турками-сельджуками, он получил новое название - Конья. В 12-13 веках Конья - столица Румского (Сельджукского) султаната. Город стал главным культурным центром государства сельджуков. Здесь жил Джалаладдин Руми, поэт и суфийский мистик, основатель ордена дервишей Мевлеви. В связи с этим, Конья до сих пор - крупнейший исламский религиозный центр.

Мечеть Алаадина Кейкубада (12 век) Старейшая мечеть Коньи, в ее внутреннем дворе находится мавзолей-усыпальница сельджукских султанов. Она имеет характерную для сельджукских мавзолеев шатровую крышу.

http://s1.uploads.ru/qYLj1.jpg

Местность в районе Коньи напоминает Среднюю Азию. Именно поэтому сельджуки выбрали ее в качестве столицы. К тому же район Коньи - это всетурецкая житница, здесь очень плодородная земля.
Жизнь здесь нетороплива, как в любом провинциальном городе. Хотя население здесь приличное - больше миллиона человек.
Считается, что Конья - город очень консервативный и религиозный, но мне показалось, что это несколько надуманно. Конья конечно не курорт, но особого религиозного фундаментализма, как пишут во многих путеводителях, я не заметил.

http://s1.uploads.ru/5bkyR.jpg

Я остановился в небольшой гостинице рядом с мечетью Шарафеддина. Дешевых гостиниц в городе много, все они расположены недалеко от комплекса Мевляны - главного центра туристического и религиозного паломничества в Конье. Небольшой номер  с включенным завтраком я сторговал за 30 лир, стоит отметить, что питание в местных локантах тоже недорогое, я обедал всего за 6 лир.

http://s1.uploads.ru/XgDu4.jpg

Ниже, мавзолей Шарафеддина, совмещенный с мечетью. Таких шатровых мавзолеев в городе много. Все они построены из кирпича, за исключением каменных мавзолеев в бывшей цитадели Коньи, на холме Алааддина.

http://s1.uploads.ru/to9PD.jpg

К сожалению, сейчас Конья потеряла все свои когда-то многочисленные оборонительные сооружения. Не осталось ни внешних стен, ни стен Цитадели. Интересно, что европейские путешественники видели крепостные стены Коньи практически в полном объеме еще в 19 веке. Сохранилось несколько рисунков сельджукской фортификации. Но потом все стены волшебным образом исчезли, и за короткий срок - уже к началу 20 века, почти ничего не осталось.
Холм Цитадели Коньи в конце 19 века. Перед мечетью  видна одиноко стоящая башня - это все, что осталось от дворца сельджукских султанов.

http://s1.uploads.ru/XOZAd.jpg

Большая мечеть - единственное уцелевшее сооружение на холме Цитадели. До нее здесь располагались византийские строения, которые частично вошли в состав мечети.
Мечеть строилась многими сельджукскими султанами, в несколько этапов. Поэтому сейчас внутри она представляет собой "сон безумного архитектора" - это почти хаотичное скопление стен, колонн и столбов. Все разнокалиберное, полы и потолки на разных уровнях, молитвенный зал, то сужается, то расширяется. Видно, что никакого четкого плана первоначально не было - каждый султан пристраивал что-то свое..

http://s1.uploads.ru/ANZry.jpg
http://s1.uploads.ru/LbsCo.jpg
http://s1.uploads.ru/2rQxO.jpg
http://s1.uploads.ru/kUd6I.jpg
http://s1.uploads.ru/QVbUF.jpg

0

3

Во дворе Большой мечети располагаются два мавзолея. Тот который с конической крышей служил главной усыпальницей для султанов Рума. Кого хоронили в соседнем до сих пор неизвестно.

http://s1.uploads.ru/zEF50.jpg

Собственно усыпальницей является подвальное помещение, это нижняя дверь на фото. Наверху располагалась молельная комната, где стояли просто надгробия.

http://s1.uploads.ru/hdyOX.jpg

Тюрбе-мавзолей, ставший местом погребения султанов сельджукидов, был первоначально построен для султана Калыч Арслана II в 1188 году мастером Юсофом ибн Абдул Гаффаром.
Здесь стоит отметить, что турецкая архитектура оказала большое влияние на сооружения Золотой Орды. Монголы заимствовали шатровые крыши именно у сельджуков. В Средние века подобные башенные шатровые мавзолеи стояли по Волге сотнями, но сейчас в России остался только один подобный мавзолей в Булгаре.

http://s1.uploads.ru/joIir.jpg

Само же происхождение шатровых построек в Азии покрыто туманом. Высказываются разные версии. Турки любят утверждать, что форма подобных мавзолеев происходит от тюркской кочевой юрты. Глядя на мавзолей Калыч Арслана такое вряд ли придет в голову, уж очень он высок для юрты. Есть мнение об армянском происхождении этих сооружений, так как по форме тюркские мавзолеи похожи на колокольни и главы армянских церквей, и строили их часто именно армянские мастера. Также правдоподобно выглядит "персидская" версия - тюрки позаимствовали форму своих погребений у зороастрийцев Средней Азии и Ирана.. В общем, тайна сия - велика есть:)

Захоронение восьми сельджукских султанов в Большой мечети, среди них покоится и Ала ад-Дин Кейкубад I - самый известный сельджукский правитель, давший свое имя этой мечети и  курортному городу Аланья.

http://s1.uploads.ru/T4OIj.jpg

0

4

Внешние стены мечети, как всегда, это "крепость в крепости"..

http://s1.uploads.ru/qIl0z.jpg

Фасад Индже Минаре - один из шедевров сельджукского "барокко".

http://s1.uploads.ru/Hn7P4.jpg

Медресе Каратай (1251 год). Сейчас здесь располагается музей керамики.

http://s1.uploads.ru/sfhIm.jpg
http://s1.uploads.ru/wVGK4.jpg

Улицы Коньи.

http://s1.uploads.ru/AupTF.jpg

Османская мечеть Селимие, она находится рядом с комплексом Мевляны.

http://s1.uploads.ru/sl0DF.jpg
http://s1.uploads.ru/5jIMQ.jpg
http://s1.uploads.ru/UveW8.jpg
http://s1.uploads.ru/HNDLJ.jpg

Поздняя османская мечеть Азизие Джами.

http://s1.uploads.ru/YC8Fn.jpg

источник: http://history-of-art.livejournal.com/677359.html

0

5

Прошу не забывать что Турция пропагандирует пантюркизм(Азербайджан Дагестан, Карачай, Балкария, Крым) с последдующим построением великого Турана и наш Кавказ как раз очень даже входит в сферу интересов. А учитывая что Турция империя то и нам несмотря на ислам ничего хорошего от тюркских народов ждать не придется.
http://i040.radikal.ru/1101/09/37c69347afba.jpg
http://cs317520.userapi.com/v317520870/24c9/imOk0R2ZHyY.jpg

Отредактировано 192.168 (2012-10-19 19:08:23)

0

6

Ну тем не менее...сама страна,культура и история очень интересны.
Сами турки тоже не все такие

0

7

Стоимость дворца президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана составила 615 миллионов долларов, сообщает ВВС. "Ак Сарай", или Белый дворец, площадью более 200 тысяч квадратных местров с тысячью комнат был построен на окраине Анкары. Глава Палаты архитекторов Анкары и вовсе сказал, что, учитывая то, что строительство резиденции и мечети еще не завершено, то реальная стоимость в конечном итоге может достигнуть 800 млн, сообщает Journal of Turkish Weekly .

0

8

Давутоглу: "Асад по меньшей мере так же жесток, как ИГ".

Премьер-министр Турции Давутоглу заявил, что Турция в равной степени выступает как против насилия Асада, так и против насилия ИГ

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявил, что к ситуации в Алеппо необходимо относится с той же чуткостью, которая проявляется к Кобани. «На протяжении недели самолеты Асада бомбят Алеппо, и гибнет большое число людей», - сказал Давутоглу, отметив, что Асад, который ведет бомбардировку Алеппо и убивает мирных жителей, по меньгшей мере, так же жесток, как ИГ, обстреливающий Кобани.
Выступая на заседании парламентской фракции Партии справедливости и развития /ПРС/, премьер-министр сказал, что в Сирии они выступают в равной степени как против насилия Асада, так и против насилия ИГ в Кобани.

Давутоглу подчеркнул, что они способны удовлетворить экономические потребности народа региона, который в условиях политической нестабильности столкнулся с серьезными трудностями, и указал на значение сознания равенства между гражданами и государственной принадлежности с точки зрения мощи государства. «Когда это сознание ослабевает, страны начинают разрушаться», - отметил он.
Давутоглу также обратился к Израилю, осквернившему мечеть Аль-Акса. «И не помышляйте продолжать нападения на мечеть Аль-Акса, пользуясь тем, что в Сирии тиран ущемляет собственный народ или тем, что в исламском мире переживаются внутренние неурядицы. Если даже все будут хранить молчание, Турция молчать не будет», - сказал он.

--

0

9

0

10

Нынешние конфликты между суннитской и шиитской ветвями мусульманской веры могут разрушить исламский мир, заявил в четверг президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, передает «Интерфакс».

«В настоящий момент исламский мир рискует быть разрушен. Необходимо быстро предпринять шаги, чтобы противостоять этим угрозам», – приводит его слова газета «Хюрриет».

Эрдоган заявил, что мусульмане могут придерживаться разных течений ислама, но «ставя одно течение выше другого, вы разрушаете умму (исламское сообщество)».

Турецкий президент также пообещал, что постарается способствовать смягчению напряженности и встретится для этого с духовными лидерами мусульман.

0

11

0

12

Закат эры Эрдогана?

Почему победа правящей в Турции партии стала для нее поражением

На прошедших в Турции 7 июня парламентских выборах правящая Партия справедливости и развития (ПСР) набрала 41 процент голосов. Хотя это больше, чем у остальных, праздновать победу не приходится. Дело в том, что с таким результатом партия не сможет единолично сформировать правительство. А это означает, что на планах Реджепа Эрдогана провести реформу, превращающую Турцию в президентскую республику и тем самым наделяющую его реальными полномочиями, можно поставить крест. «Лента.ру» постаралась разобраться, что к этому привело и какие изменения ждут внешнюю и внутреннюю политику Турции.

Прогнозы социологов, дававшие ПСР накануне выборов примерно 40 процентов голосов, в целом подтвердились: результат ПСР — 41 процент. Левоцентристская Народно-республиканская партия (НРП) получила 25 процентов, националистическая Партия национального действия (ПНД) — 16 процентов, а Демократическая партия народов (ДПН) — 13 процентов. В итоге у ПСР будет 255 кресел в 550-местном парламенте, у НРП — 132, у ПНД — 82 и у ПДН — 80.

Напомним, на парламентских выборах 2011-го правящая Партия справедливости и развития набрала 47 процентов голосов избирателей. 20,85 процента голосов завоевала НРП, 14,29 процента — ДПН. В 2013 году состоялись также успешные для ПСР местные выборы, а в прошлом году в ходе первых в истории страны всенародных президентских выборов убедительную победу одержал Реджеп Тайип Эрдоган, лидер ПСР.

Теперь главная интрига — судьба конституционной реформы, нацеленной на окончательный переход к президентской форме правления. Для этого сторонникам Эрдогана необходимо было получить в парламенте минимум 330 из 550 мест (для формирования правительства большинства достаточно и 276 мест). Однако результаты голосования сделали это невозможным и заставляют ПСР искать коалиции с националистами. Между тем новейшая турецкая история показывает, что такая ситуация чревата перманентной внутриполитической нестабильностью и дальнейшей поляризацией сложносоставного турецкого общества. Оппоненты ПСР выступают против изменения формы правления; кроме того, ДПН имеет свое мнение не только по курдскому, но и по армянскому вопросу. Кстати, впервые за долгое время в парламенте Турции появятся четыре депутата армянского происхождения, а также два курда-езида.

Избирательная кампания проходила в этот раз в Турции весьма бурно, с большим накалом страстей и резкими взаимными обвинениями. Неплохо осведомленный о снижающейся популярности ПСР, «надпартийный» Эрдоган инициировал ряд громких акций своих сторонников по всей стране, зачастую на грани фола. Конечно, критики тут же воспользовались этим, обвинив лидера страны в пристрастности. Боязнь того, что часть ранее лояльного электората из движения «Хизмет» перейдет к ДПН, заставила правящую партию добавить националистических ноток в свою риторику. Однако это могло негативно сказаться на популярности ПСР в регионах со значительным курдским населением.

Диапазон применявшихся всеми партиями технологий предельно широк: это и популистские акции с массовой раздачей школьникам и студентам электронных планшетов, и феерические обещания, и жесткое информационное противостояние с вбросом обширного компромата, и телефонные прослушки, и взрывы партийных офисов, и покушения на кандидатов в депутаты. Не обошлось и без террористических актов с убитыми и ранеными, как, например, в минувшую пятницу в неофициальной столице турецких курдов Диярбакыре. Среди новых тенденций следует отметить возросшее влияние социальных медиа. В начале мая под эгидой ПСР в Стамбуле было открыто Цифровое управление новой Турции, которое, как заявил заместитель председателя партии Бешир Аталай, продолжит работу и после выборов. Стараются не отставать и другие партии, и понятно почему — численность пользователей одной лишь соцсети Facebook в 80-миллионной стране превысила 36 миллионов.

Достижения правящей партии и президента страны очевидны. Так, в безусловном активе — активная экономическая политика, ставка на развитие прорывных отраслей, позволившая за 12 лет увеличить ВВП втрое (16-е место в мире), значительное (количественное и качественное) расширение экспорта, сохраняющиеся высокие темпы роста. Турция — полноправный участник группы G20 и других авторитетных международных организаций. Объемистая предвыборная программа ПСР, позиционирующей себя как партию конкретных дел, пестрела впечатляющими цифрами роста и реализованными инфраструктурными проектами.

В свою очередь оппоненты, прежде всего народные республиканцы, указывают на дефицит солидарности и социальной справедливости, обвиняя правительство и президента в авторитарном стиле руководства, коррупции и преследовании неугодных. Экономический рост замедлился, что так или иначе ощущается гражданами, питая протестные настроения и формируя четкий запрос на перемены. Согласно принятому в конце марта закону о внутренней безопасности были значительно расширены полномочия сотрудников силовых структур.

Последовательная исламизация общества сопровождалась борьбой за возвращение в казармы армии, получив в целом поддержку общества, пусть и далеко не безоговорочную. Несмотря на расставание с некоторыми знаковыми персонами и сдержанную критику положения дел со стороны одного из основателей партии, экс-президента Абдуллы Гюля, ПСР удалось избежать внутреннего раскола (хотя некоторые наблюдатели заметили, что президент Эрдоган и формальный лидер ПСР премьер-министр Ахмет Давутоглу вели в чем-то параллельные избирательные кампании). Впрочем, кадровые проблемы в ПСР, объединившей в свое время самые разные силы, намерены решать в процессе формирования нового правительства.

Не менее опасно для властей противостояние с проживающим в США, в Пенсильвании, лидером движения «Хизмет» Фетхуллахом Гюленом, бывшим союзником, а ныне оппонентом Эрдогана, обвиняющим правящие круги в разнообразных грехах. Операция по удалению сторонников движения «Хизмет» из государственных (включая силовые) структур, начавшаяся в декабре 2013 года, продолжается по сей день. Показательна в этом плане история с учрежденным сторонниками Ф. Гюлена крупнейшим исламским банком Asya, арест на имущество которого был наложен властями в конце мая. Этому предшествовало принудительное бегство из банка крупных вкладчиков в лице государственных структур и крупных фирм, что вызвало возмущение руководства банка и негативные оценки международных рейтинговых агентств. А ведь в свое время именно эта кредитная структура финансировала предвыборные кампании правящей ПСР и лично действующего президента страны.

В том, что касается внешней политики, несмотря на громкие заявления и публично демонстрируемое недовольство вмешательством Запада во внутренние дела страны, сближение с Брюсселем останется одним из ключевых направлений внешнеполитического курса страны. Здесь накоплен значительный задел: так, более половины европейских экономических законодательных актов уже интегрировано в правовую базу страны. Пребывание Турции в составе военно-политического блока НАТО предполагает размещение на территории страны тактического ядерного оружия альянса и элементов инфраструктуры глобальной ПРО, а также схожие с Западом подходы к ряду острых региональных проблем (включая сирийский кризис) — дополнительный тому залог.

Вопросы внешней политики вызывали, пожалуй, наиболее резкие возражения со стороны оппонирующих ПСР политических сил и общественных групп, указывающих на чрезмерную вовлеченность страны в переформатирование Большого Ближнего Востока, что крайне негативно отражается на социально-политической стабильности в стране, принявшей уже более миллиона беженцев из Сирии. Некогда популярная теория «ноля проблем с соседями» осталась в прошлом. Это особенно заметно на примере Египта, Йемена, Туниса и особенно Сирии, где ставка на радикальных джихадистов обернулась усилением «Исламского государства», любые договоренности с которым более чем сомнительны.

В начале 2000-х годов после прихода ПСР к власти значительно улучшились отношения с Россией, и с избранием нового парламента они, как и прежде, будут развиваться на прагматичной основе. Лидер ДПН Селяхеддин Демирташ некоторое время назад побывал с визитом в Москве, и вряд ли подрастерявшая избирателей ПСР будет эксклюзивным партнером Москвы в развитии межпарламентских связей.

Новому депутатскому составу парламента Турции предстоит ратифицировать межправительственное соглашение по проекту «Турецкий поток» — когда оно, наконец, будет подписано, тщательно взвешивая все плюсы и минусы. Среди минусов — перманентная нестабильность на Балканах и негативная реакция на проект западных партнеров Турции. За несколько дней до выборов заместитель главы ДПН Назми Гюр высказался в поддержку «Турецкого потока», полагая его весьма важным в контексте диверсификации поставок газа и энергетической безопасности страны, и не исключено, что эту позицию разделят и представители других политических сил страны. Министр энергетики и природных ресурсов Танэр Йылдыз также заверил, что атомный проект в Аккую будет осуществляться вне зависимости от итогов голосования.

Однако питать иллюзии относительно возможного изменения позиции официальной Анкары по чувствительным для Москвы вопросам было бы неправильно. Так, в ходе недавнего совещания министров иностранных дел стран НАТО в Анталье архитектор внешнеполитической стратегии Турции премьер-министр Ахмет Давутоглу рассуждал о непозволительности «аннексии Крыма». В свою очередь глава МИД Мевлют Чавушоглу отметил, что действия России в отношении Украины и Грузии нельзя расценивать как правомерные. Возможное участие в проектируемом соглашении о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве Европейского союза и США предполагает ежегодные потери в 2,5-3 миллиарда долларов от беспошлинного ввоза американских товаров на рынки ближневосточной страны. Очевидно, что это также часть платы Турции за трансатлантическое единство, которое чем дальше, тем больше сужает коридор самостоятельного принятия решений лидерами страны.

0

13

Путь «Новой Турции»

Что ждет страну после парламентских выборов

Прошедшие в Турции 7 июня парламентские выборы подвели черту под растянувшимся на два года избирательным марафоном. Их итог произвел эффект разорвавшейся бомбы: правящая с 2002 года Партия справедливости и развития (ПСР) лишилась возможности единолично сформировать однопартийное правительство. Во многом этому способствовали особенности турецкой избирательной системы, которые ранее играли ей на руку. В результате теперь ПСР вынуждена искать союзников среди других преодолевших проходной барьер в парламент партий. «Лента.ру» выяснила, какие коалиции могут сложиться в законодательном органе Турции и как изменится политическая жизнь этого государства.

Многие небезосновательно наклеили на прошедшие в Турции выборы ярлык исторических. Действительно, впервые в истории страны все связанные с их итогами прогнозы были завязаны на том, сколько голосов наберет прокурдская Демократическая партия народов (ДПН) Селахаттина Демирташа и Фиген Юксекдаг и сумеет ли она пройти в парламент. А для правящей ПСР с выборами был связан критически важный вопрос сохранения или коррекции тренда на электоральное доминирование, — возможности формировать однопартийное правительство (с 2002 года у ПСР всегда было достаточно мест в парламенте, чтобы не прибегать к коалиционным блокам). Но главное — на кону стояла будущая конституционная реформа, которая в изводе ПСР предполагала трансформацию Турции в президентскую республику.

Сложная механика выборов

Действующая в Турции партийно-политическая и избирательная система формировалась в начале 1980-х, когда после переворота 12 сентября 1980 года правящий военный режим задавал параметры управляемой демократии, в которой не должно было остаться места для радикалов и эскалации политического насилия. Отличительными чертами этой системы стали пересмотр базовых норм и принципов организации выборного процесса, введение новых правил, серьезно ограничивающих политическую активность гражданского общества и партий, а также десятипроцентный барьер для прохождения в парламент.

Все это во время выборов создает ситуацию, когда интрига сохраняется даже если известны финальные данные по процентам. Ведь по нормам избирательной системы Турции набранные партией проценты поддержки избирателей на всеобщих парламентских выборах напрямую не конвертируются в депутатские мандаты. Сложный механизм квотирования депутатских мест моделируется формулой пропорционального распределения депутатских мест по округам — так называемый метод Д’Ондта.

Всего в Турции 85 избирательных округов. Крупнейший город страны Стамбул поделен сразу на три округа, Анкара и Измир — на два. Оставшиеся 78 провинций представляют собой отдельные избирательные округа. При общем количестве избирателей в 54,5 миллиона человек и 85 избирательных округах каждый депутатский мандат должен был бы весить 97 тысяч голосов. Однако зафиксированные в Конституции гарантии, что от каждой провинции в парламенте должен быть по крайней мере один депутат, дают существенное преимущество малым округам. Скажем, на 27 тысяч избирателей округа Байбурт приходится один депутат, при этом для избрания одного депутата в Измире требуется 119 тысяч голосов. Все это создает сложную пропорцию реального уровня поддержки конкретной партии населением и количеством полученных ею кресел.

В совокупности десятипроцентный барьер и механизм распределения мандатов по методу д’Ондта дают серьезные преимущества крупным партиям и порой делают возможным колоссальный разрыв между уровнем поддержки и количеством полученных мандатов. Так, в 1987-м Партия Отечества Тургута Озала получила 292 мандата (64,9 процента мест в парламенте), набрав только 36,3 процента голосов, а в 2002-м ПСР повторила этот трюк — 363 депутатских кресла (66 процентов) при 34,3 процента на выборах. В последнем случае столь непропорциональное распределение мандатов оказалось возможным из-за того, что в парламент вошли только две партии — НРП и ПСР, в пользу которой фактически распределелились все голоса, полученные не прошедшими в парламент партиями.

На выборах 7 июня 2015 года сложилась обратная ситуация: высокий процентный барьер преодолели четыре партии — ПСР, НРП, ПНД и ДПН. Однако, несмотря на результат в 41 процент, ПСР не смогла обеспечить себя простым большинством и получила, по предварительным результатам, лишь 258 мандатов (то есть контроль лишь над 46,9 процента парламента). У НРП 25 процентов и 132 депутатских кресла (24 процента от общего числа мест в Меджлисе), у ПНД 16,3 процента и 81 депутатский мандат (14,7 процента), у ДПН 13 процентов и 79 мест в парламенте (14,4 процента).

Новый парламент — место будущих дискуссий?

Отсутствие в новом парламенте партии с абсолютным большинством потребует от участников политического процесса способности больше договариваться между собой, а представителям разных политических платформ — искать компромиссы по острым вопросам. Однако предвыборная модель противостояния, суть которой заключалась в стихийном объединении всех крупных игроков против ПСР, может перенестись и в меджлис, что сулит не только остроту дискуссий, но и возможную корректировку вектора социально-политического развития.

Так, оппозиционные партии выступают за снижение (НРП) или даже снятие (ДПН) процентного барьера для прохождения в парламент, сходятся в негативном отношении к перспективе установления в Турции президентской республики, на чем в своей программе настаивала ПСР. Более того, в манифестах НРП и ДПН четко зафиксировано намерение урезать полномочия президента. Болезненный для Турции вопрос свободы слова также может оказаться в центре внимания нового парламента. НРП и ДПН в предвыборных заявлениях обещали независимость СМИ и интернету, что предполагает упразднение Высшего совета по радио и телевидению со снятием ограничительных мер в отношении интернета, а также автономизацию центрального государственного телеканала TRT. В сфере образования также могут произойти серьезные перемены. Все партии в своих программах отмечали необходимость серьезной ревизии и расширения научной и финансово-административной самостоятельности университетов, реформы или упразднения Высшего совета по образованию. Задать вектор будущих реформ может и деполитизация судебной системы, о необходимости которой говорили лидеры оппозиционных партий, противопоставляя себя тем самым ПСР.

Во внешней политике возможна коррекция существующего курса. У НРП, ДПН и ПНД сходятся позиции в вопросе необходимости развития равноправных и партнерских отношений с ЕС и США, нет аллергии на проект членства в ЕС (в этом все партии-лидеры солидарны с ПСР), однако сильно разнятся подходы к кипрской политике и оценки «правильной стороны истории» в ближневосточных делах. В отношениях с Москвой тоже не исключены перемены. Достаточно вспомнить, сколь непоследовательную внешнюю политику в российском направлении проводили коалиционные правительства Турции в 1990-е. Тогда в условиях острой борьбы за симпатии избирателей политики часто прибегали к популистским националистическим лозунгам, обещая развивать сотрудничество с тюркскими республиками бывшего СССР. Это воспринималось Москвой как вторжение в сферу ее национальных интересов и негативно отражалось на турецко-российском диалоге. Приход к власти ПСР в 2002 году и создание однопартийного правительства крайне позитивно сказались на развитии двусторонних отношений: уверенность в стабильности положения позволила ПСР проводить активную политику, а отказ от показной ориентации на тюркские республики способствовал налаживанию взаимовыгодного сотрудничества с Россией.

Новое правительство: возможные сценарии

Утрата ПСР большинства в парламенте привела к тому, что теперь в нем неизбежно будет сформирована та или иная коалиция. События могут развиваться по нескольким сценариям.

Первый сценарий: правительство меньшинства во главе с ПСР, которая блокируется с отдельными депутатами из других партий. О такой возможности накануне говорил советник Эрдогана Бинали Йылдырым.

Второй сценарий — один из наиболее дискутируемых среди экспертов и политических обозревателей: коалиционное правительство ПСР с националистической ПНД. Во время предвыборной кампании ПСР и ПНД почти солидарно атаковали НРП Кылычдароглу, в то время как ПСР неожиданно мягко вела себя по отношению к националистам. Красноречивый факт: Давутоглу на митинге в родном для Девлета Бахчели городе Османие лично пресек словесные нападки на лидера ПНД. Впрочем, подобная коалиция довольно непрочна, поскольку едва ли в союзе с ПНД возможно выработать и реализовать действенную экономическую программу в условиях ухудшения макроэкономических показателей и угрозы финансового кризиса.

Третий сценарий — крайне маловероятный: коалиция большинства с участием ПСР и НРП. Во время предвыборной кампании о возможности такого развития событий спрашивали Кемаля Кылычдароглу. Тогда лидер НРП категорически отверг подобную возможность. Едва ли его позиция изменится после выборов.

Четвертый сценарий: коалиционный кабинет ПСР и прокурдской ДПН. По поводу такой послевыборной конфигурации было больше всего спекуляций в турецких СМИ, однако сопредседатель прокурдской ДПН Селахаттин Демирташ неоднократно заявлял о невозможности коалиции с ПСР.

Пятый сценарий: большая коалиция НРП, ПНД и ДПН без ПСР. У этих трех партий хватает мандатов, чтобы сформировать сильное правительство, однако националисты из ПНД едва ли пойдут на тесное сотрудничество с ДПН, поэтому такая коалиция возможна только на бумаге.

Шестой сценарий: коалиция меньшинства между националистами ПНД и кемалистами из НРП. Позиции двух партий по ключевым вопросом — за малым исключением — достаточно близки, поэтому их тактический союз выглядит вполне естественным. Однако в совокупности у НРП и ПНД 213 мандатов, что для формирования кабинета недостаточно, поэтому при такой конфигурации необходима поддержка со стороны отдельных депутатов от ДПН или ПСР, что в конечном итоге серьезно ограничит такому правительству возможности свободного маневра.

Можно предположить и другие сценарии развития событий. Если правительство не будет сформировано в течение 45 дней после выборов, согласно конституции президент может назначить новые парламентские выборы. Это гипотетически даст возможность Эрдогану сместить акценты в избирательной кампании, представив ПСР как партию стабильности и единственную реальную силу, способную обеспечить поступательное развитие страны. Весьма вероятно, что часть избирателей прислушаются к алармистским лозунгам и поддержат ПСР. Однако итоги таких выборов крайне непредсказуемы. Ведь полученный ПСР результат, помимо прочего, — это четкий индикатор эрозии электорального доминирования ПСР и влияния Эрдогана. В районах, где шла реальная конкуренция за симпатии избирателей, — в восточных и юго-восточных провинциях, в эгейском и средиземноморском регионе — ПСР потеснили конкуренты из НРП и ДПН. Процесс отступления начался: в абсолютных числах ПСР получила поддержку от 18,8 миллиона (в 2011 году — 24,4 миллиона), когда и как он разрешится — предсказать едва ли возможно.

Становимся ли мы свидетелями заката «эпохи Эрдогана»? Мало кто ставит под сомнения достижения его правления. За три его премьерских срока Турция оправилась от последствий кризисных 1990-х, средние показатели экономического роста до 2007-го составляли рекордные семь процентов, а уровень бедности серьезно снизился. По всей Турции осуществлено множество крупных инфраструктурных проектов: построены новые аэропорты, высокоскоростные трассы, комплексы социальных учреждений. Все это стало символом сегодняшней Турции, неслучайно ПСР ввела в оборот выражение «Новая Турция», хорошо знакомое по времени кемалистских реформ (знаменитое «Путь Новой Турции» Кемаля Ататюрка).

Но за годы правления ПСР было много неоднозначного в социально-политическом развитии Турции. С одной стороны, откровенное стремление «подтянуть» страну до европейского уровня через экономические и административно-политические реформы в соответствии с «Копенгагенскими критериями» — для вступления в Европейский союз. С другой — развертывание репрессий против политических оппонентов и рост числа «узников совести» и «государственных преступников», очевидные отступления от принципов либеральной демократии, масштабы которых даже обеспокоили Еврокомиссию. В этом ряду и настойчивое стремление ПСР ввести в общественно-политический дискурс такие традиционные проблемы из риторики исламистов, как снятие запрета на ношение платка-тюрбана, отмена специальных правил поступления в вузы для выпускников религиозных школ имам-хатибов, религиозные браки, развитие исламской экономики.

Прошедшие выборы во многом станут этапным событием и для страны, и для режима ПСР. Императивом для ПСР становится внутреннее переустройство исходя из изменившейся конъюнктуры (в том числе и консолидация рядов — примирение «старой гвардии» с молодыми партийцами) и необходимости оставаться в авангарде демократического процесса. В заявлениях Ахмета Давутоглу о демократических ценностях и народной воле в ночь подсчета голосов, а также в его обращении к прошедшим в парламент партиям с призывом о скорейшем запуске конституционной реформы можно увидеть стремление ПСР остаться во всех отношениях в авангарде политического процесса в Турции.

http://lenta.ru/articles/2015/06/08/turcelections/

0

14

Была в Турции в прошлом году. Страна очень понравилась

0

15

Rulen написал(а):

Была в Турции в прошлом году. Страна очень понравилась


я всё собираюсь)

0

16

0

17

0

18

Черкесы Турции на митинге потребуют черкесского телевидения, СМИ и школ. Уступит ли им Эрдоган?

Кавказские мухаджиры бьют тревогу, осознавая неизбежность ассимиляции в турецком обществе - Анзор Даур
https://onkavkaz.com/upload/004/u437/050/3beeaad4.jpg

Проживающие в Турции черкесы 12 марта готовятся провести митинг за сохранение языка и создание телевидения на родном языке. Шествие приурочено к празднованию Дня черкесского языка 14 марта.

Информацию об этом на днях передал ресурс «Кавказ.Реалии». По данным источника, организатором акции в Анкаре является Плюралистическая демократическая партия, а организатором акции в Стамбуле – ЧеркесФед.

Разорванное тело адыгского народа. Адыгам вряд ли позволят сложиться в единую политическую нацию

«Организаторы митинга отмечают, что создание телевизионного канала стало бы возможностью сохранить черкесский язык для будущих поколений в турецкой черкесской диаспоре, которая, по разным оценкам, насчитывает более миллиона человек. Практически каждый год в День черкесского языка в черкесских организациях проводятся мероприятия разного масштаба в защиту языка.

Многие ученые лингвисты отмечают плачевное состояние черкесского языка в Турции, хотя за последние несколько лет было прорывом то, что в одном из турецких университетов преподаватели из Адыгеи стали обучать черкесскому языку, литературе и фольклору.

Вследствие ассимиляционной политики, назначенной еще Ататюрком, нынешнее поколение черкесов в Турции сейчас не может говорить на родном языке. В 2002 году турецкие власти приняли решение относительно прав национальных меньшинств обучать своих детей в школах на родном языке (4-6 классы), что не очень поменяло ситуацию с черкесским языком», - сообщает «Кавказ. Реалии».

На вопросы портала On Kavkaz относительно уровня владения родным языком черкесами Турции и о том, какие надежды питает черкесская диаспора страны относительно возможности сохранения родной культуры, отмечает черкесский общественный деятель Аскер Сохт.

Насколько плачевен уровень владения родным языком среди Черкесской молодёжи Турции?

В возрасте до 20 лет за редким исключением дети владеют родным языком. Поколение 40-60 лет владеют на более высоком уровне. Но статистика владения языком не известна. Язык функционирует в семейно-бытовой сфере, но его сфера применения сужается.

Особенно на это влияет факт, что черкесское население из сельской местности перебирается в города и в этих условиях уровень коммуникации внутри черкесов нарушается и сфера применения языка сужается. Ситуация крайне плачевная.

Изменилась ли хоть немного в правление Эрдогана жесткая политика Турции, приводящая к растворению национальных меньшинств? Ведь он дал некоторые свободы в этом отношении курдам?

Общая стратегия Турции на европейскую интеграцию привела к тому, что турецкое государство взяло некие обязательства в области прав и свобод человека, в том числе национальных меньшинств перед Советом Европы.

Это комплекс политических реформ, которые обязалась проводить Турция на пути вступления в Евросоюз. Здесь произошли определенные законодательные изменения. На сегодняшний день они носят символический характер.

"Международная черкесская ассоциация перестала соответствовать целям, для которых создавалась"

Но, признаться, преследования представителей национальных меньшинств, которые стремятся сохранить этническую культуру и язык, ушли в прошлое. Сегодня этого уже нет. Но деятельной государственной политики по поддержке культурного и лингвистического разнообразия Турции не проводится.

Нет соответствующих институтов, бюджетных ассигнований, нет должного уровня развития теле/радиовещания и печатных СМИ на национальном языке, не издаются учебники и литература.

Турция, безусловно, продвинулась, но ей еще очень далеко до уровня, чтобы соответствовать высоким международным стандартам в области поддержки культурного и лингвистического разнообразия национальных меньшинств Турции.

Проблема создания черкесского телевидения или открытия черкесских школ в Турции упирается в законодательные запреты турецкого государства? Или в отсутствие средств на такие проекты у черкесской диаспоры?

Проблема создания черкесского телевидения упирается в нежелание государства финансировать из бюджета проекты в области поддержки культурного и лингвистического многообразия.

Шаги, которые предпринимает турецкое государство, в большей степени носят символический характер и ориентированы на Европу, презентуя себя, как страна, которая соблюдает права и свободы человека, в том числе представителей национальных меньшинств.

В практическом плане это далеко не так. В Турции проживает несколько миллионов черкесов, и нет ни одной теле-радио компании, вещающей на черкесском языке. Есть большое разнообразие курдских каналов, в том числе вещающих из Европы на Турцию. Проблема должна быть решена, но государство к этому еще не приступало.

Что принесут Северному Кавказу и кавказским общинам Турции объятия Москвы и Анкары?

Запретов нет, но и помощи нет. Необходимо также обратить внимание на тот факт, что само турецкое общество не совсем готово к этим переменам. Развитие мультикультурализма, поддержка национальных меньшинств, сохранение культуры, языка не находит широкой поддержки в турецком обществе.

Нет глубокого осознания ценности языков, культурного разнообразия. В этом плане турецкое общество, к сожалению, еще достаточно отсталое. Должно пройти много времени для того, чтобы это общество в реальности изменилось.

https://onkavkaz.com/news/1569-cherkesy … erdog.html

0

19

0

20

Наши страны снова не дружат? Так надоело это все(

0