Баран у горцев Северного Кавказа не столько символ сытости, сколько символ божества плодородия и продолжения рода. Об этом свидетельствуют следующие факты. В Северной Осетии в Даргавс-ком ущелье в святилище Фыры-дзуар некогда существовало каменное изваяние «святого барана» (тура). Кроме того, в Осетии существовал языческий ритуал, по которому женщины приносили в святилище глиняные фигурки баранов и обращались с мольбой к «святому барану», чтобы он даровал им детей [97]. «Овца» по-ингушски — «тва», и, по мнению А.Голана, это этноним одного из древних горнокавказских племен-двалов — «два-лы» [98], т.е. название племени есть самоназвание по имени «священного барана». Отсюда понятна семантическая тождественность нескольких вариантов одной и той же присяги, которая у вайнахов выражалась следующими словами: «клянусь солнцем», «клянусь могилой моих предков», «клянусь бараном» [99]. Отсюда и тот ореол святости и недоступности, которым окружался хлев, традиционно располагавшийся в нижнем уровне.

Сулименко - Башни Северного Кавказа 1997

http://s018.radikal.ru/i504/1301/26/22a7633c366c.png

Отредактировано 192.168 (2013-01-02 19:31:08)